ГЛАВА 7

Объект исследования - исследователь
Как только инопланетяне нашли способ общаться со мной при помощи моих клиентов (или может быть, я нашла этот способ общения), они стали устанавливать со мной контакт при каждом удобном случае. Я до сих пор общаюсь с ними и получаю от них всевозможную информацию. Наиболее сложные вопросы будут собраны в моей книге «Криволинейное Мироздание».

Очевидно, что те, кто занимается исследованиями НЛО, тоже имеют к пришельцам самое непосредственное отношение. И их сознание может даже не знать об этом. Я не думаю, что со мной тоже произошло нечто подобное, но полностью исключать такую возможность я не могу. Все же я предпочитаю свой метод исследования. Только так я могу оставаться сторонним наблюдателем, объективным обозревателем. Только так я могу защитить себя от тех разнообразных эмоций, которые испытывает человек при активном контакте с инопланетянами.

Женщина, о которой я хочу вам рассказать, занимается гипнозом. Она пожелала остаться неизвестной, потому что она ведет достаточно активную профессиональную деятельность, и не хотела бы, чтобы информация о ней стала доступна широкой общественности. Эта женщина планирует написать книгу о том, каких результатов она достигла в своей работе. В своей книге она наверняка опишет то, что я хочу вам рассказать, и тогда станет ясно, кто она. Но здесь, в своей книге, я буду называть ее Бонни. Я знаю ее уже много лет. Мы сталкивались с ней на лекциях и в ходе решения различных профессиональных вопросов. В июне 1997 мы выступали на конференции в штате Вайоминг. После окончания конференции мы провели сеанс гипноза в студенческом общежитии, в котором мы остановились на ночь. Мы очень устали, и я должна была уезжать рано утром, но мы не могли упустить такую возможность. Во время сеанса с нами в комнате было двое мужчин, которым Бонни разрешила присутствовать при проведении сеанса. Один из них следил за диктофоном Бонни .

До начала сеанса Бонни рассказала нам об одном странном случае, который произошел с ней в мае 1997 года, всего лишь за месяц до нашей встречи. Она подозревала, что что- то там было не так, и была уверена, что с помощью гипно- Да мы сможем более подробно узнать о случившемся. В тот день Бонни ужинала с несколькими исследователями НЛО м ресторане к северу от Санта-Барбары, в штате Калифорния. Это была очень интересная встреча, и они разошлись по домам только около полуночи. Она точно знала, во сколько она ушла из ресторана, потому что посмотрела на часы и подумала, что дорога домой займет у нее примерно два с половиной часа.

«Я отъехала от ресторана в 23:35 и направилась на юг. Я ехала по шоссе 101, которое тянется вдоль побережья Тихого Океана. Было очень темно. Я люблю, когда вокруг очень темно. В ту ночь темнота была очень мягкой и нежной. Я была рада тому, что еду домой совершенно одна. Я могла спокойно подумать о своей встрече с другими исследователями. Вокруг было настолько темно, что я даже не видела, где заканчивается земля, а где начинается океан. Раньше, когда я ездила по тому шоссе, я всегда видела огни на нефтяных вышках или па лодках. Почти всегда светила луна и в воде было видно се отражение. Но та ночь была безлунной, на небе не было звезд и было так темно, что отличить океан от суши было просто невозможно. Через некоторое время я увидела знак с названием города Сиклиф. Я никогда раньше не видела этого города на этом шоссе. Дело в том, что довольно таки большая часть дороги проходила по берегу океана, где не было никаких населенных пунктов. Именно поэтому участку дороги я тогда и ехала. Я ехала уже довольно таки долго и вдруг заметила, что на шоссе нет других машин. Это было очень странно. Но меня это нисколько не волновало. Я не ожидала, что может произойти что-то странное, и именно поэтому то, что произошло потом, оказалось для меня очень неожиданным».

Бонни уже долгое время ехала там, где не было никаких огней. Ни домов, ни уличного освещения. Как вдруг справа, на побережье, загорелся яркий свет. Свет был белым с зеленоватым оттенком. Потух он буквально через несколько секунд. После того, как он потух, она не услышала ни звука, ничего. Значит, это был не фейерверк. Бонни просто подумала, что это очень странно и продолжила свой путь. По левую сторону от шоссе находились высокие холмы. Проезжая мимо этих холмов, Бонни заметила, что из-за них появился яркий свет. Свечение было очень большим, имело форму арки и не двигалось. Свет был очень ярким и имел тот же зеленоватый оттенок, что и та странная вспышка, которую Бонни увидела несколькими минутами ранее. Однако это были два совершенно разных света. Свет за холмами покрывал такую огромную территорию, что ей понадобилось несколько минут, чтобы выехать из освещенной зоны. Бонни попыталась рассмотреть его получше, чтобы понять, что же является источником этого удивительного свечения, как вдруг ее внимание привлек необычный предмет, находящийся на дороге. Что-то стояло на обочине — на той стороне шоссе, по которой ехала Бонни. Это нечто было похоже на заднюю часть огромного грузовика, большого автоприцепа или полуприцепа. Но у этой машины не горели габаритные огни, не был выставлен знак аварийной остановки — то есть приближающиеся машины могли просто-напросто его не заметить. Эта машина была частично припаркована на дороге. Объехать ее конечно можно было, но ситуация была очень опасной, потому что Бонни заметила этот грузовик только тогда, когда подъехала уже совсем близко. Когда Бонни подъехала ближе, она увидела, что несколько человек (четверо или пятеро) обходят грузовик сзади и выходят на шоссе. Это было очень опасно. Их могли сбить.

«Больше я ничего не успела подумать, потому что я ехала очень быстро. Других машин на шоссе не было, и поэтому я ехала со скоростью примерно 110 км/ч. Я заметила вокруг этого грузовика бледное свечение, как будто впереди на дорогу поставили фонарь и сзади были видны лишь его отблески. Когда я уже практически проезжала мимо, я увидела, что на крыше машины что-то написано большими черными буквами. Буквы были угловатыми, и мне показалось, что там написано «Служба спасения». Я подумала, что это очень странно. Я никогда не видела таких автомобилей службы спасения. Он не был похож пи на пожарную машину, ни на полицейский автомобиль, ни на автомобиль скорой помощи. Да и вообще, вряд ли служба спасения пользуется полуприцепами. Это был очень длинный грузовик. Мне показалось, что все это очень странно: свет на побережье, свет за холмами, большой грузовик, служба спасения, люди, но никаких сигнальных огней или чего-нибудь еще. Тогда я подумала, что, может быть, этот грузовик только что приехал, и сейчас они выставят сигнальные огни. Я подумала, что это как-то связано с тем свечением за холмами. Это не было похоже на пожар, но вполне возможно, что этот грузовик был предназначен для каких-то исследований. Но все это были лишь предположения. Все это было всего лишь странно. Я не ощущала ни страха, ни дискомфорта».

«Однако через пару секунд произошло самое странное. Я не знаю, проехала ли я к тому моменту мимо грузовика или пет. Внезапно все пространство перед лобовым стеклом моей машины полностью заполнилось ярким светом. Я не помню, чтобы я подъезжала к источнику света. Как будто кто-то повернул выключатель, и сразу же все пространство передо мной оказалось в ярком свете. Я не видела ничего, кроме этого ослепляющего света. Я никогда не видела света ярче, чем этот. ()н был белым и имел желтоватый оттенок. Он был настолько ярким, что практически ослеплял. Это было очень странно, особенно если принять во внимание тот факт, что в самой середине этого света было кое-что еще. Я заметила это лишь на долю секунды, потому что в следующую секунду я ударилась об это. Этот предмет был либо бесцветным, либо белым. Он находился прямо внутри света. Это было похоже на ленту натянутую снизу вверх и слегка наклоненную влево. Первое, о чем я подумала, это был провод. Однако этот предмет был шире провода. Все это было очень странно — такая темная н»чь и вдруг так много света. Впереди сплошная чернота, а перед лобовым стеклом яркий свет и эта странная штука, в которую я вот-вот должна была врезаться. Раздался страшный хлопок! Это даже было больше похоже на треск. Этот звук сотрясал воздух вокруг меня и, кажется, прошел даже сквозь меня. Я испугалась. Я подумала: «Что за черт?». Тут я заметила, что на моем лобовом стекле появилась большая трещина. Лобовое стекло на месте водителя было больше похоже на паутину. Потом я вроде как выехала из этого света и впереди я видела только свет от фар моего автомобиля. Трещины на лобовом стекле мне не мешали. Я заметила, что в центре этой «паутины» не было сквозного отверстия, как это бывает, когда в стекло попадает пуля или камень. Но даже если бы это были пуля или камень, то при чем здесь весь этот яркий свет? Я абсолютно ничего не понимала».

«Я продолжала ехать по шоссе, но мне очень хотелось остановиться, вернуться к тому грузовику и спросить у тех людей, которые там были, не видели ли они чего-нибудь необычного. Но мой внутренний голос кричал мне, что есть мочи: «Нет! Уезжай отсюда! Не останавливайся! Езжай дальше! Не возвращайся! Уезжай подальше отсюда! Быстрее! Езжай прямо домой!». Поэтому в течение следующих двух часов я, не останавливаясь, ехала домой. Меня очень волновало, что мое лобовое стекло может разбиться. Когда я приехала домой, было уже начало третьего часа ночи. Это означало, что я нигде не задерживалась по дороге домой. Именно столько времени и должна была занять поездка».

Естественно, когда Бонни приехала домой, у нее в голове кружились сотни вопросов. Она очень обрадовалась, что не было никакого потерянного времени, но она никак не могла объяснить появление этого яркого света и ту странную ленту, натянутую поперек шоссе, которая разбила ей лобовое стескло. Еще на пути домой, Бонни хотела остановиться у телефона-автомата и вызвать дорожный патруль, но было уже позднo, а она была совершенно одна. Это было не безопасно, поэтому она поехала прямиком домой. Ее муж сказал, что она все сделала правильно. Иногда мошенники подстраивали подобные ситуации, чтобы ограбить людей или украсть их машину. Бонни была права, что не остановилась. К тому же, она всего лишь разбила лобовое стекло, и никакого серьезного ДТП не произошло.

Я согласилась с Бонни, что это был не простой случай. Слишком много странностей. Я знала, что под гипнозом мы сможем узнать больше подробностей произошедшего, чем нам могло рассказать сознание Бонни. Бонни легко и быстро вшила в состояние глубокого транса. Гипнотизера бывает сложно ввести в транс, потому что он будет сопротивляться, пытаясь понять, какую технику использует другой специалист, Но с Бонни у меня проблем не было. Она доверяла мне, и поэтому сразу же вернулась в тот вечер в мае 1997 года.

Проблема была только в том, что она уделяла слишком Много внимания всяким мелочам. Она вспомнила, как звали всех исследователей, присутствовавших на ужине, где сидел каждый из них, что они ели и о чем говорили. Я понимала, что мне придется подгонять ее, чтобы мы смогли добраться непосредственно до интересующего нас события. Бонни ВЫШЛА из ресторана, села в машину, запомнила точное время И выехала со стоянки. Все это сопровождалось огромным количеством деталей. Это было хорошо. Человек, который действительно пережил какое-то событие, всегда будет рассказывать всякие мелочи, о которых его не спрашивают.

Именно так подсознание сохраняет точность происходящего. Именно поэтому я знала, что все то, что мне рассказала Бонни — это чистая правда.

Итак, она ехала по шоссе 101.

Долорес: Ты едешь на машине, и ничего странного не происходит?
Бонни: Все нормально, за исключением того, что на дороге больше нет других машин. Ни сзади, ни впереди меня.

Д.: Л обычно там много машин?
Б.: Обычно я не езжу домой из Санта-Барбары так поздно. Но мне кажется, что в пятницу около полуночи на этом шоссе должны быть машины. С какой-то стороны это было очень хорошо, что машин не было вообще — меня не ослепляли светом фар встречные автомобили.

Бонни сказала, какой темной была та ночь и, что она не могла различить, где заканчивался берег и где начинался океан. Потом она проехала мимо знака с названием города Сиклиф. Сразу же после этого она увидела большую яркую вспышку света на побережье. Вспышка была круглой формы. Чуть позже Бонни увидела яркий свет за холмами по левой стороне от дороги. Этот свет освещал очень большую территорию, потому что Бонни понадобилось несколько минут, чтобы выехать за пределы освещенной местности. Пока что рассказ Бонни совпадал с тем, что помнило ее сознание. Единственным отличием было то, что она постоянно вспоминала о прошедшем ужине и строила планы на следующие выходные.

Б.: Это было похоже на ореол света. Но я не видела, что именно он окружает, потому что мне мешали холмы. Та часть, которую я видела, могла оказаться частью идеального круга. Обычно свет по краям распространяется во все стороны и постепенно превращается в темноту. Но этот свет был другим. У этого света был ярко выраженный край. Здесь свет есть, а здесь его уже нет. Никакого постепенного превращения в темноту.

Он очень большой и очень яркий. Источника этого света я не вижу. Он похож на ту вспышку, которую я видела чуть раньше. Это очень интересно: вспышка была справа, а этот огромный свет находится слева. Чтобы это могло быть? Здесь нет никаких населенных пунктов. Я еду достаточно быстро, но все еще нахожусь и освещенной зоне. Свет не двигается, он остается на месте. Но мне понадобилось несколько минут, чтобы проехать мимо него. Сейчас справа я вижу эту большую штуку. Она похожа на заднюю часть большого длинного грузовика с прицепом. Он очень большой. Я не вижу ни его боковой, ни его передней части, потому что приближаюсь к нему сзади. Я подумала, странно, ч го я заметила его только сейчас. Я удивилась, почему он остановился именно в этом месте. Мне кажется, что этот грузовик имеет какое-то отношение к тому странному свету за холмами. Впереди снизу грузовика видно слабое свечение. Мне кажется, источник этого света находится на дороге перед грузовиком. Свет очень мяг- кий. Я вижу силуэты людей. Я не совсем уверена...

Д.: Ты боишься, что можешь их сбить?
Б.: Нет, места достаточно, я могу его объехать. Можем ли мы остановить...

Д.: Это я и хотела предложить. Мы можем остановить сцепу и изучить ее подробнее.
Б.: Я еду очень быстро. Все происходит мгновенно.

Д.: Ты можешь полностью остановить все происходящее и просматривать одну сцену за другой, как при покадровом просмотре.
Б.: Именно это я и должна сделать.

Д.: Хорошо. Как только ты подъедешь к задней части грузовика, ты увидишь абсолютно все и сможешь рассказать мне о том, что ты увидела. Ты замедлишь все происходящее и увидишь каждую деталь. Скажи мне, что ты видишь1
Б.: Эти люди очень длинные и тонкие. Они очень худые и у них длинные ноги. Они двигаются. Кто-то ходит за грузовиком. Они все идут в разных направлениях. Кто-то из них идет прямо по Шоссе к передней части грузовика. Один или двое из них обходят грузовик сзади. Они двигаются быстро, но спокойно.

Д.: Ты можешь описать этих людей подробнее?
Б.: Они все разного роста. (Чувствует себя неуютно). У них большая голова.

Д.: Помни, что ты можешь смотреть на все это со стороны, быть простым наблюдателем.
Б.: (Со слезами на глазах). Это не настоящие люди.

Д.: В каком смысле?
Б.: Они более худые, чем люди. У них длинная шея и большая голова. Если это люди, то очень странные. Я думала, что это — дорожные рабочие или кто-то еще.

Д.: Почему это тебя так беспокоит?
Б.: Просто я такого не ожидала. Это странно. Не то чтобы это было плохо. Просто очень неожиданно.

Д.: Конечно. Сейчас все действия замедлены. Ты можешь подробнее рассмотреть этот грузовик, который стоит на обочине. Сейчас ты его хорошо видишь. (Судя по выражению лица Бонни, она увидела что-то интересное). Что ты видишь?
Б.: Я вижу наверху большие буквы. Мне показалось, что там написано «Служба спасения». Но это больше похоже на рисунок. Это, похоже... (небольшая пауза, пока Бонни рассматривает эту надпись). На треугольники, но не совсем. Это похоже на части треугольников. Это такие угловатые формы. Если сложить их определенным образом, то получится треугольник. На наши буквы это не похоже. Углы у этих форм не острые.

Д.: Л ты смогла бы их нарисовать?
Б.: Не полностью. Я двигаюсь очень быстро.

Д.: Я хочу, чтобы ты запомнила эти фигуры, чтобы позже ты смогла их мне нарисовать. Ты можешь это сделать? (Бонни что-то пробурчала). Просто запомни их.
Б.: И это свечение в нижней части грузовика. Я думала, что на дороге перед грузовиком стоит фонарь, но там ничего нет. Знаешь в чем тут дело? Светится что-то, что находится под этим большим грузовиком. На грузовик ничего не светит. Он светится сам. Он не такой длинный, как мне показалось вначале. Углы у грузовика не острые, они округлые.

Д. Ты проезжаешь мимо грузовика. Скажи мне, что происходит. Сейчас ты ведь все видишь очень четко.
Б.: Внезапно передо мной возникает этот огромный свет.

Д. Что это такое?
Б.: (Удивленно). Я не знаю!

Д. Нет, ты знаешь.
Б.: Он ослепительный. Свет такой яркий, что я не вижу ничего, кроме этого света. Я не вижу, что находится впереди меня, но я вижу, что находится внутри этого света.

Д.: Твой разум знает, что это такое. Доверъся ему. Где находится источник этого света?
Б.: Свет исходит от них.

Д.: От этих людей?
Б.: Да. И эта серебристая штука, свет от которой отходит в разные стороны. У нее другой цвет, но она как- то связана с ними. Я знаю, что это делают они.

Д.: Что происходит потом?
Б.: А потом я... интересно... я подумала, что еду дальше. Но я никуда не еду. То есть я еду, но я... я еду вверх. Вверх. Как странно. (Не веря своим словам). Я все еще держусь за руль и еду вверх. И меня все еще окутывает этот свет. Мне казалось, что этот свет я видела всего лишь пару секунд, но я до сих пор нахожусь в нем. Сейчас свет окутывает всю машину. Он также и внутри моей машины. Это потрясающий, прекрасный свет.

Д.: Л ты видишь его источник?
Б.: Нет. Я еду не вперед, а вверх. Как будто я заезжаю на какой-то холм. Вверх, все время вверх.

Д.: To есть под углом?
Б.: Да. Я знаю, что я не могу находиться на дороге, потому что дорога не поднимается вверх. Я точно это знаю. Я также испытываю ощущение легкости. Мне кажется, мотор вообще не работает, но я все еще держусь за руль.

Д.: Ты слышишь звук мотора?
Б.: Нет, я ничего не слышу. Сейчас машина не двигается вперед, она как будто летит вверх. Я чувствую себя защищенной, потому что нахожусь в большом шаре яркого, яркого света. Я не вижу, где этот свет заканчивается. Я просто знаю, что я внутри него.

Звуки, раздающиеся со всех сторон, очень мешали мне. Мы находились в студенческом общежитии на территории колледжа. Перед тем, как мы начали наш сеанс, в колледж прибыло огромное количество молодежи, которые приехали на соревнования по теннису. Они были похожи на старшеклассников. Темнело и они собирались на улице, прямо под нашим окном. Они кричали и смеялись. Я пыталась не обращать на это внимание. Я надеялась, что это не помешает нам провести сеанс гипноза. Обычно мои клиенты всегда так сосредоточены на том, что они видят, что им не мешают даже очень громкие звуки. Я встала и закрыла окно, хоть в комнате и было очень жарко.

Б.: Этот свет действительно очень красивый. Он везде — вокруг машины и внутри машины. Я как будто нахожусь не в машине, а в этом шаре, наполненном светом.
Я ничего не слышу. Мне хорошо. Я все еще держусь за руль. Мне хорошо... Теперь как будто я и моя машина куда-то прибыли. Машину как будто на что-то поставили — на пол или на землю. Свет начинает рассеиваться.

Д.: Ты видишь, где ты находишься?
Б.: Это очень большая комната. Комната круглая. В ней много дверей и от нее отходит множество коридоров. Тут тоже очень светло, но свет здесь не похож на тот, в котором я находилась.

Д.: Как ты себя чувствуешь?
Б.: Все в порядке. Это немного неожиданно. (Пауза). Тут огромное количество... я хочу сказать людей, но это не люди. Они стоят вокруг машины. Это так смешно. Они стоят даже на капоте и смотрят внутрь. Они стоят возле окон. Я поворачиваюсь и смотрю назад. Там тоже стоят эти люди. (Бонни это кажется забавным).

Д.: Как они выглядят?
Б.: (Смеется). Они очень милые, но это точно не люди. У них большие водянистые глаза и лысая голова. Они не страшные. Они необычные. Они ведут себя как дети, и они очень дружелюбные. Они смотрят.

Д. На тебя или на машину ?
Б.: Мне кажется, и на меня и на машину. Но больше всего на меня. А потом они открывают двери. Странно, ведь я двери заблокировала. Если я еду куда-то ночью, то только с заблокированными дверями. А они их просто взяли и открыли. Двое из них... (громкий смех)... двое из них садятся справа от меня на пассажирское сиденье. На сиденье лежит моя сумочка и конфеты, которые я ем, чтобы не заснуть. Они отодвигают в сторону все, что там лежит. Первый уже сидит, а второй двигает его, чтобы сесть самому. Прямо как дети. Трое или четверо стоят возле моей двери. Они просто протягивают руки и... очень странно... я пристегнута ремнем безопасности, а моя дверь заблокирована. Но им все равно. Я не видела, чтобы кто- то из них отстегивал мой ремень безопасности. Они просто вытягивают меня из машины за левую руку. А потом они хватают меня... нет, они меня не хватают, они дотрагиваются до моей правой руки и закрывают дверь. Теперь они стоят вокруг меня — справа, слева и двое или трое позади меня. Они постоянно двигаются. Не стоят на месте.

Д.: Они дотрагиваются до твоих рук. А ты видишь, как выглядят их руки?
Б.: Да, я вижу. У них очень худые пальцы. Они... (рассматривает)... синего цвета, но только очень светлые. Скорее даже серые с голубоватым оттенком. У них очень красивые глаза. Очень большие, водянистые и тоже с синеватым оттенком. Черно-синие.

Д.: А сколько у них пальцев на руках?
Б.: У того, который дотрагивается до моей руки, три пальца и какая-то странная штука, которая пыта- ется обвиться вокруг моего запястья. Эту штуку, наверное, можно назвать большим пальцем. Во всяком случае, она выполняет функции большого пальца.

Д.: То есть у них три нормальных пальца и один странный, похожий на большой палец.
Б.: Да, и все пальцы очень тонкие. Можно даже сказать тощие.

Д.: Туда они тебя ведут?
Б.: Вперед. Но я не совсем иду. Вначале я начала идти, а потом поняла, что мне не нужно идти. Мы как бы скользим по поверхности. Очень плавно. Иногда (смеется) я выношу вперед ногу, как будто пытаюсь сделать шаг. Это немного замедляет наше движение. Это мешает нам двигаться. Они проводят меня через большую. .. Она не круглая, а скорее овальная. Других машин, кроме моей, здесь нет. О, Боже, какой здесь высокий потолок. Внутри ничего нет. Зато есть двери. Мы идем из одного конца этой овальной комнаты в другой. Мы скользим. Мы не летим по воздуху. Мы находимся очень близко к полу. Я хочу обернуться и посмотреть, что происходит с моей машиной. Но я знаю, что они сидят в машине и рассматривают ее.

Д.: (Смеется). Как маленькие дети. Они хотят все посмотреть.
Б.: Да. Интересно, что они подумают про мои обертки от конфет, про мою сумочку, про мой ноутбук и про мои кассеты. Там есть аудио кассеты.

Д.: Может быть, они не будут ничего трогать.
Б.: Мне тоже кажется, что все это им не интересно. Мне просто интересно, что они обо всем этом подумают, особенно о кассетах, на которых записана информация про НЛО. (Смеется). Интересно, захотят ли они узнать, что записано на кассетах. Итак, мы подходим к двери и заходим в другую комнату. Посреди комнаты стоит кресло с подлокотниками. У стула есть подголовник и подставка для ног, как... Они сажают меня в это кресло. Оно похоже на кресло с откидной спинкой. Специальной подставки для ног там нет. Только какая- то наклонная плоскость, на которую можно положить ноги. У нее ребристая поверхность, поэтому мои ноги не соскальзывают. Они кладут мои руки на подлокотники кресла. На что это похоже? На стоматологическое кресло. Или на кресло в косметическом кабинете с мягкими подлокотниками. Мои руки лежат на подлокотниках, а кисти руки свисают вниз. Да, это скорее похоже на косметический кабинет. В косметических кабинетах есть такие машины для сушки волос. Они надевают мне что-то на голову. Эта штука прекрасно подходит к моей голове. Какие-то существа, по одному с каждой стороны, настраивают эту штуку. Эта комната меньше первой. Она не круглая.

Д.: Как ты думаешь, что они делают с этой штукой?
Б.: (Удивленно). Я не знаю. Если бы они не выглядели так мило, то мне, наверное, было бы очень страшно. Но мне не страшно.

Д Ты видишь, как $та штука расположена на твоей голове?
Б.: Нет, потому что они надевают ее сзади. Когда я подходила к креслу, то заметила, что эта штука по форме похожа на пчелиный улей, но она меньше, чем сушилка для' волос в парикмахерской. Итак, я сижу в этом кресле. Эта штука плотно прилегает к моей голове, и они что-то подправляют у меня на висках. Надеюсь, они не будут затягивать эту штуку слишком плотно, потому что область у висков очень нежная. На лице у меня этого странного прибора нет. Он охватывает только верхнюю часть головы. Мне кажется, что сейчас они сделали все, что нужно. Те, кто стоит по бокам, сейчас смотрят на меня. (Смеется). Они такие милые. У них такой любопытный взгляд. Они смотрят на мое лицо, на мою голову. Они дотрагиваются до моей головы своими тощими пальцами и кивают головой. Почему мне не страшно? Мне интересно. Им тоже интересно. И я думаю: «Ух ты! Я действительно здесь. И это действительно происходит. Эти существа действительно находятся здесь и делают все это со мной». Они начинают что-то делать. Нельзя сказать, что я что-то слышу. Я чувствую гул, но не слышу его. Наверное, я чувствую вибрацию, но только очень слабую. Она проходит через мою голову. А они говорят, чтобы я просто расслабила шею. Я должна расслабиться.

Д.: Они говорят с тобой?
Б.: Нет. Я знаю, что они так думают, потому что это точно не мои мысли. Но если мне все равно никак не встать с этого кресла, то я и сама хочу расслабить голову и шею. Кстати, там есть подставка для шеи. Она твердая, но на нее можно облокотиться. На ней так же, как и на подлокотниках, есть набивка.

Д.: Что происходит потом?
Б.: Я просто сижу. Там много всяких кнопок. В комнату входят другие существа. Вскоре комната полностью заполняется этими существами. Они разного роста, как и те, кого я видела на дороге.

Д.: Они похожи друг на друга?
Б.: Нет, там есть одно очень высокое существо. Скорее всего это он. У него очень тощая белая голова и другие глаза.

Д.: Л как он выглядит?
Б.: Он очень, очень высокий. Он больше других и у него другая форма тела. Самое интересное это то, что в их глазах можно прочитать то, что они чувствуют. Это большой интерес. Но это не просто любопытство. Как будто они очень внимательно следят за тем, что происходит. Еще я чувствую, что они хорошо ко мне относятся и очень рады, что я здесь. Они не бегают вокруг меня и не хлопают в ладоши. Нет. Но я чувствую, что они очень рады, что нашли этот экземпляр. (Смеется). То есть, меня. Этот экземпляр обладает той информацией, которая их интересует. И судя по всему, раньше они не исследовали этот экземпляр, то есть меня. Я являюсь для них новым объектом для изучения, поэтому они особенно заинтересованы во мне. Я просто сижу в кресле. А они смотрят на меня. Все новые и новые существа заходят в комнату. Никто не выходит из комнаты, все только заходят в нее. Поэтому через некоторое время в комнате уже нет свободного места. Некоторые существа даже пытаются протолкнуться поближе ко мне. (Смеется). Они ведут себя так же, как те двое в машине.

Д.: Ты сказала, что почувствовала вибрацию. (Да). А где именно ты почувствовала ее?
Б.: В голове. Это похоже на жужжание, но я не слышу никакого звука. Я чувствую какой-то поток, но мне совсем не больно. Вообще-то это даже приятно. Это расслабляет.

Д.: Но ты не знаешь, что происходит?
Б.: Нет. Я просто знаю, что им очень интересно. Как будто они хотят узнать, что находится у меня в головном мозге?

Д.: Ты можешь у кого-нибудь спросить?
Б.: Хорошо, я попробую. Я могу говорить, но мне кажется, что будет достаточно, если я просто подумаю.

Д.: Да. Скажи, что тебе интересно, что происходит.
Б.: Здесь два или три разных вида этих... (смеется) существ. Я спрошу того высокого, который стоит в третьем ряду передо мной. Того высокого с огромными глазами и тощей белой головой. Это удивительно, но он мне нравится. То есть, если бы вы увидели нечто подобное, то вам стало бы так страшно, что у вас бы мурашки по спине забегали. Но он такой изящный, что я просто не могу оторвать от него глаз. Мне сложно смотреть в его глаза. Они посажены так далеко друг от друга, что если я буду смотреть прямо, то не смогу смотреть одновременно в оба глаза. Поэтому мне приходится смотреть или на один или на другой глаз. М«и глаза находятся ближе друг к другу. (Смеется). Но я могу смотреть вначале на один глаз, а потом на другой. Я спрашиваю у него, что происходит. А он отвечает, что я их ценность. (Бонни разволновалась и начала плакать). «Мы должны учиться у тебя так же, как ты учишься у нас. И мы наконец-то встретились с тобой лицом к лицу». (Бонни начала плакать еще сильнее). «Мы можем узнать, что ты знаешь о нас». (Она плакала так сильно, что практически не могла говорить). «И это очень хорошо». (Продолжает плакать). Это большая честь... я счастлива. Это слезы радости.

Д.: Значит, ты плачешь не потому, что тебе грустно или страшно?
Б.: Нет! (Плачет). Это большая честь для меня.

Д.: Это очень хорошо. (Я попыталась успокоить Бонни, чтобы она снова могла стать объективным наблюдателем). Л как они учатся у тебя?
Б.: (Успокоившись). Он говорит, что они скачивают информацию из моей памяти. И ты знаешь, что это значит. Прекрасно! Вы знаете, что такое компьютеры, и ты понимаешь, что значит скачивать информацию. Мы берем информацию, которую ты получила от всех тех людей, у которых были встречи, они называют это встречами, с нами. Мы хотим знать, как эти люди относятся к общению с нами. Мы хотим знать, какое воздействие мы на них оказываем, как они на это реагируют и как они к этому относятся. А ты, Бонни знаешь очень много таких людей. Ты видела, как меняются эти люди. Ты видела, как они переходят из состояния ужаса и страха в состояние осознания и спокойствия. И чаще всего, они хотят узнать нас получше. Так же, как и ты хочешь узнать о нас как можно больше. Ты знаешь о    нашем существовании и принимаешь это. Теперь ты можешь узнать. Эта встреча организована не только для нас, но и для тебя тоже. Ты встречалась с нами раньше. Ты просто не помнила об этом. И я подумала: «Точно, я уже видела этих синих существ в 1742 году».

Д.: (Удивленно). В 1742 году? Так давно?
Б.: Когда я служила охранником замка в Уэльсе. Они взяли мое тело и отправили его далеко, далеко, далеко, далеко, далеко, далеко в космос, где меня встречали эти серо-синие существа с водянистыми глазами, которые излучают добро. Это было прекрасно.

Д.: Так значит, тогда ты встретилась с ними впервые?
Б.: Этого я не знаю.

Д.: Во всяком случае, они знали, кто ты. (Хорошо. Сейчас ты на корабле и у тебя берут информацию. Что происходит потом?
Б.: Процедура скачивания продолжалась недолго, может несколько минут. Сложно сказать. Ближе всего ко мне стоят эти- серо-голубые существа. Они все похожи друг на друга. От них исходят чувства доброты, интереса и любопытства. Тот высокий, который стоит сзади, тоже излучает добро. Именно он говорил со мной.

Д.: Что происходит, когда заканчивается процедура скачивания информации?
Б.: Я больше не ощущаю этого жужжания. Они убирают какие-то приспособления с моих висков. Я не знаю, что это. Они снимают этот прибор с моей головы. Я продолжаю сидеть в той же позе. Высокий говорит мне: «Спасибо. Эта информация очень ценна для нас. Мы ценим то, что ты делаешь. Мы ценим твою работу с теми, с кем работаем мы. Мы благодарим тебя за твою работу. С тобой все будет хорошо. Мы не забирали у тебя твои воспоминания. Мы их не трогали. Мы рады, что ты хочешь поделиться этой информацией с другими людьми на Земле. Человечество должно привыкнуть к мысли о том, что мы тоже существуем. И к мысли о том, что мы вступаем в контакт со многими людьми».

Я так увлеклась всем происходящим, что совсем забыла о диктофоне. Диктофон Бонни выключился, и я взглянула на свой. Пленка практически закончилась. Пока один из присутствующих мужчин менял пленку в диктофоне Бонни, я поставила кассету в свой диктофон и продолжила сеанс.

Д.: Они разрешают нам получить эту информацию?
Б.: Он говорит: «Конечно! Используйте любую возможность, чтобы распространять эту информацию. Рассказывайте об этом своим коллегам, знакомым и просто тем, с кем вы встречаетесь. Вы также должны начинать рассказывать об этом своим семьям».

Д.: Л что он скажет тем, кто считает, что использовать личную информацию других людей нельзя.
Б.: По универсальным законам Вселенной делать это можно. И когда-нибудь мы — то есть они. Это он говорит. Сейчас мы изучаем вас, но настанет время, когда вы, люди, жители Земли, станете узнавать больше и о нас. Многие из нас хотят, чтобы вы знали о нас куда больше. Кое-кто этого не хочет, но мы хотим, потому что мы пришли с миром. С помощью землян, с которыми мы работаем, мы делаем все, что в наших силах, чтобы изменить жизнь на Земле к лучшему. И люди должны знать об этом. Существует необходимость восстановления баланса и нейтрализации тех катастроф, которые происходят на вашей планете. И ты сама, Бонни, всю свою жизнь проводишь в поисках баланса и взаимопонимания. Именно поэтому ты относишься к числу тех, с кем мы работаем. Иногда мы даже посылаем к тебе людей, чтобы ты сотрудничала с ними. Тебе же они говорят, что они слушали твои лекции или кто-то рассказал им о тебе. Но именно мы приводим их на эти лекции и помогаем им узнать, как можно с тобой связаться. Они приходят к тебе, и ты работаешь с ними, потому что ты являешься одной из тех, кто открыт для баланса, открыт для добра, достижение которого является для нас единственной важной целью. Нам грустно от того, что происходит между людьми на Земле. И нам грустно, что разум человека не принимает существования других существ из других Вселенных. Поэтому, когда мы находим таких людей, как ты, мы очень рады этому. Ты даже представить себе не можешь, как высоко мы вас ценим. Мы ценим то, что вы учитесь, спрашиваете, читаете и всегда открыты для всего нового. Но, что самое главное, вы делитесь полученными знаниями с другими людьми. То, что вы помогаете другим людям открыться и признать наше существование, оказывает куда большее влияние на их души, чем вы можете себе представить. Каждый человек, с которым вы работаете, начинает понимать и принимать факт нашего существования и факт общения с нами. Это очень важно. Причем не только для этой жизни человека.

Д.: Значит, я могу продолжать работать с Бонни?
Б.: Конечно. Мы очень рады, что она начинает осознавать все происходящее.

Д.: Значит, в следующий раз мы можем получить больше информации?
Б.: Конечно. Мы будем рады. Мы сделаем так, что для нее это пройдет очень легко. Мы очень рады, что она едет домой. На Земле сейчас ночь и очень темно. У нее еще много дел. Мы хотим, чтобы ты знала, что когда мы забираем людей на свои корабли, мы всегда очень тщательно подбираем нужное время. Мы никогда не забираем их, если они болеют. Мы никогда не забираем их, если они лежат в больнице и готовятся к операции. Мы никогда не забираем их, если у них кризис в семейных отношениях. Или если их близкие, как вы говорите умирают. Мы забираем их на корабль только тогда, когда они не находятся в очень важной жизненной ситуации, когда они не переполнены эмоциями. Именно поэтому мы чаще всего работаем с людьми тогда, когда они спят. Чтобы не мешать их повседневной жизни. Мы часто встречаемся с ними тогда, когда они отдыхают или находятся в отпуске. С твоим другом, Бонни, мы часто встречались, когда он ездил путешествовать. Мы встречались с ним чаще, чем он думает. Так и должно быть. Наши встречи не приводят к стрессу, и он не боится, что завтра его могут забрать на корабль. Мы пытаемся быть очень внимательными к нуждам людей. Тебе же предстоит очень много работы. Но сейчас наступил прекрасный момент, когда ты можешь отдохнуть - ночь, ты едешь домой, рядом никого нет. Завтра у тебя будет тяжелый день. Но наша сегодняшняя встреча никак не повлияет на тебя — ни физически, ни морально. Мы просто вернем тебя назад, и ты поедешь дальше. Ты даже не узнаешь, что с тобой произошло. Ты узнаешь об этом позже — когда настанет время.

Д.: Могу я спросить, что это за грузовик стоял на обочине?
Б.: Ах, это! Это один из наших кораблей-разведчиков. Мы просто придали ему форму, которая знакома землянам — форму большого грузовика. И она видела некоторых наших существ возле этого корабля.

Д.: А что это было за свечение за холмами?
Б.: Это был другой наш корабль. Если честно, то в ту ночь в том месте находилось очень много наших кораблей. Один из них был за холмами. Там далеко, за холмами, живут люди. Там нет ничего, кроме холмов и долин. Лишь изредка можно увидеть проселочную дорогу и одиноко стоящий дом. Кое-кто из живущих там — наши люди. Земляне удивляются, почему некоторые люди, которые встречались с инопланетянами, продолжают жить в отдаленных местах.

Д.: Люди, живущие там, это ваши люди? (Да). То есть они живут на Земле?
Б.: Я имею в виду, что это те люли, к которым мы прилетаем и, которых мы забираем на свои корабли.

Д.: Понятно. Я думала, ты хочешь сказать, что там живут инопланетяне.
Б.: Нет. Мы не живем на Земле.

Д.: Другими словами, там в этих отдаленных местах - живут люди, с которыми вы работаете?
Б.: Да. За теми холмами, мимо которых проезжала Бонни, находился один из наших кораблей. Некоторые космические корабли выделяют большое количество света. Тот конкретный корабль прилетел за определенным человеком. Там много домов, которых не видно с дороги.

Д.: Значит, это был не тот корабль, на котором сейчас находится Бонни?
Б.: Нет, нет. Это был другой корабль. И Бонни заметила еще один корабль на побережье. Когда она увидела яркую круглую вспышку, то она застала тот момент, когда тот корабль переходил в ее измерение. Это длится какое-то мгновение. Вспышка возникает в момент столкновения.

Д.: Во время столкновения измерений?
Б.: Да. Столкновения корабля, прибывающего из другого измерения, с третьим измерением реальности. В результате такого столкновения часто происходит вспышка света. Такие переходы мы чаще всего совершаем днем, и люди не видят этих вспышек, потому что небо днем светлое.

Д.: Значит, когда корабль входит в измерение, свет исчезает.
Б.: Да. Корабль проходит адаптацию и становится... Я знаю, землянам сложно это понять, но корабль становится плотнее. Плотность корабля и всех тех, кто на нем находится, значительно увеличивается. Они очень быстро входят в третье измерение и практически сразу же приспосабливаются к существованию в этом третьем измерении. Люди не видят этого измерения. Ты бы очень удивилась, если бы узнала, сколько наших кораблей путешествует в этом измерении и, при этом, их никто не видит.

Д.: Я бы не удивилась. Я знаю, как это происходит.
Б.: Есть еще кое-что. Когда мы снова вернем ее на дорогу, мы постараемся вернуть ее туда же, откуда мы ее и забрали. Это будет легко сделать, потому что наш корабль все еще находится на том же месте. Но иногда сделать это довольно-таки сложно. Когда мы будем возвращать ее назад, ей тоже придется войти в третье измерение и в третий уровень плотности.

Д.: Находясь на вашем корабле, она находится на другом уровне плотности?
Б.: Сидя в этом кресле, Бонни не обладает таким же уровнем плотности, каким она обладает в третьем измерении на Земле.

Д.: Значит, когда вы будете возвращать машину назад, вам придется отрегулировать плотность.
Б.: Да. В ту секунду, когда она вернется в свое измерение, она увидит вспышку света. Это очень удивит и, возможно, даже испугает ее.

Д.: Это произойдет из-за столкновения двух измерений?
Б.: Да, потому что она придет из более разреженного измерения в более плотное третье измерение. Это как та вспышка на побережье. Прямо на месте появления ее машины, на шоссе возникнет вспышка света. Бонни увидит ее. Она будет находиться в машине. Мы посадим ее в машину здесь на корабле и опустим на дорогу. Но она не будет ничего знать. И вдруг она увидит эту вспышку. Она едет по шоссе и вдруг вспышка света.

Д.: Да, но в самом начале, когда все это началось, онауви- дела вспышку перед лобовым стеклом.
Б.: Правильно. Это произошло, потому что в тот самый момент, с нашей помощью, конечно, она начала переход в наше измерение.

Д.: Произошла вспышка.
Б.: Верно. Когда люди, человеческие машины, животные Земли — любые формы жизни с Земли — покидают третье измерение и попадают в наше измерение, в котором уровень вибраций намного выше — наше измерение тоже обладает материальностью, только наша материальность отличается от вашей — у вас такого нет. В такой момент, чаще всего, можно наблюдать вспышку яркого света. Днем, большинство людей не видят эту вспышку. Ночью, когда они спят, они тоже ее не видят. Либо люди могут подумать, что они находятся в луче света. Они не знают, что это всего лишь вспышка. Но иногда, когда это происходит очень быстро, как в случае с Бонни, люди видят эту вспышку. Если человек едет по дороге, то обычно мы делаем все по-другому. Мы окружаем машину светом и отключаем двигатель. Двигатель отключается, фары гаснут. Мы пытаемся сделать так,- чтобы человек съехал с дороги. Если машина останется на дороге, то это может привести к ДТП, а мы этого не хотим. Однако это очень медленный способ. Человек, находящийся в машине, понимает, что у него заглох двигатель и уже невозможно будет совершить резкий переход в наше измерение. Ты понимаешь, что я пытаюсь тебе объяснить? Свет вокруг машины, двигатель глохнет, машина съезжает с дороги. Появляемся мы и выводим человека из машины. Либо открываем ему дверь, как мы сделали это с Бонни. Мы ведем их вверх по лучу света. В такой ситуации вспышки не будет. Потому что это более плавный переход.

Д.: Значит, существует два способа совершить переход в другое измерение. (Да). Я поняла. У нас остается мало времени.
Б.: Я понимаю.

Д.: Я хочу задать несколько вопросов. Бонни сказала, что посреди этого яркого света она увидела какую-то ленту другого света. Что это было ?
Б.: Это один из наших лазеров. Это очень тонкий луч. И его источником был тот корабль, который стоял у обочины. Тот корабль все еще находится там же. Он стоит не на земле. Он парит над землей. Мы вообще не ставим наши корабли непосредственно на землю.

Д.: Почему?    
Б.: Это окажет пагубное влияние на наш корабль. Все дело в энергии вокруг корабля. Наш корабль излучает энергию, которая помогает ему двигаться. Если нижняя часть корабля будет соприкасаться с землей, то поток этой энергии будет прерван. Поэтому наши корабли парят над землей или выпускают шасси. В данном случае наш корабль парит в воздухе. Но он парит всего в нескольких сантиметрах от земли, поэтому Бонни показалось, что он стоит на земле.

Д. А что это был за лазер, о котором ты говорил?
Б.: Он находится на этом маленьком корабле- разведчике. Вообще-то такие установки есть на всех наших кораблях. Они очень мощные и действуют практически мгновенно. Это луч света. Это свет, обладающий определенными качествами и определенной частотой, определенной — не то чтобы материальностью — просто определенной мощью. Он очень плотный и сконцентрирован в одном луче. Он очень тонкий. Вы уже кое-что знаете об этом. Представь себе лектора, читающего доклад. У него есть лазерная указка. Он нажимает маленькую кнопку и на доске появляется красная точка. Между точкой и указкой протянулся луч, имеющий определенную частоту. Этот луч настолько тонкий, что чаще всего человек не может его увидеть. Мы видим этот луч. Мы видим те частоты, которых не может видеть человек. Этот луч света был использован для того, чтобы привлечь ее внимание. И чтобы она запомнила, что с ней действительно произошло что-то необычное. Но мы не хотим испугать се, потому что ей предстоит долгий путь домой. На выходных ее ждет работа и она должна быть к ней готова.

Д.: Бонни сказала, что у нее лопнуло лобовое стекло. Почему?
Б.: Это был луч света.

Д.: Луч света разбил стекло?
Б.: Да. Он очень мощный.

Д.: Это было сделано намеренно?
Б.: Да. Луч света находился под углом к машине Бонни, потому что его источник находился немного выше ее машины. Корабль парил в воздухе. Он не находился на земле, когда она проезжала мимо. Поэтому луч света пересекал лобовое стекло по диагонали. Луч света не материален, поэтому последствий могло быть всего лишь два. Мы знали, что луч света оставит след на лобовом стекле ее машины. Но мы также знали, что луч не настолько мощный, чтобы привести к ДТП.

Д.: Л этот луч разбил стекло до того, какЪонни отправилась к вам на корабль или уже после того, как она вернулась на Землю.
Б.: Вообще-то, пока еще ничего не случилось. До того, как попасть сюда, Бонни увидела яркий свет и этот луч. Мы точно знаем это. (Смеется). Мы заставили ее увидеть этот свет. Потом она въехала в него. Потом мы подняли ее на другой корабль. Тот маленький корабль- разведчик остался у дороги. Когда мы вернем ее обратно, то попытаемся вернуть ее туда, откуда мы ее забрали. В то же самое место. Если нам удастся, то мы вернем ее в тот самый момент, когда она увидела эту странную ленту посреди яркого света. А потом все продолжится. Она коснется этого луча, и он разобьет лобовое стекло ее машины. Так что прямо сейчас этого еще не случилось. Но понятие времени настолько относительно, что это уже произошло, потому что это еще должно произойти.

Д.: Ладно. Как я уже сказала, в нашем измерении наше время истекает. (Да). Я хочу поблагодарить тебя за наш разговор.
Б.: Я тоже был рад пообщаться с тобой. Многие из моих знакомых уже общались с тобой, Долорес.

Д.: (Смеется). Я не знала, относишься ли ты к той же группе пришельцев или нет.
Б.: Ты работаешь с разными группами. Я отношусь к одной из них. Я многое знаю о тебе.

Д.: Значит, ты знаешь, что я очень любопытная.
Б.: Да, знаю. То, чем ты занимаешься по всему миру, просто замечательно. Мы очень довольны. Лучше и быть не может.

Д.: Значит, я могу продолжить работать с...
Б.: (Перебивает). Конечно же! И делиться знаниями. Мы высоко ценим твои книги и твои лекции. И твои поездки. Это просто великолепно. Ты такой прекрасный человек. Люди верят тебе. Они верят тому, что ты говоришь. Они открыты всему, что ты скажешь. Ты для них — свой человек. И это нравится людям. Они могут доверять тебе. А для Земли это сейчас крайне важно. Люди должны получить эту информацию из уст такого же человека, как они. Из уст человека, которому они доверяют.

Д.: Значит, я могу установить с тобой контакт через Бонни и получить больше информации?
Б.: Конечно. С удовольствием. Мы будем очень рады. И еще я хочу сказать, что те маленькие существа, которые находятся сейчас вокруг нее, работали с ней очень, очень, очень давно. В ее прошлой жизни.

Д.: Они живут дольше нас.
Б.: Да, мы живем столько, сколько хотим. Или столько, сколько нам нужно, чтобы закончить начатое дело. Все очень просто. Спасибо за этот сеанс. Спасибо за ту помощь, которую ты оказала Бонни.

Д.: Ты знаешь, что я защищаю ее, и самое главное для меня — это ее благополучие.
Б.: Я знаю. И она тоже это знает.

Д.: Тогда, могу я попросить тебя покинуть нас? (Да). Пускай личность и сознание Ьонни вернуться...
Б.: (Перебивая). Мы должны вернуть ее назад. Это не займет много времени.

Я забыла, что мы находимся в другом времени, но это высокое существо не забыло об этом. Мы должны были «соблюдать расписание», перед тем, как вернуть Бонни в сознание и в нашу реальность.

Б.: Маленькие существа сажают ее обратно в машину. Самые любознательные выходят из машины. Нижняя часть большого корабля открывается. Она опускается в свет. Кстати, на шоссе так и не появились другие машины. Мы заставили всех, кто собирался ехать в то время по шоссе 101 на юг или на север — вообще-то это очень короткий промежуток земного времени - остановиться. Ты бы удивилась, если бы увидела, что все водители вдруг резко останавливаются на обочине и начинают смотреть на океан или же решают немного вздремнуть. Многие, кто ехал по этому шоссе на север и на юг, сейчас просто спят в своих машинах. Но это продлится недолго. Совсем чуть-чуть. Мы сделали это, потому что не хотим, чтобы они видели все эти вспышки света.

Д.: Ну, конечно. Вы же прилетели не за ними.
Б.: А сейчас мы поставим ее обратно на дорогу. Она спускается. Она уже на дороге. Ой! Трещина на стекле! Лазерный луч. Идеальный момент! Все получилось как надо. Мы все сделали идеально. Мы очень гордимся собой. (Я засмеялась). Она едет дальше. Она хочет остановиться. Но мы говорим ей — это говорит не ее внутренний голос — мы говорим ей: «Не останавливайся! Продолжай ехать дальше! Не останавливайся! Быстрее! Тебе надо выбраться отсюда! Ты должна ехать домой!».

Она нас послушала. Мы должны снова открыть шоссе для других водителей.

Д.: Хорошо. Сейчас она все мает. Она должна знать.
Б.: Да. Это прекрасно.

Д.: Отлично. Теперь она едет домой. Л ты должен уходить. Еще раз спасибо. Мы еще встретимся.
Б.: Спасибо тебе, дорогая.

Я велела личности и сознанию Бонни вернуться в тело и обратно в наше время. Когда Бонни вышла из транса, она сразу начала задавать вопросы.
Рисунок Бонни с изображением символов, которые она увидела на грузовике.

Один из мужчин, находящийся в комнате, был очень удивлен тем, как свободно со мной разговаривал этот пришелец. Бонни сказала, что это происходит и тогда, когда она работает со своими клиентами. Судя по всему, мы пользуемся одинаковой техникой — обходим эмоциональное состояние сознания и берем только реальные факты.

У Бонни было огромное количество вопросов, но я знала, что на все эти вопросы я ответить не успею. Мне нужно было вставать в три часа ночи, чтобы сесть на автобус до Денвера (4 часа пути), где я должна была успеть на самолет. Бонни и ее спутники должны были возвращаться в штат Колорадо (2,5 часа езды). После такого сеанса Бонни не могла сесть за руль — она была слишком уставшей. Один из ее спутников согласился вести машину. Потом Бонни рассказала мне, что пока они ехали домой, они прослушали кассету, и эта запись очень удивила ее.

Несколько месяцев спустя, в сентябре 1997 года, мне предстояло прочитать несколько лекций в штате Калифорния. ()дин день я должна была провести в Лос-Анджелесе. Бонни пришла ко мне в отель, чтобы провести еще один сеанс. Она подготовила список вопросов для того существа, с которым я разговаривала в прошлый раз.

Произнеся кодовое слово, я быстро ввела Бонни в состояние глубокого транса. Я вернула ее на корабль и Бонни вновь оказалась в кресле, которое окружали маленькие милые инопланетяне.

Б.: Я сижу в кресле. Эти малыши толпятся вокруг меня. Им очень интересно. Они пытаются занять лучшее место, толкают друг друга, пытаются подойти поближе. Они рассматривают меня с огромным интересом. Мне это не мешает. Мне очень льстит, что мной интересуется такое количество пришельцев.

Д.: Может, они не часто встречаются с людьми.
Б.: Не знаю. Я вижу их впервые. Это точно. Знаешь, я хочу еще раз взглянуть на этих маленьких серо-синих инопланетян.

Д.: Ты хочешь рассмотреть их получше? (Да). (Возникла небольшая пауза, пока Бонни рассматривала пришельцев). Они похожи друг на друга или чем-то все-таки отличаются?
Б.: Маленькие пришельцы все одинаковые. Я просто хотела рассмотреть их получше. Вначале мне показалось, что у них очень гладкая кожа. Но сейчас я вижу, что она немного шероховатая. У них на коже есть маленькие шишки. Но они такие маленькие, что... я могу сравнить их только, с пупырышками, которые появляются у нас на коже, когда нам холодно. И глаза у них особенные. У нас есть ресницы, а у них ресниц нет. Веки у них тоже отсутствуют. Над глазом у них есть небольшая складка. Она чем-то похожа на наше веко или на брови, только волос у них нет.

Д.: Ты говорила про какую-то складку — это и есть эта бровь?
Б.: Как будто кости черепа немного выступают наружу прямо над глазом. Сложно объяснить. У них вроде как просматриваются скулы. Их практически не видно. Носа у них тоже практически нет. Во всяком случае, он не торчит так, как у нас.

Д.: У них есть ноздри?    
Б.: Да, наверное, это можно назвать ноздрями. Но они не круглые. Они имеют продолговатую вертикальную форму.

Д.: У них есть рот?
Б.: Нет. Только очень маленькое... Губ я не вижу. Я попытаюсь определить размер. У них есть рот, но только он очень маленький — всего два-три сантиметра в длину.

Д.: Да, это очень мало. У них есть уши?
Б.: Нет. по крайней мере ничего не торчит. Но у них есть — как это называется — если смотреть на лицо человека, то возле уха у нас есть маленький отросток, который защищает ушное отверстие. У них есть нечто похожее. Может под этим отростком скрывается ушное отверстие. Если оно и есть, то оно очень маленькое. Во всяком случае, я его не вижу.

Д.: Ты видишь их руки?
Б.: Да. Они очень сильно отличаются от наших рук. Они очень худые. Тыльная сторона ладони очень узкая. И пальцев у них меньше. У них четыре пальца и один из них похож на наш большой палец. Но он не так сильно выделяется, как у нас. У них он находится практически на одном уровне с другими пальцами. Однако он выполняет функции нашего большого пальца.

Д У них есть одежда?
Б.: Сложно сказать, потому что все их тело одного цвета. Я попробую рассмотреть структуру. На них может быть надет костюм, только края его я не вижу. Это странно.

Бонни прекрасно описывала все, что она видит. Очень многие мои клиенты пугались странных существ и вообще отказывались смотреть на них. Иногда их подсознание защищало их настолько, что они видели только размытые силуэты или (как в случае, описанном в книге «Наследие звезду мидели пришельцев только со спины. Бонни была такой же любопытной, как и я. Поэтому она попросила замедлить in е происходящее, чтобы в подробностях рассмотреть этих инопланетян. Она ничего не боялась. Она была ученым — поэ тому ей было интересно абсолютно все. А если человек объективно смотрит на вещи, то он может получить намного больше информации, если будет относиться к происходящему субъективно.

Д. А другое существо тоже здесь? Которое отвечало на мои вопросы в прошлый раз?
Б.: Да, он стоит за этими маленькими существами.
Он стоит практически напротив меня, только немного левее.

Д.: Мы можем поговорить с ним?
Б.: Да. (Тихо, обращаясь к кому-то другому). Я бы опять хотела поговорить с тобой. Задать тебе некоторые вопросы. Я должна сфокусироваться на нем. Он говорит, что я должна сосредоточиться.

Д. Ты знаешь, что это значит?
Б.: Да. Я должна увидеть его. (Вздох). Может, я могу описать его и тогда я смогу четче увидеть его.

Д.: Ты его не боишься?
Б.: Нет. Все нормально. Он очень высокий и очень худой. И очень, очень белый.

Д. Ты имеешь в виду цвет кожи?
Б.: Да. Его кожа не похожа на кожу этих маленьких пришельцев. У них кожа серо-синего цвета, а у него чисто белая. Не такая белая, как у нас. Белая, словно бумага.

Д.: Совсем белая. Какое у него лицо?
Б.: Голова у него не круглая, как у маленьких. У него голова удлиненная и более узкая. Она закругляется кверху, но на макушке у него есть небольшая выемка, так что круглой голову назвать нельзя. Ушей я не вижу. Его голова больше похожа на голый череп. Потому что я не вижу никаких выпуклостей или чего-то еще, похожего на плоть.

Обычный человек, увидев такое существо, ужаснулся бы. Но, описывая этого пришельца, Бонни не ощущала страха. Это существо казалось ей очень милым, и рядом с ним она чувствовала себя комфортно. Это не совсем похоже на нормальную человеческую реакцию. Но точно также Бонни относилась и к маленьким инопланетянам. Во время первого сеанса она подумала, что ей должно быть страшно, когда они привели ее в эту комнату и прицепили какую-то штуку ей на голову. Но Бонни не испытывала страха. Единственный раз, когда ей действительно стало страшно, это когда она поняла, что маленькие существа вокруг грузовика не были людьми. Но когда она попала на корабль и увидела, что эти малыши ведут себя как дети, страх куда-то пропал. Высокое существо тоже не вызывало у нее никаких негативных чувств. Она смотрела на этих существ так, как ученый смотрит на объекты своего исследования.

Д.: Ты говоришь, что его голова больше похожа на череп. Это значит, что кожа натянута очень плотно?
Б.: Очень плотно. Я думаю, у него есть кожа. А теперь глаза. Они очень, очень большие. Если сравнивать с размерами лица, то у него глаза еще больше, чем у малышей.

Д.: Л цвету них тот же?
Б.: У малышей глаза черно-синего цвета. Иссиня- черные глаза. У него же глаза темно-коричневые. Почти черные, но с коричневатым оттенком. И форма у них другая. Они похожи на вертикально поставленный прямоугольник с закругленными углами. Наши глаза расположены, горизонтальны, а у него вертикально.

Такое описание глаз очень удивило меня. Я попыталась представить себе существо, о котором говорила Бонни.

Б.: Верхняя и нижняя стороны их прямоугольных глаз короче, чем боковые стороны. Верхняя сторона также немного длиннее, чем нижняя. Глаза занимают большую часть его лица. Если посмотришь на его лицо, то увидишь практически одни лишь глаза. Какого же они размера? (Пауза). Они примерно 9-10 см в высоту и 7,5 см в ширину.

Д.: Это большие глаза. Л в остальном он похож на маленьких пришельцев?
Б.: Нет. у него совершенно другая форма лица. У малышей крупная верхняя часть головы сужается к очень узкому подбородку. У него форма головы почти такая же, только верхняя часть намного крупнее. У него голова похожа на голову лошади, только у него нет такого же носа и такого же рта, как у лошади. Но форма его головы очень похожа на форму лошадиной головы.

Д.: Вытянутая. Л рот и носу него такие же, как и у малышей?
Б.: Нет. Мне в голову опять приходит лошадиная морда. Средняя и нижняя часть лица выдается вперед, по четких контуров носа нет. Я даже не вижу, где у него рот. (Пауза). У малышей рот находится на привычном для нас месте. А у высокого инопланетянина он может находиться на подбородке или даже ниже. Он совсем не похож на малышей.

Д.: А руки? Ты видишь его руки?
Б.: Нет, не вижу. Я вижу его длинную, худую шею. Она тоже белая. Вижу плечи.

Д.: Какая-нибудь одежда?
Б.: Он полностью белый. И мне кажется, что это белая одежда, свисающая с его худых плеч. Я попробую посмотреть еще раз. (Пауза). На шее видно что-то похожее на воротник. Там, где мы обычно носим всякие цепочки и другие украшения. Но я точно знаю, что у него очень узкие плечи, очень тощее тело и неимоверно худые руки. Я знаю это, хоть и не вижу очертаний его тела. Его одежда напоминает широкое платье. У малышей одежда плотно облегает тело, а у высокого она очень широкая.

Д.: Понятно. Как ты думаешь, сейчас он сможет ответить на наши вопросы?
Б.: Думаю, да.

Д.: Скажи, что нам очень интересно. Мы хотим знать все.
Б.: Нам очень интересно. Я много о тебе думала. И мысли о тебе не доставляли мне никаких неудобств. Я считаю, что вы оказываете мне честь. Я никогда не боялась ни тебя, ни тех малышей. И еще хочу сказать спасибо за то, что после того случая я не испытываю страха, когда еду за рулем, одна и поздно ночью. Он просто смотрит на меня своими большими глазами. У них у всех такие интересные глаза. У них нет зрачков, но все-таки глаза у них живые. Я не понимаю, как это происходит, но глаза двигаются. У них нет век, поэтому они не могут моргать. Но все равно у них очень выразительные глаза. Не знаю почему. Но по их глазам можно прочитать их настроение.

Д.: Давай спросим у него. Чем его гяаза отличаются от наших?
Б.: Он говорит, что его глаза могут видеть вещи насквозь. Он видит то, что находится под поверхностью.

Д.: В прямом смысле этого слова?
Б.: Да. Он видит меня насквозь. Он видит, что у меня внутри.

Д.: Как рентген?
Б.: Да, как рентген. Он владеет физиогномикой (изучениe выражения яйца и общего физического облика для диагностики болезней). Но важнее всего то, что они видят мысли и чувства человека. Они не всегда понимают наши эмоции, но они видят, что происходит внутри нас. Именно но я и имела в виду, когда сказала, что они видят то, что находится под поверхностью. Они очень удивляются тому, какие у нас маленькие глаза. (Я засмеялась). А мы удивляемся тому, какие у них большие глаза.

Д.: Нами глаза видят только один уровень.
Б.: Да. А их глаза могут видеть сквозь разные вещи и предел поля зрения у них отличается от нашего.

Например, если они посмотрят на это шоссе, то они умилит ровно столько, сколько им необходимо. Это могут быть 500 метров, а могут быть несколько километров.

Д.: То есть если он смотрит на дорогу с корабля, то он видит ее во всю длину.
Б.: (Голос резко изменился). Теперь я буду говорить сам.

Д.: Хорошо. Так будет легче.
Б.: Мы видим все. Мы видим то, что происходит па корабле, и мы видим то, что происходит внизу, под нами. Мы видим все вокруг. Мы видим ту часть шоссе, которая уходит на юг и одновременно ту часть шоссе, которая уходит на север. Мы видим и океан, и прибрежную зону. Все сразу.

Д.: То есть одновременно?
Б.: Правильно. Мы не двигаем глазами, как это делают люди. Мы видим намного больше, чем люди. Плюс ко всему мы еще видим и внутреннюю часть всех объектов, которые попадают в поле нашего зрения. Мы видим всех людей, которые едут в автомобилях или находятся в лодках, которые плавают в океане. Мы видим всех людей, которые находятся в тех домах, которые попадают м поле нашего зрения. Мы видим все, что происходит внутри каждого здания. Мы видим то, что находится за холмами и, на что смотрела Бонни, когда проезжала мимо. Мы видим там наш корабль. Мы видим все четыре дома, разбросанные по обширной территории за холмами. Мы видим все холмы. Мы видим город Вентура. Мы видим города Санта-Барбара, Монтесито и Карпинтария.

Эти большие глаза заставили меня вспомнить о насекомых. Мы не знаем, какова глубина поля зрения у насекомых, потому что мы не можем спросить их об этом. Похожи ли глаза этого инопланетянина на глаза насекомых? Видят ли насекомые больше, чем нам кажется?

Д.: А вам не сложно одновременно обрабатывать такое огромное количество информации?
Б.: Нет. Для человека это было бы сложно.

Д.: (Смеется). А а уж. Но ведь я человек, поэтому и представляю себе все с точки зрения человека.
Б.: Да, это так. Но представь себе трехмерную физическую реальность Земли. Мы видим намного больше. Мы видим другие измерения.

Д.: Л эти маленькие существа...?
Б.: Видят ли они так же, как и мы?

Д.: Ла. Их глаза функционируют так же, как ваши?
Б.: Глубина поля зрения у них меньше, чем у нас, но сквозь вещи они тоже могут видеть. Они стоят вокруг Бонни и смотрят на нее. А я смотрю на них сзади. (Теперь я уже точно поняла, что со мной разговаривает не Ъонни). Они видят все, что касается ее мыслей, ее чувств и ее воспоминаний. Они видят, как работают все ее внутренние органы. Они видят, как работают ее глаза. Глаза у нее открыты. Они видят, как работает ее головной мозг. Они видят все ее капиллярные трубки. Они видят все железы и все внутренние ткани. Они видят ее носовой ход и все маленькие волоски, которые там растут. Они видят все жидкости, находящиеся в ее теле, и все возможные пазухи.

Д.: Именно поэтому они так пристально на нее смотрят?
Б.: Да. Они замечательно проводят время. (Я засмея- hicb). Она знает, что им очень интересно.

Д.: Но она не знает, что они могут все это видеть.
Б.: Она даже понятия не имеет о том, что они могут видеть. Они видят слуховой проход человека и видят, как мы слышим. Они видят серу в ушах. Они видят слюну и другие жидкости вашего тела. Они много чего видят.

Д.: Почему твои глаза ничем не защищены?
Б.: У нас есть защита для глаз. Она находится внутри глаза. Вы бы назвали это мембраной.

То, что он рассказывал о своих глазах, натолкнуло меня и.I мысль о насекомых. Но сейчас это больше походило на глаза рептилии.
Д.: Она защищает глаза?

Б.: Да. У нее немного глянцевая поверхность. Это самообновляющаяся мембрана. Нам не нужно закрывать глаза, как это делают люди. Наши глаза устроены совершенно по-разному. У людей поверхность глаза мокрая.

К этой жидкости прилипает пыль. Наша мембрана является неотъемлемой частью глаза и ее поверхность не задерживает пыль и другие мелкие частицы. Эта мембрана отталкивает все, что может попасть в глаз.

Д.: Я слышала, что вы можете определить намерения человека. Что вас не возможно обвести вокруг пальца.
Б.: Да, это мы тоже видим. Люди могут сказать, что «Мы видим истинные намерения человека». Мы видим душу человека. Мы видим сущность человека и все, что к пей прилагается. Люди — очень интересные существа.

У них так много учений, теорий и верований, которыми человек пользуется на протяжении всей своей жизни. И все эти учения, теории и верования накладываются на истинную сущность человека. И еще до того, как человек достигнет зрелого возраста, его сущность может оказаться полностью покрытой различными учениями, верованиями и идеологиями. Поэтому человеку очень сложно даже догадаться о том, что на самом деле он является чистой духовной сущностью. С самого рождения человека накрывает волной различных учений. И он не знает ничего, кроме этих учений, верований и теорий.

Д.: Мне говорили, что одна из причин того, что они работают со мной и с Бонни, является тот факт, что вы знаете наши истинные цели. Это правда?
Б.: Когда ты говоришь они, кого ты имеешь в виду?

Д.: Вас. Тех. кого мы называем инопланетянами. Тех, кто разговаривает с нами через наших клиентов.
Б.: Да, мы знаем, что вы стремитесь только к хорошему. Вы способствуете установлению истины.

Д.: Мне говорили, что свои намерения и целимы скрыть не сможем. Вы знаете обо всем этом больше, чем мы сами.
Б.: Да. И ты, и Бонни занимаетесь тем, что получаете информацию из самых глубин человеческой памяти. Из прошлой жизни — информацию о том, что было много веков назад. Из нынешней жизни человека — информацию, полезную для него самого. Из прошлой жизни — информацию о том, что может помочь решить нынешние проблемы человека. Или же информацию о встречах с нами. Делаете вы это для того, чтобы узнать все аспекты произошедшего. Вы пытаетесь познать истину. Вы пытаетесь добраться до истинного первоисточника. Но ваш путь к истине очень утомителен. Мы же можем сделать это практически мгновенно. Но мы отдаем вам должное, потому что вы делаете многое из того, что делаем мы — пусть вы никогда и не задумывались об этом. А именно — вы видите то, что у человека внутри. Вы видите истинную сущность человека и все то, что было наложено на нее в течение прошлых и на протяжении нынешней жизни.

Д.: Просто для нас это сложнее. У нас это занимает больше времени, чему вас.
Б.: Да. Вы не видите человека изнутри, как это делают те, кто обладает сверхъестественными способностями. Но вы помогаете человеку войти в такое состояние сознания, в котором он может дотянуться до нужных воспоминаний, пробившись через многочисленные слои различных учений, теорий и верований.

Д.: Бонни хотела задать несколько вопросов. (Я слушаю). Ты говорил, что они брали из ее сознания информацию о ее работе и о тех людях, с которыми она работала. (Правильно).
Б.: Вы помещаете эту информацию... куда?... в некое подобие компьютера? Я правильно тебя понимаю?

Б.: Мы получаем информацию при помощи своего разума. Никаких машин мы не используем.

Д.: Мне будет проще понять тебя, если ты сможешь объяснить мне все это, используя доступные мне понятия.
Б.: Хорошо. Структуру нашего разума можно сравнить с компьютером. Мы сами используем полученную информацию.

Д.: Бонни хотела узнать, что вы собираетесь делать с полученной от нее информацией.
Б.: Мы поддерживаем связь со многими существами. С существами нашего типа и с другими типами существ, которые очень интересуются людьми и Землей. Иногда мы обмениваемся информацией при помощи телепатии. Мы посылаем информацию с помощью мысли. Мы передаем им свои мысли.

Д.: Значит, эту информацию может получить тот, кто захочет. То есть любое существо.
Б.: Да. Любое существо, которое интересуется этими вопросами. Многие существа интересуются землянами. У многих из них есть совесть. Совесть! И они хотят знать, как люди реагируют на встречи с ними. Но есть п тс, кто, занимаясь исследованиями Земли и людей, абсолютно не интересуются реакцией человека на общение с пришельцами. Это похоже на систему радиовещаний, только мы не пользуемся проводами и различными приборами. Это то, что вы называете телепатией. У нас другой уровень, другой тип общения. И наше общение не зависит от машин. Я попытаюсь объяснить тебе это получше. Так, чтобы ты поняла.

Д.: Это самое сложное.
Б.: Да, потому что мы очень разные. Представь себе невидимую сетчатую межпространственную структуру. Она простирается во всех направлениях. Я пытаюсь не забывать, что вы мыслите материальными понятиями. Представь себе трехмерную сеть. Не двухмерную, которая проходит из одного пункта в другой, а трехмерную, где все измерения простираются во всех направлениях. Представь себе простую лампочку. Если включить эту лампочку так, что вокруг нее не будет ничего, кроме воздуха, то свет этой лампочки будет распространяться во всех направлениях. Точно также происходит и с мысленной сетью. Мысленные волны отправителя, в данном случае меня, распространяются во всех направлениях. Во всех возможных направлениях. Те, кому это интересно, воспользуются этой информацией, а те, кого это не интересует, просто не обратят на эти волны никакого внимания.

Д.: Потому что те, кому это интересно, ищут эту информацию.
Б.: Да. Это все равно, что компьютер в твоем офисе, подключенный к Интернету, который изобилует всевозможной информацией. Люди приходят в офис, включают компьютер, заходят в Интернет, и получают оттуда нужную информацию. Но в Интернете есть и та информация, которая их не интересует. Им это просто не интересно. Поэтому они не ищут эту информацию. Есть люди, которые приходят в офис и вообще не включают свой компьютер. А у некоторых компьютера просто нет. Также и с нами.

Д.: Теперь я понимаю.
Б.: Кого-то из нас эта информация интересует, а кого- то нет.

Д.: Понятно. Бонни спрашивала, живете ли вы на корабле? Или иногда вы возвращаетесь туда, откуда вы родом?
Б.: Сейчас мы находимся на очень большом корабле. Он находится очень высоко над Землей. Люди не видят его с земли. Лишь иногда кто-то может увидеть наш корабль и рассказать об этом. Но мы видим очень много, поэтому когда мы замечаем, что кто-то нас заметил, мы включаем маскировку и человек нас не видит. Или просто улетаем из того места. Мы все еще считаем, что основная масса людей пока еще не готова к встрече с памп и с нашими большими кораблями. Многие из нас и правда, живут на этом корабле. Я тоже живу здесь. Эти малыши гоже живут на этом огромном корабле.

Д.: А у тебя есть дом?
Б.: Да, но он очень далеко. Поэтому нам удобнее находиться па этом корабле. То, что видят люди, когда попадают на этот корабль, это всего лишь мизерная часть всего корабля. Здесь есть жилые отсеки и рабочие помещения. Это одно из таких рабочих помещений. Бонни видела только две комнаты этого огромного корабля. Но это не важно. Может быть, когда-нибудь настанет время, и мы покажем ей весь корабль. Если, конечно, она сама этого захочет. Мы должны были сделать то, что было необходимо, как можно быстрее. Поэтому мы подняли Бонни вместе с ее машиной в первый отсек корабля, а по том провели ее в эту маленькую комнату. Потом мы приведем ее обратно к машине и вернем ее на дорогу.

Д .: Ей хочется знать, откуда вы. Ваш дом есть на наших звездных картах?
Б.: Да, есть. Но наши названия отличаются от ваших. Мы знаем, что люди знают о звезде Сириус, о созвездии Лира, Плеяды, о звезде Антарес и о созвездии Андромеда. Но для всего этого у нас есть свои названия. И если честно, то себя мы вообще никак не называем.

Д.: Я так и думала. Мне уже говорили об этом.
Б.: Все делается с помощью энергии и вибраций. Иногда — очень редко — мы возвращаемся домой, но это требует от нас очень много усилий и времени. Мы легко находим нужный курс, но не так, как это делают самолеты на Земле. У нас нет диспетчерских вышек. Мы ориентируемся по частоте вибраций.

Д.: Я понимаю. А у тебя есть семья, по которой ты скучаешь?
Б.: У большинства из нас семьи находятся на этом корабле, поэтому мы видимся с ними довольно-таки часто.

Д.: Значит, они путешествуют с вами.
Б.: Они могут вернуться домой в любое время. Не у каждого здесь есть семья. Но у многих. Моя семья здесь.

Д.: Это наводит меня на мысль о воспроизведении потомства. (Смеется). Мне очень интересно.
Б.: У каждого типа существ это происходит по-разному.

Д.: А как это происходит у того типа, к которому относишься ты?
Б.: С точки зрения человека мы больше похожи на насекомых. Мы таковыми себя не считаем, но знаем, что так о нас думают люди. Поэтому можно сказать, что мы откладываем яйца. У нас нет копуляции  как таковой, которая характерна для людей. Люди — очень интересные существа. Особо интересен тот факт, что они могут входить в такое состояние возбуждения, когда мужчина и женщина могут воспроизводить потомство. У нас все происходит по-другому: наши женщины откладывают яйца, а мужчины их оплодотворяют. При этом яйца уже не находятся в теле женской особи. Совсем по-другому. Мы не совокупляемся со своими женщинами, как это делают люди.

Насекомые обладают видовой памятью, которую еще называют генетической. Им не нужно учиться чему-то у своих родителей. Они и так уже все знают. Мне кажется, что это существо относится именно к такому типу.

В этой книге уже упоминались случаи, в которых существа были больше похоже на насекомых, чем на гуманоидов. Потомство таких существ уже многое знает при рождении. Родители не привязываются к своим детям, потому что они быстро достигают зрелого возраста и не нуждаются в обучении.

Д.: Л маленькие серые существа? Они размножаются точно также или по-другому?
Б.: Существует много разных видов маленьких серых существ. Люди относят их всех к одной категории. Но они все очень разные.

Д.: Я уже сталкивалась с этим в своей работе. Существуют различные типы.
Б.: Дай мне немного подумать. Я работаю с разными нами. Те существа, которые сейчас окружают Бонни, размножаются не так, как люди. У них нет половых органов, как у вас.

Д.: Они не различаются по половому признаку?
Б.: Они не вступают в половую связь, чтобы получить удовольствие или чтобы произвести на свет потомство, как это делают люди. У них это больше похоже на лабораторный эксперимент. Берутся клетки этих существ и смешиваются, разница между мужчинами и женщинами у этих серых малышей очень незначительная. По внешнему виду их отличить вообще невозможно. Различие между мужчиной и женщиной у них заключена в генетической структуре. Поэтому мы берем образцы их тканей. Образцы мы берем с нежных участков кожи. Это как соскоб. Образец клеток кожи. Чаще всего мы берем эти образцы в области под рукой существа.

Д.: Подмышкой?
Б. Да, подмышками. Это очень защищенная область. И иногда нам удается...

Д.: Я должна перебить тебя на секунду. Я должна заняться своим диктофоном. Ты ведь понимаешь меня?
Б.: Я вижу, что ты делаешь.

Я вытащила закончившуюся пленку и вставила в диктофон новую кассету.

Д.: Мы не можем запомнить такое количество информации. Именно поэтому ми пользуемся приборами, записывающими речь.
Б.: Хочу сказать, что мы очень терпеливо относимся к тем землянам, которые так интересуются нами, что хотят все записать и запомнить. Вы точно также смотрите на детей, которые пытаются сложить вместе два числа. Они загибают пальцы, а вы терпеливо ждете. Но не подумай, что мы относимся к вам снисходительно. Мы испытываем лишь небольшое изумление, мы терпеливы и одобряем то, что вы делаете. Все в порядке.

Д.: (Смеется). Но ведь мы хотим передать эту информацию другим людям. Мы должны соблюдать точность. Мы не можем полагаться только на свою память.
Б.: Да, это правильно. Вернемся к воспроизводству потомства. Иногда мы берем эти образцы — мы называем их генетическим материалом — с поверхности кожи.
Я сейчас говорю о маленьких серых существах. Иногда мы берем эти образцы у них между ног. Но не потому, что там находятся половые органы, а просто потому, что это место тоже достаточно хорошо защищено от внешнего воздействия — туда практически не попадает грязь и другие загрязняющие вещества. Процесс репродукции проходит прямо на этом корабле в специальной комнате. Мы берем соскоб у мужских особей, которые не очень-то и отличаются от женских. Но отличия все равно есть. Потом мы берем соскобы у женских особей. Затем мы перемешиваем все полученные образцы. Мы создаем изначальные лабораторные условия, которые должны строго соблюдаться. И мы - вы бы, наверное, сказали, что мы разводим их. У вас же есть рыбопитомники. (Да-) И другие предприятия, на которых вы выращиваете определенные культуры и разводите определенные формы жизни. Это тоже самое. Разница только в том, что мы разводим мужскую биомассу и женскую биомассу, то есть генетическую биомассу, в жидкой среде с контролируемыми условиями до тех пор, пока эта биомасса не достигнет такого уровня, когда сможет покинуть жидкую среду и начать функционировать как полноценное живое существо.

Д: Это значит, что эти существа не могут размножаться за пределами лаборатории. То есть они способны размножатъся только в лабораторных условиях.
Б.: Совершенно верно.

Д.: Это похоже на некоторые рассказы о том, что какие- то инопланетяне берут образцы тканей у людей.
Б.: Да. Иногда - и я думаю, что и ты и Бонни знаете об этом -- пришельцы соединяют генетический материал человека (мужчины или женщины) с генетическим материалом другого существа и создают, таким образом, существ-гибридов. Разные группы пришельцев делают но по-разному, но принцип у этой процедуры один и тот же. Этот принцип сродни тому, как размножаются маленькие серые существа. Некоторые пришельцы оплодотворяют яйцеклетки женщин Земли. Потом они помещают оплодотворенную яйцеклетку обратно в утробу женщины на два, два с половиной месяца.

Д.: А зачем совмещать геномы людей с геномами других видов существ?
Б : М ы — та группа пришельцев, к которой отношусь я -- этого не делаем. Но я точно знаю, что этим занимаютСЯ другие виды инопланетян. Взаимоотношения людей с пришельцами многогранны и именно поэтому сущеcтвуют различные группы инопланетян, у которых имеются разные цели. Есть такие группы пришельцев, которые прилетают на Землю, берут генетический материал людей, смешивают его со своим генетическим материалом и выводят новые виды. Все это делается потому, что они находятся на грани вымирания. Некоторые из этих существ даже не имеют родной планеты. Они живут на своих космических кораблях. Поэтому некоторые из этих групп посылают на Землю свих посланников, которые добывают на вашей планете необходимый им свежий генетический материал, который может сохранить их вид от вымирания. Некоторые виды пришельцев открыли для себя тот способ, о котором я тебе рассказал — соскобы из областей подмышек или между ног. Для некоторых пришельцев этот способ перестал быть эффективным. Им нужен новый генетический материал. Генетический материал нового вида. Они проводили внутривидовое скрещивание на протяжении многих лет и теперь им нужен генетический материал других видов живых существ. Они выбрали людей.

Д.: Потому что видовое скрещивание уже не помогало?
Б.: Именно так. Большая часть потомства умирала. Я не уверен, знаешь ли ты об этом, но некоторые пришельцы, которые используют генетический материал человека, вначале пытались использовать генетический материал других существ, которых вы называете инопланетянами. Существ, которые живут не на Земле. И на самом деле многие виды инопланетных существ занимаются подобными экспериментами не только с землянами, но и с другими существами. Это отчаянная попытка предотвратить вымирание своей расы. Любое живое существо, будь то миллионы различных видов, обитающих на Земле или другие виды, обитающих на других планетах, стремится к сохранению своего вида. И каждое живое существо будет делать то, что необходимо делать для предотвращения вымирания своей расы. Некоторые пришельцы стремятся к сохранению своего вида. Но есть и другие причины проведения подобных экспериментов. Некоторые пришельцы хотят создать новый ВИД ЖИВЫx существ - гибрид человека и другого живого. Они хотят создать новое живое существо, которое сможет понять землян. Это существо сможет прекрасно понимать оба вида живых существ — и человека и других существ, генетический материал которых будет использоваться при эксперименте. Эти существа станут хорошими посредниками в общении между человечеством и представителями разных групп пришельцев. То есть, существует две причины проведения подобных генетических экспериментов - программа выживания и программа посредничества.

Д.: Проблема в том, что некоторые люди считают это покушением на их права. Они считают, что вы не имеете нрава проводить подобные эксперименты с участием людей, не спросив их при этом, хотят ли они участвовать в этих экспериментах.
Б.: Совершенно верно. Но дело в том, что люди, занятые в подобных программах, дают нам свое согласие. Но они не осознают этого в своей повседневной жизни.

Д.: Я понимаю, мне уже объясняли, как это происходит. Но обычные люди этого не понимают. Бонни хотела узнать, каким поразим вы отбираете тех людей, с которыми вы работаете? Существуют какие-то критерии отбора?
Б.: Процессы отбора бывают очень разными. Разные группы пришельцев проводят отбор по разным принципам. Сложно дать какой-то простой ответ на этот вопрос.

Д.: Простой ответ сложно дать на любой вопрос, который я задаю.
Б.: Да, это так. Ты задаешь очень сложные, но очень правильные вопросы. Они помогают тебе лучше понимать то, что ты хочешь знать. Некоторые из нас paботают на уровне духовной сущности, о которой мы с тобой уже говорили. Мы видим душу человека, его сущность. При этом неважно, насколько глубоко под поверхностью человека находится его душа. Те, кто занимается исследованиями сущности людей, на самом деле заглядывают в душу человека еще до того, как он начнет свою новую жизнь. Мы работаем с духовной сущностью еще до ее прихода в этот мир. Мы устанавливаем телепатический контакт с человеком или с его помощниками. Мы называем этих помощников проводниками, духовными проводниками. Общение проходит при помощи телепатии, но видеть они тоже нас могут. Мы объясняем людям, чем мы занимаемся и, спрашиваем их, хотят ли они сотрудничать с нами в той жизни, которую они собираются начать. Мы работаем только с теми душами людей, которые соглашаются на сотрудничество. Придя в этот мир, человек не помнит ничего из того, что происходило с ним тогда, когда он пребывал в состоянии духовной сущности. Это одно из основных отличий между землянами и другими существами, например нами. Мы намного ближе к своей сущности, нежели земляне. Мы видим сущность Друг друга. Именно поэтому мы знаем, что происходит с нами тогда, когда мы находимся в состоянии духовной сущности. Но некоторые люди тоже знают об этом.

Д.: Об этом мне тоже уже рассказывали. Но понять свое истинное предназначение не может только совсем обычный человек.
Б.: Каковыми и является большинство землян.

Д.: Мы немного ограничены во времени, потому что я не держу своих клиентов в состоянии глубокого транса очень долго. Я забочусь о том, чтобы им было хорошо. У меня есть еще несколько вопросов.
Б.: С Бонни все в порядке. Она ведь сама занимается регрессивным гипнозом.

Д.: Она хотела узнать кое-что про себя. Она когда-нибудь попадала в руки других инопланетных рас, которые не отличаются благородностью своих целей? Она когда-нибудь попадала в руки плохих инопланетян?
Б.: Мне об этом ничего не известно. Вряд ли. Причиной, по которой мы обратили на нее внимание, стало ир, что мы наблюдаем за многими землянами и за теми, с кем мы работаем. Мы знаем, что она занимается регрессионным гипнозом и очень интересуется вопросами, связанными с нами. Она открыто обсуждала с людьми их встречи с инопланетянами. Мне кажется, многие люди на Земле не понимают, как много инопланетяне знают о них. И все это благодаря тому, что наши органы чувств развиты намного лучше человеческих — мы видим больше, дальше и глубже. Мы знаем и понимаем на- много больше. Мы знаем о людях неимоверно больше, чем люди знают о нас. За некоторыми людьми мы ведем постоянное наблюдение.

Д.: Бонни хотела спросить следующее: делаете ли вы тоже самое с другими специалистами в области регрессивного гипноза?
Б.: иногда. И информацию от них мы получаем разными способами. Мы хотим как можно лучше понять, какое влияние мы и другие инопланетяне оказываем на человечество. Мы хотим совершенствовать наши взаимоотношения с людьми. Моя группа также не хочет приносить людям страдания, боль и страх. Мы знаем о том, что многие люди, которые пережили встречу с нами, получают серьезные психологические травмы, что мешает им жить обычной размеренной жизнью.

Д.: Но для человека это вполне естественно.
Б.: Конечно. Но мы не хотим, чтобы у людей возникала такая реакция на то, что мы делаем. Мы хотим, чтобы встречи с нами приносили землянам только пользу. Потому что нам эти встречи пользу приносят. Но я хочу так же сказать, что информация, которую мы получаем, например, от Бонни, может попасть в руки и к менее бескорыстным группам пришельцев. Людям просто необходимо знать о том, что существуют и другие группы пришельцев, которые преследуют только свои цели и которые не обращают внимания на то, как это отражается на людях. Но большинство групп пришельцев очень заботятся о благе людей и о благе всего человечества. И эти пришельцы не хотят доставлять людям неудобства. Мы очень волнуемся о том, что люди обладают такими качествами, как жадность и эгоизм и не понимаем, почему люди так плохо относятся к своей прекрасной планете. Многих инопланетян беспокоит судьба человечества, и мы хотим сделать все, что в наших силах, чтобы помочь людям. Однако мы знаем, что огромное количество людей относятся к нам с большим предубеждением.

Д.: Да. При этом многие считают вас врагами человечества.
Б.: К сожалению, это так. Многие люди вообще не верят в то, что мы существуем.

Д.: Да.
Б.: Но это просто смешно. Нам не нравится многое из того, что происходит на Земле, мы хотим вести переговоры и устанавливать полноценные контакты с землянами. Среди людей тоже есть, кто этого хочет. Но нам сложно объединиться со сторонниками таких действий среди людей. Поэтому наша встреча с тобой имеет для нас огромное значение. Ведь мы можем просто и открыто поговорить с представителем человечества. Ты спокойно и даже с интересом относишься ко всему, что мы тебе рассказываем. Это очень хороший и полезный опыт.

Д.: Наверное, это потому, что я встречаюсь с вами уже не в первый раз.
Б.: Да, но Бонни тоже хорошо относится к встречам с нами.

Д.: Значит, мы не обычные...
Б.: В этом отношении вы уж точно не совсем обычные люди.

Д.: Л вы когда-нибудь скачивали информацию у меня? Я не имею в виду конкретно вас. Я имею в виду инопланетян вообще. Любую группу.
Б.: Мне кажется, что некоторые пришельцы делали это. Но я этим не занимался. Я встречаюсь с тобой во второй раз в жизни. Но мне кажется, что информацию у тебя могли брать те, с кем ты знакома дольше , чем со мной. Ты уже очень много знаешь о нас. Ты продолжаешь работать с людьми, и мы очень ценим и ценность твоей работы.

Д.: Я всегда говорила тем пришельцам, с которыми я общалась, что не хочу их видеть. Мне казалось, что так я смогу оставаться куда более объективной.
Б.: Я согласен. Мы уважаем желания людей. С Бонни мы гоже поступили так, чтобы она ничего не испугалась.

Д.: И чтобы это не разрушило ее повседневную жизнь.
Б.: Этого сделать не удалось. Мы повредили лобовое стекло ее машины. Его придется ремонтировать, а она будет продолжать думать о том, что же тогда на самом деле произошло. Но никакого вреда мы ей не причинили.

Д.: И это самое главное. К тому же вся информация, которую она получит после нашего общения с тобой, может помочь ей в будущей работе.
Б.: Да. Мы знаем, что недавно с Бонни произошел не очень приятный случай на дороге. Причем она находилась в этой же машине. Мы хотим, чтобы вы знали, что мы не имеем к этому никакого отношения. Но мы знаем, что после аварии, когда она лежала на дороге, ее разум взывал к нам о помощи. Мы очень гордимся тем, чтo в такую минуту она подумала о нас и других пространственных существах, которые с ней знакомы. Она просила нас исцелить ее, и я хочу, чтобы она знала, что мы делаем все возможное, чтобы она быстрее поправились. У нее все хорошо. Она справится.

Перед началом сеанса Бонни рассказала мне о серьезной автомобильной аварии, в которую она попала за несколько недель до этого. Машина Бонни разбилась вдребезги, а пассажиры других автомобилей (в аварию попало несколько машин) получили серьезные ранения. Бонни повредила спину, которая болела у нее до сих пор. Бонни очень волновалась, что боли в спине могут помешать проведению сеанса. Она положила подушки себе под спину, чтобы ей было удобнее лежать. Я знала, что релаксация, которая наступает тогда, когда человек входит в транс, поможет расслабить мышцы и снимет боль.    

Д.: Это прекрасно. Я знаю, что она очень благодарна вам за вашу помощь. Это очень мило с вашей стороны, что вы так заботитесь о ее благополучии.
Б.: Нас беспокоит ее судьба, потому что, во-первых, нас беспокоит судьба всего человечества, а во-вторых, Бонни очень важна для нас и мы хотим, чтобы у нее все было хорошо.

Д.: Она благодарна вам за вашу помощь. У нас очень мало времени. Наше время всегда ограничено.
Б.: Я понимаю. На Земле всегда так.

Д.: Поэтому я бы попросила тебя покинуть нас. Ноя су довольствием встречусь с тобой снова.
Б.: Хорошо. Мы тоже будем рады встретиться с тобой вновь. Спасибо тебе. Будем ждать нашей следующей встречи.

Д.: Хорошо. Теперь, пожалуйста, уходи и возвращайся к своей работе на корабле. Я прошу сознание и личность Бонни вернуться в свое тело.

Я вернула Бонни в сознание.

Придя в сознание, Бонни помнила лишь небольшие обрывки нашего разговора. Она сказала, что ее спина болела намного меньше, чем когда она только приехала. Мы знали, что причиной уменьшения болей была глубокая релаксация во время сеанса.

Мы знали, что мы будем продолжать сотрудничество, потому что существо, с которым мы общались последние два раза, было готово делиться с нами новой информацией. Но это уже совсем другая история. В этой книге я использую лишь некоторые моменты этой работы, которые непосредственно относятся к предмету этой книги. К тому же в этой работе я хочу показать, как развивались мои исследования на протяжении 12 лет,как я ПЕРЕХОДИЛА от изучения простых вопросов к более сложным. Я открыла двери в мир инопланетян и поток информации, поступающей оттуда, не должен иссякнуть. Я надеюсь, что человечество примет все эти новые идеи и понятия и сможет использовать их в своей реальности. Мир будущего должен состоять именно из таких людей: мыслителей, свободных от предрассудков, людей широких взглядов, которые могут принять и понять существование других реальностей и других измерений, людей, способных разорвать оковы, удерживающие нас в нашем трехмерном мышлении.

Предыдущая страница    Следующая страница

к содержанию
Что стоит за гранью загадочного похищение людей НЛО (том 2)
Главная  | О сайте  | Обратная связь |                                                      Долорес Кэннон - Хранители

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU