ГЛАВА 1

Разговор с маленьким серым существом
Я решила выделить эту часть своего исследования в отдельную главу, потому что здесь я расскажу вам о длительной работе с одним единственным человеком — Дженис С. Работа с другими клиентами позволила мне получить очень ценную информацию, которая помогла мне перейти от исследования простых случаев с НЛО к более сложным. Моя работа с Дженис изменилась. И причиной этому стал непосредственный контакт с самими инопланетянами. Я получала от них различную информацию на протяжении трех лет. Я все больше и больше углублялась в сложные понятия и теории, которые мне никогда не удалось бы понять в самом начале моей исследовательской карьеры. Я всегда знала, что мне будут давать только ту информацию, которую я в состоянии осознать и понять. Если некая информация была слишком необычной или слишком уж невероятной, мне такую информацию не давали. Выработать у себя самого новое понимание какого-либо явления становится намного легче, если информацию ты будешь получать малыми дозами. Таким образом, то, что раньше казалось невозможным для понимания, начнет постепенно приобретать смысл, причем даже тогда, когда для этого приходится полностью поменять свой образ мышления.

Именно это и произошло во время моей работы с Дженис. В самом начале этот случай ничем не отличался от остальных. Разве что я получала относительно новую информацию. Потом мои исследования зашли в область настолько сложных понятий, что я решила не включать всю эту информацию в данную книгу. Эта книга уже становилась самой большой из всех написанных мною книг. Но когда наступило время выбирать какой именно материал необходимо вырезать, я встала перед сложным выбором. Для меня, как для исследователя, ценным был весь материал. Но по мере работы с Дженис мы перестали разговаривать об НЛО и коснулись темы других измерений и сложных теорий о времени и параллельных Вселенных. В то время я уже работала над книгой, касающейся этих проблем — «Криволинейное Мироздание». Именно поэтому я решила перенести часть материала именно в эту книгу. Возможно, к тому времени как выйдет книга, «Криволинейное Мироздание» читатель уже будет готов к понимаю более сложных теорий.

Впервые я встретила Дженис в 1989 году. Я уже занималась исследованиями НЛО и с 1987 года знала о существовании случаев похищения людей инопланетянами. В то время, чтобы встретиться с очередным клиентом, я иногда проезжала огромные расстояния. Я встречалась практически с каждым, кто просил меня провести сеанс гипноза. Сейчас я уже не могу этого делать. У меня настолько плотное расписание — лекции, собрания, семинары, что я уже не могу путешествовать по стране только для того, чтобы встретиться с одним человеком. Больше у меня такой возможности нет. Я все еще занимаюсь сбором информации, но проходит этот процесс уже не так спокойно, как когда я только начинала работать в этой области.

Летом 1989 года в печать вышла моя первая книга «Беседы с Нострадамусом, том 1». Тогда я отправилась в город Литл-Рок, чтобы прочитать свои первые лекции на тему предсказаний Нострадамуса. Многие люди просили меня провести сеанс регрессивного гипноза. Причем делали они это просто из любопытства. Были и такие, кто хотел провести сеанс по поводу похищений инопланетянами. Я знала, что это очень интересовало Лу, поэтому, когда я отправлялась в Литл-Рок, я старалась назначить как можно больше встреч на проведение сеансов касательно НЛО. Во время одной из таких поездок в этот город, после моей первой лекции, ко мне подошла женщина — Дженис. Она хотела поговорить со мной по поводу некоторых событий в ее жизни, которые ее очень тревожили. В августе 1989 года, когда я вновь приехала в Литл-Рок, Дженис пришла ко мне, и мы проговорили с ней целых два часа. Она пыталась понять странные события, которые происходили с ней на протяжении практически всей ее жизни.

Дженис было чуть больше сорока. Она никогда не была замужем, хоть и выглядела довольно симпатичной. Она не могла иметь детей из-за женских проблем, появившихся в период ее полового созревания. Больше всего она волновалась о своей анонимности, потому что занимала достаточно высокую должность системного аналитика в крупной корпорации. Она боялась, что если на нее падет даже малейшее подозрение в некомпетентности, то она потеряет свою работу. Она многие годы пыталась поговорить хоть с кем-нибудь об этих странных событиях, но ей это никак не удавалось. Я была первым человеком, которому она смогла довериться.

В этот раз я остановилась у своей подруги Пэтси. У нее был большой дом, и она разрешала мне встречаться там с клиентами и проводить сеансы гипноза. В тот день дом был полностью в нашем распоряжении. Я поставила диктофон на стол в гостиной, чтобы записать наш разговор с Дженис. По ходу разговора она стала намного спокойнее. Единственный раз, когда она обратила внимание на диктофон, это когда мне пришлось поменять кассету. Мы разговаривали на разные темы и иногда даже касались других сфер жизни Дженис, поэтому здесь я приведу только ту часть разговора, которая имеет отношение к делу.

Когда она, начала рассказывать о том, что так долго скрывала, говорила так быстро, что по началу я ничего не могла разобрать. Я была ошеломлена таким потоком информации и попыталась разобраться, попросив ее начать с самых первых воспоминаний.

Когда Дженис было 4 года, она проснулась с криками, что они пришли, чтобы забрать ее. Ее мать подумала, что это был просто кошмарный сон, и разрешила ей спать с включенным светом. Она помнила, что очень часто, когда играла в своей комнате, видела лицо в окне. Она знала, что они пришли, чтобы забрать ее. Тогда она выбегала из комнаты в коридор. Но никогда не могла убежать далеко — ее останавливали, она чувствовала себя парализованной и не могла двигаться. Она никогда не знала, сколько проходило времени, но когда приходила в себя, то уже стояла в коридоре. Ей было очень холодно, она еле дышала, а рядом стояла мать, трясущая ее за плечи. Такое происходило и тогда, когда она играла во дворе со своим братом. В такой ситуации, ее брат бежал в дом и кричал: «Мама, у нее опять началось то же самое. Она опять ушла». В детстве Дженис постоянно боялась, что они опять придут. Она также называла их «эти люди». Однако она никогда не знала, кто они такие.

Я попросила ее описать лицо, которое она видела в окне. Дженис сказала, что это был маленький человечек с большими и очень темными глазами, а потом он превращался в собаку, заглядывающую в окно. Естественно, когда она рассказала об этом своей матери, та ей не поверила. Окно Дженис находилось очень высоко от земли, и ни одна нормальная собака не смогла бы заглянуть в окно.

После того, как Дженис парализовало в коридоре, она попыталась объяснить маме, что находилась в каком-то другом месте. «Я знала, что находилась за пределами своего тела. Наверное, можно сказать, что это был ОВТ. Это как будто ты забираешь свою сущность и оставляешь свое материальное тело. То есть материальное тело остается здесь, а твой дух отправляется в другой мир». Иногда Дженис просыпалась утром и знала, что находилась в своей кровати не всю ночь.

В детстве, из-за некоторых заболеваний, Дженис несколько раз оказывалась под угрозой смерти. Однажды врачи даже сказали ее матери, что Дженис уже никогда не сможет ходить. Однако во всех этих случаях она каким-то чудом выздоравливала. Врачи никогда не могли объяснить, как это произошло.

Когда она повзрослела, она много раз переживала, случаи потерянного времени. Она знала, что происходило что-то необычное. О потерянном времени она узнавала от других, что вводило ее в еще большее замешательство. Ее мать как- то сказала: «Ты единственный человек из тех, кого я знаю, который может пойти в магазин и вернуться только через три дня». Дженис приходилось выпутываться и говорить, что она встретилась с друзьями и пошла к ним в гости. Тогда как на самом деле, она не знала, где находилась все это время. У нее были слабые воспоминания о том, как она опускалась на землю сквозь кроны деревьев, потом шла в магазин, покупала хлеб и шла домой. В то время она уже училась в старших классах и ее мать думала, что девочка ходила на какую-то вечеринку. Однако сама Дженис сказала мне, что она практически не пила и уж тем более не принимала наркотиков.

Такие странные случаи продолжались всю жизнь. Она шла в какое-то место, а приходила туда намного позже. Она не понимала, что происходило со временем. Она боялась, что если кому-то расскажет об этом, то ее отправят в психушку. Она сказала мне: «У меня было слабое ощущение того, что что-то произошло. И я очень быстро возвращалась. Теперь я уже знаю, что мое земное время и то время подлежали синхронизации. Именно это и придавало ощущение быстроты, и я оказывалась за рулем своей машины. Это была большая синхронизация».

Дженис росла с постоянным ощущением необходимости спрятаться, чтобы они ее не нашли. Она боялась, что то же самое начнет происходить и с ее семьей поэтому, когда ей исполнилось 18 лет, она уехала из дома. Она все еще не знала, что с ней происходит. «Со мной происходило что-то непонятное. Мне некому было рассказать об этом. Я боялась рассказывать об этом, потому что никто не поверил бы мне».

Примерно в 1987 году Дженис начала постепенно вспоминать о реальных контактах с неизвестными силами. Такие воспоминания приходили к ней неожиданно и, чаще всего, в самый неподходящий момент. Однажды это произошло на работе, как раз в тот момент, когда Дженис объясняла одной девушке, как совершать копирование на компьютере. «У тебя одновременно открыты два документа». Я попыталась ей объяснить. Я сказала: «Это похоже на то, как если бы ты находилась в двух местах одновременно». Телепатическая вспышка. «Да, синхронное время». Перед моими глазами словно пронесся фильм о синхронных жизнях. Меня накрыло такой силой, что мне пришлось извиниться и пойти в дамскую комнату. Я сидела в дамской комнате, а передо мной проносились знания о телепортации, о принципах ее работы и о том, как можно находиться в двух местах одновременно. Перед моим мысленным взором предстала картина того, как мое тело растворяется в воздухе, и я оказываюсь в штате Калифорния или в каком-нибудь другом месте, в котором я никогда не была. Пока все это происходило, в голове у меня было какое-то странное ощущение. Это не было похоже на «головокружение». Не знаю, как это можно назвать. Знаю только одно — когда я была в туалете, я получила уникальные знания. Это продолжается с 1987 года. Меня как будто чему-то учат».

В этом же 1987 году с Дженис произошло нечто странное, что пробудило в ней все эти воспоминания и в какой-то степени разъяснило все происходящее с ней.

Дженис: Я собиралась на совместный ужин (ужин, на который гости приходят со своим угощением). Я стояла в ванной перед зеркалом, как вдруг у меня возникло странное ощущение внутри головы. У меня появилось легкое головокружение, и я решила, что мне нужно сесть. От ванной комнаты до моей кровати было не очень далеко, но я так туда и не дошла. Я почувствовала, что начала выходить из себя.

Долорес: В каком смысле?
Дж.: Моя душа, мой дух. Наверное, это можно назвать опытом вне тела (ОВТ). Мне показалось, будто меня просто высосали из тела. Это произошло так быстро. Чуть ли не со свистом. Я видела себя, стоящую в ванной. Три часа спустя я все еще стояла на том же месте. Это было так же, как в детстве.

Д.: Но в этот раз ты смогла взглянуть на это со стороны.
Дж.: Да, точно. Именно поэтому мне и вспомнилось детство. Именно поэтому я и подумала: «Так вот что происходило со мной в детстве».

Д.: Ты покинула тело и могла смотреть на него со стороны.
Дж.: Да, я могла видеть свою физическую оболочку. Там был кто-то еще — может, мой ангел-хранитель. Я даже не стала смотреть. Я знала, что это кто-то знакомый мне. Он спросил: «Ты хочешь отправиться к своим истокам?»

Д.: Ты хочешь отправиться к своим истокам? Это интересно.
Дж.: Я говорила, рассказывала, молилась, посылала ... это тот уровень мощности и интенсивности, которого ты достигаешь, когда ты хочешь что-то сделать, и ты это делаешь. Многие дни и недели я говорила: «Я хочу этого. Настало время найти источник. Настало время отправиться к своим истокам. Настало время узнать, с чем я жила все эти сорок с лишним лет. И это время — сейчас». Он сказал: «Ты готова идти?» И я ответила ему, что готова. Во мне не осталось ничего материального, хотя я и видела свою физическую оболочку, стоящую посреди ванной комнаты.

Д.: То есть ты была... бестелесной. (Да). Л ты могла видеть сквозь стены?
Дж.: Да, я могла видеть сквозь стены своего дома.
Я смотрела на себя сверху вниз, через потолок. Я подумала, что это очень интересно. Мне совсем не было страшно. Теперь я уже знаю, что если бы я боялась, то этого бы никогда не произошло.

Д.: Да, тебя, наверное, сразу же вернули бы обратно в тело.
Дж.: Да..Мы поднимались вверх и проходили через разные уровни. Как слоеный пирог. Мы как будто проходили через разные слои. Там был уровень младенческой души. Потом мы поднялись еще выше, и там был уровень, не знаю, что-то духовное. Там мне показалось неуютно. Я посмотрела налево и увидела там демонов и монстров. Они приближались ко мне. И я сказала: «Стойте! Во имя Христа! Я не боюсь вас». Мы продолжили наше восхождение. Я посмотрела в одну сторону и увидела 19-й век. Посмотрела в другую сторону и увидела 1945 год. Я смотрела в разные стороны и видела везде разные исторические периоды. Это было похоже на то, как вы настраиваете телевизионные каналы. «Совершенно верно. Этот период находится именно здесь».

Д.: Ты видела все это, просто поворачиваясь по кругу и смотря в разные стороны ?
Дж.: Я поворачивалась не по кругу. Это больше походило на прямую линию.

Д.: Прямая линия? Но ты могла заглянуть в любое время?
Дж.: Я могла настроиться на любое время и посмотреть, что там происходило. Что там происходит.

Д.: Там все еще что-то происходит?
Дж.: Конечно. Все это происходит прямо сейчас. (Смеется). Я сказала этому человеку: «Там так красиво. Я хочу пойти туда». Он ответил мне: «Ты там уже была. Ты уже делала это. Это — время. Ты можешь отправиться туда, когда захочешь. Ты ведь хотела отправиться к своим истокам. Так что сюда ты отправишься в другой раз». Мы прошли мимо. Потом мы пришли в определенное место. И я подумала: «Вот это да! Я — свет. Я — свет. Ух ты». Свет, как от лампочки.

Д.: То есть ты была сделана из света?
Дж.: Да. Я вдруг превратилась в чистейший свет.

Д.: Ты уже больше не была похожа на свою материальную оболочку? Ты была светом?
Дж.: Да, я была светом. Потом я полетела к звезде и сказала: «Ух ты, я — звезда». Я перестала быть Дженис. Я была той звездой. Я посмотрела вокруг — все еще оставаясь звездой — и увидела, как расширяется Вселенная.

Я сказала: «Отлично! Это мое место во Вселенной». Теперь я знаю, почему все это происходило. Звезда или определенная доля неба является точкой, в которой духовная энергия может войти в тело. Она проходит через определенный сектор.

Эти слова мне что-то напомнили. Я вспомнила околосмертный опыт Мэг, который описан в моей книге «Между смертью и жизнью». Она тоже отправилась к звезде и ощутила всю полноту Вселенной.

Д.: Но по сути дела ты была существом, сделанным из света.
Дж.: В тот момент, да. Я оставалась там до тех пор, пока не поняла этого. А когда я осознала это — раз и... Каждый раз, как только я это понимала, я отправлялась в другое место. Потом я оказалась на уровне ангелов. Мы пролетали сквозь разные цвета, и я их чувствовала, я была каждым цветом. Когда мы прошли через них, я сказала: «Вот это да, я просто молекула. Я просто воздух». Я знаю, что на том уровне я была сама собой. Я существовала. Я обладала формой.

Д.: Ты все еще обладала личностью?
Дж.: Я обладала всем, чем угодно. Я была всем, чем мне когда-нибудь доводилось бывать, кроме телесной оболочки. Но если я хотела стать материальной, то мне нужно было всего лишь подумать об этом, и я сразу же становилась собой. Я видела Дженис, себя.

Д.: Значит, ты знала, что контакт не потерян.
Дж.: Я могла быть собой, если бы захотела... если бы захотела подумать... я также могла подумать «Эта энергия. Я хочу увидеть...» Как только я думала так, я видела то, что мне хотелось. Они сказали мне, что это мои истоки. Мне это понравилось. Они сказали, что я завершила этот уровень, и я согласилась с ними. На том уровне, ты как будто можешь обмениваться энергией. Как только я подумала, что это не мой источник, я отправилась дальше. Мимо того места, где нет времени. К уровню зарождения и мимо него. К уровню, где находилось Высшее знание и Древние. Я прошла через божественный уровень с его богами и отправилась прямиком к большой розовой кварцевой сущности. Это была самая безграничная любовь, которую я когда-либо ощущала. Я была счастлива оказаться у своих истоков. У меня было такое ощущение, будто меня оживили. Я подумала, что, может, я умерла. (Смеется). Я находилась там, греясь в теплой и прекрасной душе Бога. Это было великолепно. У меня аж мурашки по коже бегают, когда я об этом вспоминаю. А потом я услышала: «Пора возвращаться, дитя мое». Я не хотела уходить. Я плакала, потому что не хотела возвращаться назад. И я сказала: «Я не хочу быть одинокой. Там я всегда была одинокой. За мной придут те люди, а я не хочу этого». Как только я это произнесла, я мгновенно оказалась на космическом корабле. Для меня это было уже слишком. Я была в шоке. Находясь в металлической комнате, я не знала, вернулась ли я в свое тело или нет. Я поняла, что комната круглая и, что это космический корабль. Там же были и эти существа. Я очень устала и начала протестовать. А они начали говорить мне, что были рядом со мной с самого моего детства. «Мы здесь, чтобы защитить тебя. Мы здесь, чтобы помочь тебе. Ты помогаешь нам. Ты согласилась на это еще до того, как началась твоя материальная жизнь». Я прокричала «Этого не может быть!». Я подняла страшный шум. Я ничего не знала ни о каких космических существах. (Смеется). Тогда они показали мне листок бумаги. Я взглянула на него и сказала: «Вот мое имя. Вот моя подпись. Я и, правда, сделала это!».

Д.: А они сказали, на что ты согласилась?
Дж.: Они сказали, что я помощник. Очень часто, во многих ситуациях, через меня проходили различные энергии, которые меняли то или это, чтобы помогать людям. Чаще всего люди не знали, откуда приходила помощь. Да и я этого не знала. Они сказали, что мне ( гниет об этом известно. Что я должна была учиться. И что я никогда не останусь одна.

Д.: Как выглядел космический корабль?
Дж.: Он был сделан из серебряного металла. 06становка там напоминала больничную. В том смысле, ч то гам было неимоверно чисто, как в больнице. Там были инструменты. Комната была круглой. Там были всякие приборы, квадратные... не знаю, что это было. Что-то, похожее на экран. В комнате, в которой я находилась, стоял стол. В комнате также были — знаешь, есть такие кресла у окна? По всему периметру комнаты находились изогнутые кресла. На них можно было лечь или сесть и отдохнуть. Мы разговаривали в этой комнате. Там были и другие люди, и другие энергии. Они все стояли вокруг меня, и я даже не совсем понимала, где нахожусь. Но я помню, что пыталась все рассмотреть. Они разговаривали со мной, говорили мне про мое обязательство и говорили, что я не обязана его выполнять.

Д.: То есть ты могла, скажем, так, прекратить сотрудничество с ними?
Дж.: Конечно. Они сказали, что если я действительно не хочу этого делать, то я не обязана.

Д.: Это очень хорошо. Свобода воли.
Дж.: Да, мы действительно обладаем свободой воли. Они показали мне фильм о жизни.

Д.: На одном из тех экранов?
Дж.: Нет, не на экране. Они как будто передавали мне этот фильм в мыслях. При помощи телепатии. Они ничего не говорили. Я смотрела на Землю, и там были люди. Все они шли по двум различным путям. Мы выбираем, по какому пути идти — один из них ведет нас к более высокому уровню сознания, а другой нет. Но не все люди идут по этому пути. На том пути, который ведет к развитию сознания, все люди светятся белым светом. Этот путь связан с увеличением уровня вибраций человека, что необходимо для достижения более высокого уровня развития сознания. И в какой-то момент я перестаю понимать, что происходит — Земля сгорела, как это предрешено в Откровении Иоанна Богослова (Апокалипсис). Вероятность такого развития событий существует. Если вдруг такое произойдет, то люди, вошедшие на путь развития сознания, будут спасены.

Д.: Их спасут инопланетяне?
Дж.: Инопланетяне. Они заберут людей с планеты. Я видела, как взорвалась Земля. Я видела, как она превратилась в Солнце и просто исчезла. На ее месте осталась огромная дыра, как будто небеса вдруг стали черными. Если посмотреть на Землю, то можно увидеть, что она сине-зеленая. Но она внезапно стала желто-красной. Это был конец света. Теперь, когда та Земля исчезла, я увидела, как из черной дыры появляется новая Земля. Это действительно новая Земля. Может, это был какой-то символ. Я не знаю, что они хотели этим сказать. Я знаю для чего они показали мне все это — они знали, что я не верю в то, что мне удастся спастись. Я не спасусь. Они пытались мне помочь, а я все задавала им разные вопросы. Они говорили, что не каждый выбирает путь развития. Выбор за нами. Либо выбираем этот путь, либо нет. Вдруг я снова оказалась в своей квартире. Прошло уже три часа. Я не верила: «Инопланетяне! Я не знаю никаких инопланетян. Я ничего об этом не знаю!». Я снова была в своей спальне. Я снова была самой собой. Я вернулась через это место.

Д.: Через лоб?
Дж.: Когда я вернулась в свое тело, я ужасно хотела лечь в кровать. Тогда я подумала, что, хорошо, мол, я пойду немного полежу. Но мое тело не двигалось. Оно стояло на месте и говорило: «Ай-ай-ай, мы расстроились. Мы не можем дойти до кровати. Как же нам добраться до кровати?» Ответом было: «Идти». Идти? Идти. С этим у меня были проблемы. Там, в мире духов, если ты хотел куда-то пойти, тебе было достаточно подумать об этом, и ты уже шел туда. Я не могла управлять своим телом. К тому же я обнаружила, что я не знаю многих вещей. Например, что такое машина, что значит водить машину. Я была как ребенок, который должен всему учиться. Я должна была вновь привыкать к этому миру. Я буквально ощущала, как проходит моя повторная интеграция — ведь через меня прошло такое огромное количество энергии. Это все равно, как если взять 120 вольт и вложить их в лампочку на 60 ватт. Мое тело еще не до конца приспособилось к моему возвращению и пока еще не могло полноценно функционировать. На повторную интеграцию в наш мир у меня ушла неделя.

Д.: Неделя? Это может оказаться хорошим объяснением тому, почему люди не помнят многого из того, что с ними происходило. Они помнят это на подсознательном уровне, но не на уровне сознания.
Дж.: Да. Было время, когда я ничего не помнила, а было время, когда мне начали разрешать помнить все происходящее. Вначале мне это не очень нравилось. Но теперь я смирилась с этим и, по крайней мере, знаю, что со мной «не происходит ничего странного». Следующий восход Солнца был Гармонией Сближения. Я должна была пойти с какими-то людьми встречать рассвет. Вместо этого я взяла свою маленькую собачку, и мы вместе пошли на озеро. Солнце поднималось. И когда первый луч Солнца коснулся росы на траве, я увидела искру, и этой искрой была я. Они сделали так, что я знала об этой связи. Что я связана навсегда. Я плакала, потому что хотела уйти. Мне было очень одиноко. У меня было такое странное чувство одиночества, которое испытываешь, когда уходят твои родственники. Мне сказали, что они должны уйти. А я хотела, чтобы они остались и помогли. Я посмотрела в небо над озером и сказала: «Если я действительно связана с космическим кораблем, дайте мне знак. Реальный, физический знак. Покажите мне. Потому что я не верю в это». Итак, когда я уходила, я хотела получить знак, иначе, я решила, что не буду иметь с этим ничего общего. Это нелепо, странно и я больше не хочу. Хватит! Я возвращалась обратно к своей машине и начала смеяться. Я подумала, что они не подадут мне никакого знака. Я посмотрела вперед и увидела на земле какую-то искру. Я подумала, что это, наверное, осколок стекла. Я не собиралась туда идти и поднимать то, что увидела, поэтому прошла мимо. Как вдруг физически почувствовала, как меня тянет назад. Я уже шла к машине, как вдруг мне как будто кто-то закричал: «Стой! Назад!». Я вернулась к тому месту, где увидела искру. Ты никогда не поверишь, что я там нашла.

Дженис открыла сумку и вынула из нее маленький мешочек для монет. Из мешочка она достала маленький медальон. Когда она открыла его, то внутри медальона я увидела маленький предмет. Она положила его себе на руку. Это была маленькая металлическая звезда.

Дженис сказала: «Я не хотела ее потерять, поэтому вложила в медальон. Когда я нашла ее, она была полностью розовой. Теперь она постепенно становится серебряной».

Я осторожно взяла звезду в руки, чтобы посмотреть, из чего она сделана. «Это не похоже на металл. Это больше похоже на очень твердый пластик. Она такая маленькая... в ней и сантиметра-то нет».

Дж.: Когда я подняла ее, я сразу знала, где находится верхний конец звезды. Он особенный. И положить ее в медальон по-другому я не могу.

Мы играли со звездой и смеялись. Когда Дженис уже собиралась положить ее обратно в медальон, я внезапно решила рассмотреть ее поближе. Именно тогда я и заметила, что она похожа на мое кольцо. У меня есть необычное кольцо из серебра и бирюзы, которое оказалось у меня вследствие очень странных обстоятельств. В начале 1980-х гг., когда я си 1C не занималась исследованиями НЛО, одна женщина дала это кольцо одной из моих дочерей, и попросила, чтобы она передала его мне. Женщина сказала, что знает, что я не беру, денег за свои услуги, и она хотела отблагодарить меня за ТО, что я делаю. Она знала, что если бы сама предложила мне кольцо, то я бы отказалась, а, передав его моей дочери, она знала, что я не смогу его вернуть. Она была права — я считала, что оно слишком ценное, чтобы брать его. Но вернуть его я уже не могла, поэтому и оставила его себе. Я одела его на единственный палец, на который оно подходило — на указательный. Обычно я не ношу украшений, но это кольцо я никогда с тех пор и не снимала, что тоже очень странно. ()но нравилось многим людям, и многие спрашивали, не хочу ли я его продать, или хотя бы сказать им, где можно найти другое такое же кольцо. Мне кажется, что мое кольцо — единственное в своем роде. Я никогда не видела и не слышала о похожем кольце. У края кольца находятся семь серебряных шариков: пять внизу и два наверху. Они отделены Друг от друга серебряной полосой. Многие считают, что это какой- то символ. Единственная связь с серебряных дел мастером, изготовившим это кольцо, это знак в форме подковы или английской буквы U на внутренней стороне кольца.

Дженис приложила свою маленькую звезду к звезде на моем кольце, и они оказались абсолютно одинаковыми, даже размеры. Я была очень удивлена. Было ли это простое совпадение? Я позвала свою подругу Пэтси, которая сидела в соседней комнате, чтобы она тоже посмотрела. Мы все смеялись, но у нас было странное ощущение, что происходит нечто необычное. Пэтси тоже считала очень странным тот факт, что наши звезды так идеально похожи. Они были идентичны. Только вот звезда Дженис была серебристой, а мой камень был бирюзового цвета.

«Смотри», — сказала Дженис, — «Мне приходится хранить ее в медальоне в форме сердца, чтобы положить ее верхним концом кверху. Кольцо ты носишь точно также — тем же концом вверх».

Тогда мы практически ничего не знали об этом. Мы не знали, что совпадение наших звезд — это своего рода знамение. Знак того, что нам предстоит важная совместная работа. Была ли наша встреча случайным совпадением, или за этим стояло высшее предназначение или высшая сила?

Мы больше двух часов сидели за столом в гостиной Пэтси, обсуждая случаи из жизни Дженис и ее воспоминания. Все это записывалось на диктофон. Наступило время начать сеанс регрессивного гипноза. Главной проблемой для нас было решить, с чего начать. Мы ушли в гостевую спальню и, пока я готовилась, Дженис рассказала мне о случае, который произошел с ней совсем недавно. Это произошло за месяц до нашей встречи, в июле 1987 года, поэтому Дженис помнила все до мельчайших подробностей.

Проснувшись утром, она начала кашлять. Она села на кровати и вместе с кашлем у нее из горла начали вылетать большие сгустки крови. Она очень испугалась но, встав с кровати, она нигде не заметила ни пятнышка крови. Единственное, что она увидела, так это что-то, похожее на воду, на нижней части тела и на кровати, где она лежала. Она была уверена, что не могла описаться в кровати, потому что не чувствовала специфического запаха мочи. Это выглядело так, будто кто-то облил водой ее и кровать. Единственным неприятным ощущением было жжение в области влагалища. Дженис пошла в ванную, прополоскала рот, и кровотечение остановилось так же внезапно, как и появилось. Ее маленькая собачка была очень возбужденной, но Дженис решила, что она просто радуется возвращению хозяйки с работы. Кашель с кровью очень взволновал Дженис, и она в тот же день отправилась к врачу. Однако врач не нашел ничего, что могло стать причиной появления кровяных сгустков.

Так как это произошло совсем недавно, то я решила начать именно с этого случая. Если бы там не оказалось ничего интересного, то у нас было много других случаев, которые можно было рассмотреть. Войдя в гипнотическое состояние, Джгпис сразу же ушла в глубокий транс. Я отправила ее в ночь перед тем, как она проснулась тем утром, чтобы определить причину таких странных событий. Я сказала ей, что она может наблюдать за всем происходящим в качестве стороннего наблюдателя. Тогда она не будет ощущать ни физического, ни психологического дискомфорта.

Д.: Я буду считать до трех и на счет три мы окажемся в твоем доме, вечером предыдущего дня, когда ты готовишься ко сну. И ты сможешь рассказать мне, что происходит. Раз, два, три. И так, мы на месте. Что ты делаешь? Что ты видишь?
Дж.: Я смотрю на свою собаку. Он так странно смотрит по сторонам. Очень странно. Я знаю, что он смотрит на что-то, чего я пока не вижу. Но я знаю, что это что-то уже здесь, потому что я чувствую это.

Д.: Что ты чувствуешь?
Дж.: Это они. Это они. Я хочу, чтобы он пошел ... (тяжело дышит) со мной, потому что они уже идут.

Л .: А он когда-нибудь это делал?
Дж.: Да, он уходил.

Д.: Правда? Интересно, нравится ли ему это?
Дж.: (Судя по всему, она начинала испытывать сильнейший страх). Я не знаю.

Д.: Хорошо, расскажи, что происходит.
Дж.: Я очень устала. У меня не осталось ни капли энергии. Куча проблем на работе. Они говорят, что мы должны что-то сделать. (С ужасом). Я не знаю, куда мы идем. У меня болит голова.

Я сразу дала ей необходимые указания, чтобы снять все физические ощущения. Через несколько секунд, судя по ее лицу, она уже не испытывала такого сильного стресса и головная боль тоже, должно быть, прошла.

Д.: Где они?
Дж.: Они пришли через окно.

Д.: Что? Забрались через окно?
Дж.: Нет, прямо через стену. (Это беспокоило ее). Прямо через стену.

Д.: Как они выглядят?
Дж.: Чуть ниже меня. Я знаю их, но каждый раз, когда это происходит, я немного боюсь. (Глубокий вдох).

Д.: Да, я тебя понимаю. Это вполне нормально. Но когда ты будешь рассказывать мне об этом, тебе не будет страшно.
Ты поняла меня? (Судя по ее состоянию, она была очень напугана). Тебе не нужно бояться, пока ты разговариваешь со мной, потому что я рядом. И я никуда не уйду. Сколько их?
Дж.: (Голосу нее дрожал, казалось, она вот-вот расплачется). Двое.

Д.: Ты хочешь рассказать мне, как они выглядят?
Дж.: (Голос Дженис все еще дрожал). У них вообще нет волос. Глаза у них большие и карие. Кожа у них не похожа на нашу. Она отличается. Вроде бы на них есть одежда, но я не знаю, одежда ли это.

Д. А в чем отличие их кожи?
Дж.: Она очень сухая на ощупь. Как бумага. Скорее, даже, как гофрированная бумага. (Голос Дженис не переставал дрожать).

Д.: Я поняла тебя. (Дженис начала плакать, она плакала от страха). Все хорошо, я с тобой. Что случилось?
Дж.: (Она плакала и вначале я понимала ее с большим трудом). Они хотят, чтобы я пошла с ними, но я... я сказала, что я еще немного хочу остаться здесь. Я хотела сохранить своего ребенка. (Плачет).

Это был настоящий сюрприз. В нашем разговоре перед началом сеанса, Дженис сказала мне, что не могла иметь детей.

Д.: Что ты имеешь в виду?
Дж.: Пришло время для того, чтобы они забрали меня, но я хотела остаться и подержать его еще немного.

Д.: Ты беременна?
Дж.: Думаю, да. Они называют это по-другому. Не знаю точно, как именно. Они просто говорят, что мне пора идти.

Д.: А как ты выходишь из комнаты?
Дж.: Мы проходим через стену так же, как и они.

Д.: Ты чувствуешь, как ты это делаешь?
Дж.: Да, я чувствую. Они создают определенное место, где это можно сделать. Ты и, правда, проходишь прямо сквозь нее. И вот, тебя уже нет в комнате.

Д.: Значит, твое материальное тело проходит прямо сквозь стену?

Я хотела удостовериться в том, что это не был «опыт вне тела». Первый подобный случай, с которым я столкнулась, Пыл случай с Джоном. Тогда, я очень удивилась, что материальное тело человека могло проникать сквозь твердые предметы как, например, стены или крыша. После этого, каждый раз, когда я сталкивалась с подобными случаями, я всегда ( разу же определяла, было ли это физическое тело человека, или же это был всего лишь духовный опыт. Человек всегда точно знает, что именно это было.

Дж.: (Голос стал увереннее). Это как-то связано с перестановкой молекул. Они показали мне, как это происходит. Это забавное ощущение, когда все начинается.

Д.: А что ты чувствуешь?
Дж.: Твое тело начинает немного неметь. А потом ты чувствуешь, как оно тает. Оно просто тает и как будто растворяется в воздухе. Ты как будто становишься воздухом. Но это не так — ты находишься в воздухе, но у тебя есть своя форма. Она более плотная, чем воздух.

А происходит следующее: твое тело ускоряется до того момента, пока его уровень вибраций не будет отличаться от уровня вибраций твердого предмета, через который необходимо пройти. Так ты можешь пройти через твердый предмет.

Д.: Это очень необычно.
Дж.: Да, это странно.

Д.: Что происходит потом? После того, как вы прошли через стену?
Дж.: Вокруг темно. Мы продолжаем двигаться. Я не знаю, каким именно образом я двигаюсь.

Д.: Они все еще р ядом с тобой?
Дж.: Они находятся по обе стороны от меня. Моя собака тоже со мной.

Нечто подобное я уже слышала. Когда тело человека проводят через стену или через потолок, человека сопровождают на корабль. При этом по обе стороны от человека находятся инопланетяне. Может это часть системы транспортировки. Может для того, чтобы человек мог двигаться по воздуху к кораблю, рядом с ним обязательно должны находиться пришельцы.

Д.: Значит, пес тоже прошел сквозь стену. Интересно, что он при этом почувствовал?
Дж.: Ему не было страшно.

Д.: Ты видишь, куда ты направляешься?
Дж.: (Дыхание снова становится тяжелым). Я внутри корабля. Я на столе.

Д.: Как ты попала на корабль?
Дж.: Я не знаю. Не помню. Я просто знаю, что я уже внутри.

Эта деталь тоже часто повторяется в разных случаях. Многие не помнят, как попадают на корабль, если он висит в воздухе. Может быть, они проходят через внешнюю оболочку корабля так же, как и через стены своего дома. Если это так, то, судя по всему, это вызывает провалы в памяти. Если корабль находится на земле, то люди помнят, как входят внутрь по лестнице или по трапу.

Д.: Что происходит сейчас?
Дж.: Они заставляют... я ложусь. И мы опять будем это делать.

Д.: Делать что?
Дж.: Это как у гинеколога. Я не знаю, как они это делают, потому что я всегда засыпаю. (Расстроенным топом). Я хотела знать. Я умоляла их рассказать мне, как они это делают.

В самом начале своей исследовательской карьеры я узнали, что получить ответы можно даже тогда, когда материальное тело человека находилось в состоянии сна. Можно обращаться прямо к подсознанию, ведь оно никогда не спит (даже при проведении операций). Именно поэтому оно может дать объективные и подробные ответы.

Д.: Я думаю, мы сможемузнать это. Ты хочешъ узнатъ об этом?
Дж.: (Всхлипывая). Думаю, да.

Д.: Ты хочешь остаться наблюдателем и смотреть своим сознанием, пока твое тело спит на том столе? Как ты думаешь, мы сможем это сделать?
Дж.: Не знаю. Мне кажется, что прямо сейчас я нахожусь именно там. Я сейчас там. Прямо там. (Всхлипывает).

Д.: Спроси кого-нибудь из них, можно ли тебе наблюдать со стороны. Посмотрим, что они скажут. (Нет). Они сказали, нет? А мы можем задавать вопросы? (Да).

В этот момент голос Дженис неожиданно изменился. Когда она сказала «да», ее голос уже не был таким испуганным. Он звучал более властно.

Д.: Хорошо. Тело спит? Правильно?
Дж.: Оно не находится в состоянии сна.

Этот голос явно не принадлежал Дженис. Он был монотонным и механическим, словно голос робота. Каждый звук произносился отдельно, а не так, как мы произносим звуки — когда они сливаются в одно целое. Иногда этот голос становился таким глухим, что практически походил на эхо. Именно таким голосом и говорила Дженис. Я не верила, что она может говорить таким голосом. Он совсем не был похож на голос Дженис. Дженис разговаривала этим голосом до самого конца сеанса. До тех пор, пока в самом конце мы не попросили это существо удалиться. Однако такая перемена голоса меня не удивила. Со мной уже бывало такое. Я решила воспользоваться сложившейся ситуацией и задать интересующие меня вопросы.

Д.: Если тело не находится в состоянии сна, тогда что же с ним?
Дж.: Это такое состояние сознания, к которому вы не привыкли.

Д.: А почему она должна быть в таком состоянии сознания?
Дж.: Чтобы не чувствовать боли.

Д.: Это очень хорошо. Мы не хотим, чтобы она испытывала боль. А что может причинить ей боль?
Дж.: Рождение человека.

Д.: Так значит это, правда. Она рожает?
Дж.: Да, это роды.

Д.: Ты можешь сказать мне, что происходит?
Дж.: Все то же самое, что и во время родов на Земле.

Д.: Но на Земле это проходит естественным путем.
Дж.: Здесь тоже все естественно.

Д.: На Земле, во время родов, женщина испытывает боль во время схваток.
Дж.: Именно поэтому она и находится в состоянии измененного сознания — чтобы не чувствовать боли.

Д.: Я буду права, если предположу, что эмбрион не очень большой?
Дж.: Совершенно верно.

Д.: Значит, он должен выходить очень легко.
Дж.: Будет больно. Этот человек никогда не рожал детей на Земле.

Д.: Она знала об этом?
Дж.: Не всегда. Иногда она знала об этом. Но не постоянно. Она чувствовала, что была беременна. С пей происходило то же самое, что и с другими людьми па Земле — у нее увеличивался живот, и поэтому она шала, что происходит.

Д.: А менструации у нее прекратились?
Дж.: У нее больше нет менструаций.

Д.: Но они не обязательны? (Нет). Главное, чтобы была матка?
Дж.: Даже матка не нужна. Все дело в энергии чело- иеческого тела, противопоставленной гормональным выделениям человеческого тела.

Д.: Я очень хочу понять. Мы знаем, что для того, чтобы плацента могла присоединиться к матке и питать растущий плод, необходимо наличие матки и гормонов.
Дж.: Плод живет не такой жизнью, как ваш человеческий ребенок, вынашиваемый матерью. Например, если мать идет куда-то по своим делам, то плод ощущает все то же самое, что и мать.

Д.: Значит, все это можно проделать с женщиной любого возраста.
Дж.: Верно. Но все-таки это должна быть особенная женщина. Ведь для участия человека в этом проекте, должны выполняться определенные условия.

Д.: А ты можешь сказать, что это за условия?
Дж.: (Методично, как будто рассказывая заученное наизусть). Требованиями являются: диета — поддержание определенного уровня существования, и некоторые другие, которые мы можем обсудить позже.

Д.: Но это подойдет практически ко всем женщинам.
Дж.: Не ко всем женщинам.

Д.: А в чем будут заключаться отличия?
Дж.: Потому что большинство женщин занимаются определенными вещами. Из-за уровня концентрации большинства женщин. Потому что во время этого процесса мы поддерживаем связь с мозгом женщины. Объекты выбираются в соответствии с критерием развития существа, уровня развития матери. Это очень сложный процесс.

Д.: У меня очень много вопросов к тебе. Я очень интересуюсь этой проблемой. Ты говоришь о сексуальной активности?
Дж.: Это тоже очень важный фактор.

Д.: Потому что это влияет на гормоны, на эмоции и на все остальное.
Дж.: Это больше влияет на сущность матери, чем на ее гормональное состояние. Говоря языком Земли, это влияет на ее духовный уровень.

Д.: Значит, не каждая женщина подходит для этого.
Дж.: Совершенно верно.

Д.: А раньше вы с ней уже это делали?
Дж.: Да.

Д .: В процессе своей работы я узнала, что воспроизводство осуществляется также и путем клонирования.
Дж.: Да, у нас есть проекты по клонированию. Но это отдельные проекты и они никак не связаны с этим проектом. Некоторые женщины принимают участие в обоих проектах, некоторые только в одном.

Д.: Если вы можете производить потомство путем естественных родов, то зачем вам тогда клонирование?
Дж.: Потому что в отличие от естественного способа, при клонировании не может быть генетических изменений.

Д.: Ты можешь объяснить мне? Я кое-что знаю про клонирование. Это ведь точная копия.
Дж.: Клонирование это и есть создание абсолютно точных копий. При естественном процессе используются внешние стимулы, которые влияют на этот процесс. При использовании этих методов появляются два абсолютно разных типа людей.

Д.: Значит, клон это точная копия. А у ребенка, родившегося естественным путем, генетический код будет отличаться от генетического кода матери. Правильно?
Дж.: Совершенно верно. Он воспринимает все экстрасенсорные стимулы, воздействию которых подвергается мать во время беременности.

Д.: Ты имеешь в виду клона или естественного ребенка?
Дж.: Естественного ребенка.

Д.: Значит ли это, что клон будет менее эмоциональным и более сдержанным человеком?
Дж.: Только если его мать была такой. Ты никак не можешь понять, что клон содержит в себе и является всем тем, чем является его мать. При естественном процессе ребенок тоже является всем тем, чем является его мать. По плюс к этому он является еще и тем, чему была подвержена его мать во время беременности.

Д.: Так вот в чем разница.
Дж.: И очень большая разница. Мы пытаемся объяснить тебе, что пока эмбрион находится в утробе матери, он проживает ее жизнь вместе с ней.

Д.: Чувствует то же, что и она.
Дж.: Абсолютно правильно!

Д.: А клон этого не делает. Л можно спросить, как был зачат этот плод? Его отец тоже был человеком?
Дж.: Сейчас мы не будем это обсуждать. Мы откроем эту информацию. Но вначале мы должны удостовериться в том, что тебе можно доверять.

Д.: Я согласна. Я всегда задаю все вопросы, которые меня интересуют, если только мне не запрещают этого делать.
Дж.: Мы хотим знать, что ты делаешь с полученной информацией и как ты ее используешь.

Д.: Я сделаю с ней все, что вы захотите.
Дж.: Пока ты не получишь полное представление обо всем, ты не должна раскрывать эту информацию людям.

Д.: Я согласна. Я все равно хочу узнать все. Не хочу, чтобы что-то осталось недосказанным.
Дж.: Мы также хотим напомнить тебе, что ты должна защищать данного человека.

Д.: Сейчас яустановила вокруг нее защиту. Ты именно это имеешь в виду?
Дж.: Нет. Мы хотим сказать, что то, как ты используешь полученную информацию, непосредственно отразится на жизни этого конкретного человека.

Д.: Да, вы правы. Большинство людей, с которыми я работала, не хотели быть узнанными. Они хотели оставаться неизвестными. Это очень важно, потому что люди не хотят, чтобы их жизнь менялась. Я всегда пытаюсь уважать их желания.
Дж.: Именно поэтому мы с тобой и разговариваем. Потому что ты очень ответственный человек.

Д.: Я сделаю все для того, чтобы никто не узнал, кто она такая. Но я не всесильна. Но я постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы никто никогда не узнал ее настоящего имени. Вы именно это имели в виду ?
Дж.: Да, сейчас все должно быть именно так. У нас есть другие дела. Она очень высокоразвитый человек. Она понимает намного больше других. Поэтому на нее у нас большие планы, и мы не хотим, чтобы чье-то любопытство нарушило эти планы.

Д.: Да уж, любопытных людей очень много. Похоже,у меня тоже будут проблемы.
Дж.: Их не будет, если нам позволят защищать и тебя тоже.

Д.: Я бы очень хотела этого. Потому что я чувствую, что буду бывать в таких местах, где будет царить очень негативная обстановка.
Дж.: Верно.

Д.: И скептицизм.
Дж.: Верно.

Д.: Я буду, рада любой защите, которую вы сможете мне предоставить.
Дж.: Благодаря своему кольцу ты будешь знать, что мы всегда рядом.

Это было именно то бирюзовое кольцо, о котором я говорила ранее. То, которое оказалось у меня таким странным образом. То, которое я никогда не снимала.

Д.: Это кольцо меня очень интересует. Ты можешь мне что-нибудь о нем рассказать?
Дж.: Вы, земляне, всегда думаете, что НЛО прилетают к вам со звезд. Звезда для вас это символ, с которым ВЫ связаны. Мысленно ты всегда с нами. Ты взялась за к), чтобы развеять миф о том, что мы злые существа и несем только зло.

Д.: Да. Но ведь вся полученная мною информация носит только положительный характер.
Дж.: Она и является положительной. Однако я должен предупредить тебя, что на свете существует сила, которая может повести себя совсем по-другому. Эта сила является тем, что вы называете оборотной стороной монеты.

Д.: Но я знаю, что вы не такие.
Дж.: Верно.

Я и не думала, что вы окажетесь плохими.

Дж.: Но должна знать, о существовании этой негативности. Ты также должна знать и о том, что в своей работе ты, может быть, столкнешься с этими плохими существами. Человек сам выбирает, с кем он хочет сотрудничать. Необходимо сделать этот выбор.

Д.: Я уже слышала об этих плохих существах. Но я не хочу иметь с ними ничего общего.
Дж.: Если ты уже сделала свой выбор, то ты не должна бояться. Ты не коснешься этой плохой стороны. Они могут появиться рядом с тобой. Они могут окружить тебя, но ты будешь защищена от их влияния.

Д.: Это замечательно. Я очень ценю, потому что все, что мне нужно, это информация.
Дж.: Именно информацией мы и хотим поделиться.

Д.: Хорошо. Могу я узнать, с кем или с чем я разговариваю?
Дж.: Я не понимаю твоего вопроса.

Д.: Ну, яуверена, что я разговариваю не с подсознанием Дженис. Ведь это так?
Дж.: Да, ты разговариваешь не с ее подсознанием.

Д.: Ас кем я говорю? Не Обязательно называть имя. Мне просто интересно, кто ты.
Дж.: Взгляни на обложку книги «Контакт», и ты увидишь меня. Именно поэтому Дженис так реагировала на эту книгу. Она знакома с нами. Она знает, что по земным меркам иногда может показаться, что мы причиняем боль. Некоторые земляне могут подумать, что мы злые и бесчувственные существа. Но ей мы позволили узнать, что скрывается за всем этим. Мы рассказали ей, что это просто точка зрения человека. Она смогла изменить свою точку зрения, понять смысл того, что мы делаем и то, какую боль мы можем ей причинить. Она знает, на что она согласилась и знает, что боль это всего лишь второстепенные последствия ее согласия. Она знает (и мы постоянно напоминаем ей об этом), что она может отказаться от сотрудничества в любой момент. Она знает, что мы никак не отреагируем на то, что в какой-то неудобный для нее момент она откажется продолжать все это. Мы говорили ей, и она знает, что в любой момент она может получить от нас любую необходимую ей помощь.

Д.: Все это просто замечательно. Знаешь, среди людей бытует мнение о том, что вы очень черствые и бесчувственные существа, что вы причиняете людям боль, и их судьба вас совсем не интересует.
Дж.: Согласно вашим стандартам все это правильно. Проблема людей заключается в том, что они не могут перейти на нашу сторону и взглянуть на все это нашими глазами. Такие люди, как Дженис, с которой ты разговариваешь, способны стать нами, познать наши цели, познать наши мысли и познать нашу сущность. Именно поэтому они знают, что мы причиняем боль не просто потому, что хотим причинить боль. Мы чувствуем боль не так, как это делаете вы. Поэтому иногда нам сложно понять, что мы причиняем вам боль.

Д.: Понятно. Это потому, что у вас другая нервная система?
Дж Именно поэтому.

Д.: Значит, в физическом плане вы развиваетесь не так, как люди? (Нет). Вы способны испытывать эмоции?
Дж.: Мы способны симулировать эмоции. У людей же эмоции встроены в самую суть человека. У нас это нe так.

Д.: Вы больше похожи, не хочу сказать на машины, на искусственных людей, чем на людей, появившихся путем генетического воспроизводства.
Дж.: Извини. Вопрос не точен.

Д.: Я пытаюсь придумать, как правильно выразиться. Я привыкла к тому, что люди обладают эмоциями. Машины не имеют эмоций. Их производят. Они не появляются естественным путем, как люди.
Дж.: Мы чувствуем. Но наши чувства отличаются от наших.

Д.: Ты можешь помочь мне понять?
Дж.: Если ты дотронешься до меня, то я это почувствую. Это не передается ... это не значит, что я буду ощущать то Же, что и ты. Просто мое сознание знает, что ты до меня дотронулась. Я чувствую прикосновение, но не так, как его чувствуют люди. Это процеcc; телепатическое прикосновение, а не физическое. М и действуем на уровне телепатии. На нашем уровне развития чувства испытываются посредством знания. Ваш же уровень предполагает более физическую модель эмоционального прикосновения.

Д.: Я думаю о том, как люди гладят друг друга, особенно, когда они гладят и ласкают ребенка.
Дж.: Мы учимся. Мы хотим соединить два разных типа эмоций и понять их. Процесс интеграции включает в себя развитие до телепатического уровня чувств н интеграцию с ним, а также развитие до сенсорного уровня чувств и интеграцию с ним.

Д.: Ясно. Значит, вы не испытываете таких чувств, как любовь или ненависть?
Дж.: Мы их не понимаем, но можем испытывать эти чувства. Для нас это нечто совершенно другое.

Д.: Значит, вы можете чувствовать злость?
Дж.: Мы можем испытать любое чувство, которое можете испытывать вы, но мы воспринимаем эти чувства, как противоположность воздействию на наше материальное тело.

Д.: Значит, вы не такие уж и черствые.
Дж.: Совершенно верно. Мы ощущаем эти эмоции, но они не оказывают такого влияния на наше материальное тело, как это происходит у людей. Стресс — это неотъемлемая часть жизни человека. Он разрушает тело. Он оказывает влияние на сознание. Он оказывает влияние на молекулярную структуру тела.

Д.: И вы пытаетесь ...
Дж.: Я пытаюсь сказать тебе, что если мы будем испытывать стресс, то он не будет оказывать такого влияния на наше тело. Однако мы тоже можем испытывать стресс — в нашем сознании. Мы пришли не для того, чтобы принести вред. Мы пришли не для того, чтобы захватить вашу планету. Плохо, что вы не можете этого понять.

Д.: Я верю тебе.
Дж.: Да, ты веришь. Но я говорил обо всех вас — о человечестве.

Д.: Такое своеобразное отсутствие чувств стало результатом того, что ваша раса развивалась другим путем?
Дж.: Причиной этого является лишь то, что там, где мы развивались, мы развивались по-другому. Не потому, что чувств у нас не было. Потому что мы их не знали. Для нашего существования они были не важны.

Д.: Я просто думала, что может быть, наше развитие начиналось одинаково и лишь, потом пошло разными путями.
Дж.: Мы начали так, как мы начали. Именно поэтому наM трудно понять земные эмоции и некоторые способы существования, которых вы придерживаетесь.

Я остановилась, чтобы перевернуть кассету в диктофоне.

Д.: Ты, наверное, знаешь, что я пользуюсь определенным механизмом.
Дж.: Мы знакомы с механизмами.

Д.: Этот аппарат записывает голос и позволяет мне прослушивать его в любое другое время. Слова.
Дж.: Мы сохраняем голос в сознании.

Д.: Мы на такое не способны, поэтому у меня есть небольшой прибор, который помогает мне в этом. Когда мне нужно, я могу снова прослушать все записанное и снова все обдумать.
Дж.: Ты можешь сохранять все это в своем сознании.

Д.: Но это слишком сложно — такое большое количество информации.
Дж.: Все дело в само... (Не может подобрать нужное слово). Дело в сортировке информации, в распределении ее по категориям и в ее хранении.

Д: Ну, я могу это делать. Но не с любым объемом информации.
Дж.: Дело в создании образов и отслеживании них образов. Это похоже на то, как мы летаем. Мы представляем себе образ вашей планеты или любого другого нужного нам места. И чтобы отправиться туда, нам не нужно физически туда лететь.

Д .: Мы сейчас находимся в нашей атмосфере?
Дж.: Да, в вашей.

Д .: Но то место, откуда вы изначально прибыли? Находясь там, вы просто представляете себе, куда хотите отправиться?
Дж.: Совершенно верно.

д .: И вашему кораблю не нужен никакой источник энергии?
Дж.: Источником энергии для нас является мысль.

Д.: Этого достаточно, чтобы управлять целым кораблем?
Дж.: Этого достаточно, чтобы управлять несколькими кораблями.

д .: А это коллективная мысль или мысль какого-то одного человека?
Дж.: Это может быть мысль одного человека или коллективная мысль.

Д.: Наши ученые считают, что у вас должна быть какая- то энергия: механическая, электрическая или что-нибудь в этом роде.
Дж.: Есть корабли, которые используют различные источники энергии. Вот, в чем ваша ошибка. Вы считаете, что все корабли должны использовать одну и ту же энергию. Ведь так?

Д.: Ну хотя бы ту энергию, которая нам известна: горючее топливо или что-то другое.
Дж.: А вы знакомы со световой энергией?

Д.: Только в плане электричества.
Дж.: Мы передвигаемся не при помощи света, а при помощи световых частот. Невооруженным глазом их не увидишь.

Д.: Мне представляется что-то вроде лазера.
Дж.: Почти правильно.

Д.: Почти? (Смеется). Разве лазерная частота не выше частоты света?
Дж.: Да, она выше частоты вашего света.

Д.: Л как насчет микроволн — сверхвысокочастотных волн?
Дж.: Нет, это совершенно другое.

Д.: Ну, ладно. Итак, вы можете путешествовать на материальном корабле по этой частоте, используя мысль. (Да). Используя мысль, вы можете дематериализоваться и снова материализоваться в другом месте?
Дж.: Правильно.

Д.: Ну, хорошо. Мы уже думаем о путешествиях со скоростью света.
Дж.: Это быстрее, чем скорость света.

Д.: Это похоже на то, как Дженис прошла сквозь стену?
Дж.: Похоже, но для путешествий мы используем иной процесс. Проход через твердые вещества использует процесс, отличный от того, которым мы пользуемся при перелетах из своей Вселенной в вашу.

Д.: Только потому, что при этом вы не проходите сквозь твердые объекты? Поэтому это другой процесс?
Дж.: Совершенно верно.

Д.: Но ведь это все равно дематериализация и повторная материализация в другом месте. Правильно? Я очень хочу попить.
Дж.: Сейчас я не могу тебе этого объяснить. Я могу сказать тебе только то, что существует два разных процесса перемещения. Один процесс — это ее переход сквозь стену, другой процесс — это ее перемещение от н пешней стены к кораблю. Из-за этого у людей иногда возникают трудности с повторной адаптацией при возвращении в ваши временные рамки и ваш уровень вибрации. Частота вибраций во время двух этих процессов разная. Чтобы замедлить ее, необходимо время. Нее зависит от того, как человек возвращается.

Д.: При перемещении частота вибрации увеличивается и ее необходимо замедлять.
Дж.: Правильно. Иногда это вызывает трудности при привыкании. Появляется потеря ориентации, которую мы пытаемся прекратить, как только понимаем, что она имеет место.

Д.: Скажи, а вы отличаетесь по половым признакам? (Да). То есть у вас есть мужчины и женщины? (Да). А потомство вы воспроизводите так же, как и мы?
Дж.: У нас есть выбор.

Д.: В каком смысле?
Дж.: Мы можем размножаться так же, как вы. И у пас есть и другие способы размножения.

Д.: Какие?
Дж.: Два из них я уже тебе описывал.

Д.: Клонирование и этот метод с Дженис? (Да). Мне интересно, что будет с этим ребенком? То есть, зачем вам понадобился ребенок, который наполовину является человеком?
Дж.: Такой ребенок будет обладать всеми физическими характеристиками человека и ментальными возможностями нашей расы.

Д.: Но разве вы сами не обладаете прекрасными физическими способностями?
Дж.: Мы считаем вас красивыми. Мы обладаем физическими способностями, но они отличаются от ваших.

Д.: Я думала, что своих способностей вам будет достаточно, и вы не будете ...
Дж.: Дело не в том, довольны мы своими способностями или нет. Вам еще предстоит этому научиться. Отличающийся от...

Д.: Что ты имеешь в виду?
Дж.: «Отличающийся от...» противопоставлено понятию «недовольный чем-то». Дело не в том, что что-то лучше, чем что-то другое или хуже. Дело в том, что что-то отличается от чего-то другого.

Д.: Именно это я пыталась понять. Почему вы хотите изменить внешний вид своей расы ?
Дж.: Это не меняет как таковой внешний вид нашей расы. Потому что это не наша раса. Так же, как ваша раса это не ваша раса, как таковая.

Д.: В каком смысле?
Дж.: Это не та или другая раса, а некая раса.

Я не поняла, что он имеет в виду создание новой, отдельной расы.

Д.: Ты хочешь сказать, что все принадлежат одной и той же расе?
Дж.: В конце концов, так и будет.

Д.: Именно так и началось?
Дж.: Я не понимаю вопроса.

Д.: Мы все когда-то были одой расой?
Дж.: Я объяснял тебе, как по-разному мы испытываем эмоции. Если мы соединим эти различия в одном существе, то это будет совершенно другое существо. Но оно все равно будет содержать в себе все особенности двух рас. Это конкретное существо будет существом, созданным из двух рас.

Д.: То есть мы все начали свое существование, как разные расы. Наша цель — объединиться в одну расу, которая будет обладать лучшими способностями каждой отдельной расы. Правильно?
Дж.: Да, это один из проектов.

Д.: Есть и другие проекты? (Да). А что это за проекты?
Дж.: Сейчас я не могу тебе об этом рассказать.

Д.: Ладно, я очень терпеливый человек. Но у меня все равно осталось много вопросов. Я пытаюсь понять цель всего этого.
Дж.: Та часть сущего, которая остается на Земле, может превратиться в нового человека, когда настанет момент появления новой Земли.

Д.: Новой Земли? Что ты имеешь в виду? (Пауза). Я много знаю о предсказаниях будущего. Я пытаюсь понять, похожи ли они на то, о чем ты говоришь.
Дж.: Я говорю, что новое существо будет заселять новую Землю.

Д.: В будущем?
Дж.: Да, в вашем будущем. В общем будущем. Тебе, наверное, будет легче понять, если я употреблю слово перемещение.

Д.: Перемещение чего?
Дж.: Все зависит от результата того решения, которое примет человечество. Возникнет необходимость заново заселять планету. Сущность вашего человечества уже являются частью новой расы. Итак, если вы выберете путь к разрушению, то заселять вашу планету будет другая раса. То есть вашу новую Землю будет заселять абсолютно новая раса. Раса, обладающая только положительными качествами.

Д.: То есть более развитая раса? (Да).

Нечто похожее было описано в моей книге «Смотрители сада» — планета, которую готовят к приходу новых (более совершенных) людей на тот случай, если человечество уничтожит планету Земля. Этот новый человек появится благодаря экспериментам, которые проводятся на борту инопланетных космических кораблей. Таким образом, геном человека не будет уничтожен, а сохранится.

Д.: А этот эмбрион... Наверное, его можно назвать ребенком. Ты сказал, что всего через 4 месяца беременности он уже полностью выношен и полностью развит.
Дж.: Да, четыре месяца.

Д.: А что делают с этим ребенком?
Дж.: У нас на корабле есть все, что есть в ваших больницах. Мы следим и ухаживаем за ребенком точно также. У нас есть существа, работа которых заключается в уходе за ребенком. Они становятся так называемыми суррогатными матерями для этого ребенка. Если биологическая мать этого хочет, то она может видеться со своим ребенком. Только вот помнить об этом она, чаще всего, не будет. Мать ребенка также учит этих существ, как общаться с ним. Это часть нашего обязательного обучения.

Д.: А этот ребенок растет с другой скоростью?
Дж.: Да. За две минуты вашего Земного времени он может вырасти до четырех летнего возраста.

Д.: Это очень быстро. А по вашему времени это происходит также быстро?
Дж.: Иногда да, а иногда нет.

Д.: Такими темпами, через пару дней у вас уже будет взрослый человек. (Да). Понятно. А этих новых существ, новую расу, будут использовать в каком-нибудь другом месте?
Дж.: Они живут и обучаются в совершенно другом месте. По своей атмосфере оно похоже на то, где им предстоит жить.

Д.: Но это место находится далеко от Земли? (Да). И там они пройдут своеобразную акклиматизацию? (Да). А клоны? В конечном итоге они вернуться на Землю?
Дж.: Да. Некоторые из них уже находятся на Земле.

Д.: В каком качестве?
Дж.: В качестве людей.

Л .: А почему?
Дж.: Мы можем клонировать человека и изменять все физические параметры, чтобы в случае, когда первоисточнику клона нужна будет помощь, то клон мог бы оказать эту помощь, моментально связавшись с первоисточником.

Д.: Но клон будет помнить о том, что произошло?
Дж.: Не обязательно.

Д.: А если клон будет расти в другой среде, то он сохранит imu воспоминания.
Дж.: В случае с клоном мы можем точно так же обращаться со временем, как я тебе уже объяснял. Другими словами, мы за такой же короткий срок можем вырастить и клона. Клона могут послать на выполнение определенной миссии, или же он сам может отправиться на помощь кому-то из вас. Таким образом, интеграция клона проходит быстрее и более полно.

Д.: А клон знает, что он не такой, как другие люди?
Дж.: Да, некоторые из них знают. Но клон не всегда остается на вашей планете надолго.

Д.: Он находится на Земле только для того, чтобы выполнить определенное задание, а потом он отправляется в другое место.
Дж.: Совершенно верно.

Д.: Мне кажется, одной из причин, по которой люди отрицательно относятся ко всему этому, а я постараюсь устранить это недопонимание—это тот факт, что люди считают, что вы скрещиваете инопланетян с людьми. Они говорят именно так. И еще они считают, что вы делаете это независимо от того, хотим мы этого или нет. В этом и заключается недопонимание. Люди не знакомы со всеми фактами — поэтому и расценивают этот процесс, как нечто отрицательное и враждебное.
Дж.: Это то же самое, что и проблема с болью, которую мы причиняем. Я уже объяснял. Это всего-навсего неправильное представление об этом.

Д.: Они считают, что вы делаете все это против воли человека. Что вы забираете людей силой и проводите над ними различные эксперименты.
Дж.: Это все потому, что люди, принимающие в этом участие, не всегда помнят о том, что с ними происходило. Все, кого мы забираем на наши корабли, соглашаются на это заранее. Просто молекулярная структура некоторых из них такова, что мы не можем полностью активировать те клетки, которые позволяют им все помнить. Люди с большой стойкостью духа и внутренней силой способны понять истинную цель всей космической программы.

Д.: Интересно, а почему одни люди помнят, что с ними происходило, а другие нет?
Дж.: Ты помнишь только то, что в состоянии выдержать. По мере своего развития ты начинаешь вспоминать и получаешь больше информации.

Д.: То, что некоторые люди помнят, очень пугает их. Другие же помнят только небольшие отрывки.
Дж.: Это пугает их, потому что это им чуждо. Некоторые эксперименты действительно могут напугать человека. Но эксперименты, пугающие людей, это те же эксперименты, которые проводят сами люди. И это тот же страх, который испытывают животные, когда люди проводят над ними свои эксперименты.

Д.: Да, это логично. Л на вашем корабле находятся только существа твоего типа?
Дж.: В данный момент?

Д.: Нет, вообще. На вашем корабле находятся только существа, похожие на тебя?
Дж.: На этом конкретном корабле находимся только ми. Другие существа тоже могут входить на корабль.

Д.: А что это за корабль? Как он выглядит?
Дж.: Он имеет форму диска.

Д.: Он большой? (Нет). Значит, существуют и другие типы кораблей? (Да). Меня интересуют другие типы существ, которые могут переходить с корабля на корабль. Я слышала разные описания этих существ.
Дж.: Что ты хочешь услышать?

Д.: Ты можешь рассказать мне о других типах?
Дж.: Мы сотрудничаем с другими существами — все зависит от данного конкретного человека, от реализуемого проекта. Таким образом, участники определяются в соответствии с уровнем и типом проекта.

Д.: А эти другие существа приходят из того же места, откуда пришли и вы? (Нет). Выглядят они все по-разному, не так ли?
Дж.: Они выглядят по-разному.

Д.: У меня также есть предположение, что все они выполняют разную работу. Я, конечно, могу ошибаться. Но, мне кажется, что у каждого типа существ есть своя конкретная задача.
Дж.: Проекты, над которыми мы работаем, являются очень сложными. Некоторые люди принимают участие в разных проектах.

Д.: В качестве объекта или полноправного участника?
Дж.: И то и другое. В одном проекте человек может быть объектом исследования, а в другом проекте — полноправным участником, в третьем проекте — советником, а в следующем — учителем. Все зависит от того, насколько многоуровневым является человек. Мы всегда ищем многоуровневых людей. Дженис — многоуровневый человек. Она разбирается в уровнях и пространствах и может одновременно функционировать на разных уровнях и в разных пространствах. Именно поэтому она лучше подходит для работы с нами. Именно поэтому она является очень ценным участником, учителем и объектом исследования.

Д.: А другие люди, принимающие участие в таких многоуровневых проектах, знают, что происходит?
Дж.: В разной степени. Некоторые знают даже больше, чем Дженис. Другие знают меньше, чем она. Все зависит от уровня развития человека. Все зависит от скорости вибраций человека. Все зависит от степени развития молекулярной структуры. Все зависит от степени плотности головного мозга. Внимание уделяется различным фактором. Но вы очень нежные в этом плане, если говорить вашим земным языком. А именно — мы не хотим причинять вред никому из тех, кто согласился принять участие в наших проектах. В начале земляне, соглашающиеся на участие в наших проектах, ничего не понимают, не знают для чего все это нужно, и не знают всего того, что смогут узнать впоследствии. Часто бывает так, что они «теряют равновесие» и попадают в ваши психиатрические больницы.

Д.: Потому что они не в состоянии справиться с тем, что им открылось?
Дж.: Они не знают, как можно продолжать вести обычный образ жизни. Появляется дисбаланс, и они не могут вновь обрести равновесие. Мы не хотим, чтобы такое происходило, и пытаемся исправить сложившуюся ситуацию. Иногда те люди с вашей планеты, с кем мы заключали соглашения, обманывают нас. Они дают нам тех людей, которые якобы согласились принять участие в наших проектах. Мы заметили, что если мы сами выбираем людей, то это приносит больше пользы. Потому что ваши... ведут какую-то свою игру. Ваши люди обманывают нас. Поэтому мы предпочитаем выбирать людей не из того списка, который они нам предоставляют.

Д.: Л кто давал вам этот список с ложной информацией?
Дж.: Существует определенная группа людей, которая предоставляет нам список тех людей, с которыми мы можем работать. Мы согласились на такие уело- ним и использовали этот список. Но мы узнали, что нас намеренно обманывают — многие люди из этого списка не давали согласия на работу с нами. Мы не можем
брать тех, кто этого не хочет.

Д.: А ты можешь сказать мне, из кого состоит эта группа людей? Имена мне не нужны. Просто скажи, откуда эти люди.
Дж.: Сейчас я тебе этого не скажу. Я могу тебе сказать, по не буду. Сейчас я не имею права говорить тебе об этом.

Д.: Хорошо. То есть они вас просто обманывали.
Дж.: В какой-то степени.

Д.: Но вы обладаете высоким уровнем ментального развития и вы сразу же раскрыли обман.
Дж.: Да. Мы надеялись, что ошиблись.

Д.: Ты думаешь, что этот обман был неслучайным и был направлен на то, чтобы помешать реализации ваших проектов?
Дж.: Этот обман был неслучайным и был направлен па то, чтобы контролировать реализацию наших проектов. Они хотят контролировать нас. Они не хоти г быть с нами на равных.

Д.: Они давали вам имена людей, с которыми вы должны ныли сотрудничать, чтобы иметь возможность контролировать ваши эксперименты. (Да). Я не понимаю, как они могли получить из этого какую-то выгоду. Разве что они хотели каким-то образом контролировать результаты экспериментов.
Дж.: Контролировать результаты экспериментов, получать знания и, возможно, злоупотреблять этими знаниями.

Д.: Вы делились знаниями с этой группой людей?
Дж.: Да, мы хотели этого. И делали это.

Д.: Вы все еще обмениваетесь с ними знаниями?
Дж.: Теперь уже не так часто.

Д.: Из-за обмана?
Дж.: Да. Они не догадываются о том, что мы знаем про этот обман.

Д.: Я понимаю, почему ты не хочешь говорить мне, кто эти люди. Они думают, что вы все еще сотрудничаете с ними.
Дж.: А мы и сотрудничаем. Просто по-другому. Они сами выбрали этот путь.

Д.: Теперь вы более осторожны. (Да). А в другое время я смогу получить больше информации? (Да). Я думала, что вначале вы, наверное, захотите проверить меня.
Дж.: Мы уже проверили тебя. Просто сейчас еще не время. Объект должен усвоить всю ту информацию, которую он получил. Мы немного замедлили нашу работу с ней, потому что она получила очень большой объем новой информации и должна переработать ее.

Д.: Ты сказал, что в будущем она должна сделать что-то еще.
Дж.: Да. Этот человек работает с энергиями, отличающимися от космических энергий. Она работает с энергиями, которые являются куда более высокоразвитыми, чем мы.

Д.: Значит, у вас уже задуманы другие проекты?
Дж.: Не у нас задуманы другие проекты. Нас направляют те, кто развит лучше нас.

Д.: Но она всегда будет под защитой и ей никогда намеренно не причинят вреда?
Дж.: Защиту, установленную вокруг нее, невозможно разрушить.

Д.: Это очень хорошо. Потому что именно этого я и хочу для всех, с кем я работаю. Я не хочу, чтобы им было плохо. Я хочу, чтобы они чувствовали себя комфортно.
Дж.: Иногда она будет ощущать дискомфорт.

Д.: Но ведь вы постараетесь минимизировать его?
Дж.: Это наша работа.

Д.: Тогда можно я приду еще раз и задам другие вопросы?
Дж.: Мы надеемся, что ты придешь снова. Мы надеемся, что ты будешь очень осторожно обращаться с полученной сегодня информацией. Мы надеемся, что прежде чем открывать эту информацию, ты подождешь и попытаешься усвоить все эти знания. Мы хотим, чтобы ты вернулась и получила наставление. Мы попросим заключить с тобой соглашение, согласно которому ты не напечатаешь ни единого слова до того, как мы не разрешим тебе это сделать. У нас еще очень много работы. Если ты решишь, что хочешь принять в этом участие то ты можешь связаться со мной или с кем-то другим.

Д.: Хорошо, я сохраню все это в секрете.
Дж.: Да, правильно. Ты сохранишь это в секрете.

Д.: Я не знаю, когда нам удастся встретиться снова. Это довольно таки долгий путь для меня.
Дж.: Мы облегчим способ работы с нами.

Д.: Когда я приеду в следующий раз, как я смогу связаться с вами, с тем, с кем я сейчас разговариваю.
Дж.: Мы сами свяжемся с тобой. Тебе не нужно об этом волноваться. Когда наш посредник, Дженис, войдет в это состояние, она сама свяжется с тем, с кем надо.

Д.: Я думала, что мне надо знать имя ... или хотя бы получить какие-то инструкции.
Дж.: Ты узнаешь меня по голосу. Ты познакомишься и с другими голосами. Позже мы скажем тебе, как различать нас.

Д.: Значит, мне нужно ввести Дженис в это же состояние измененного сознания и отправить ее на ваш корабль? Или чтобы связаться с вами, мне нужно сделать что-то другое?
Дж.: Наши инструкции для установления контакта с нами будут очень простыми. Объект войдет в состояние другой реальности.

Д.: Как сейчас?
Дж.: Как сейчас. Ты заметишь изменения в ее голосе. Так ты поймешь, что внутри нее произошла смена энергии. Никакого пароля не будет.

Д.: То есть мне не нужно просить поговорить с кем-то конкретным.
Дж.: Все произойдет само собой тогда, когда это будет нужно.

Д.: Хорошо. Я просто хочу быть уверена в том, что смогу связаться с вами снова.
Дж.: Ты сможешь связаться со мной снова, если ты захочешь поговорить со мной. Ты также можешь связаться и с другими существами, с которыми она работает. Я уже говорил тебе, что она связана и с другими энергиями, не только с космическими энергиями.

Д.: Хорошо, но я хочу связываться только с хорошими существами.
Дж.: Это и есть хорошие энергии, потому что это истинные существа света. Отрицательные энергии сюда не попадут. Это невозможно.

Д.: Я тоже хочу себе такую же защиту.
Дж.: У тебя чистый дух. У тебя чистое сердце, чистое сознание, чистое тело и чистая душа. Именно это и нужно для того, чтобы ускорить твои вибрации до такого уровня, который позволяет тебе работать с нужными энергиями. Иначе бы ты не смогла делать то, что делаешь. Дженис обладает такими же качествами.

Д.: Я ценю это. И я надеюсь, что вы защитите меня, когда я выйду к людям со всем этим знанием.
Дж.: Чтобы делать то, что делаешь ты, нужно обладать чувством Любви. Ты должна любить свою работу. Именно поэтому мы сделали так, чтобы вы с Дженис встретились. Вы похожи и можете помогать Друг Другу.

Д.: Спасибо, что поговорил со мной. Я, правда, ценю это.
Дж.: А мы благодарим тебя за твою работу.

Д.: Л теперь я попрошу тебя уйти и вернуть сознание Лжете обратно в ее тело.
Дж.: Уже сделано.

Д.: Сознание Дженис возвращается. Наш друг покидает нас. И я прошу, Дженис покинуть то место, где она находится.

Дженис выдохнула и я поняла, что ее личность вернули! 

На протяжении всего сеанса Дженис сидела абсолютно книжно. Голос у нее был какой-то механический, но, судя по всему, ей было совсем не трудно говорить таким голосом после того, как я сказала кодовое слово, Дженис пришла в себя, но ей потребовалось какое-то время на то, чтобы хотя бы говорить, не говоря уже о том, чтобы встать и начать ходить. Она не помнила ничего, что происходило во время сеанса, так как она находилась в состоянии очень глубокого транса. наконец она села на кровать, у нее кружилась голова, и она не понимала, где находится. Поэтому пока мы говорили, она продолжала сидеть на кровати. Я не хотела ее пугать и потому решила не рассказывать ей всего, что происходило во время сеанса. Я сказала ей, что вышлю ей копию записи, чтобы она сама могла прослушать ее. Она попыталась встать на ноги через 15 минут и даже тогда она не очень хорошо держалась на ногах.

Я очень хотела продолжить работу с Дженис. Однако это означало, что мне придется спланировать специальную поездку в Литл-Рок или даже несколько поездок, потому что мне казалось, что наша совместная работа перерастет в долгосрочный совместный проект. Тогда я еще не знала, что с этим маленьким существом я больше не встречусь.

Рассказ этого существа о развитии различных Галактических рас заставил меня задуматься о земных проблемах. Расовые отличия (цвет кожи, этнические особенности, религия и т. д.) сложно понять и с ними сложно смириться. Эти расовые отличия нередко являются причиной жестокости. Из-за мнимого превосходства одной расы над другой даже свались целые войны. Если мы не можем понять и примириться с этими различиями то, как мы сможем понять космических существ? Можем ли мы винить их за то, что они не спешат вступать с нами в непосредственный контакт? Они слишком часто видели, как жестоко мы относимся к тем, кто не похож на нас. Люди боятся того, чего не понимают. Они не доверяют всему тому, что не похоже на них.

Мы не делимся на четыре расы.
Мы - представители одной расы - человеческой.
Мы также являемся частью Галактической расы.

Предыдущая страница    Следующая страница

к содержанию
Главная  | О сайте  | Обратная связь |                                                      Долорес Кэннон - Хранители
Что стоит за гранью загадочного похищение людей НЛО (том 2)

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU