Глава 4

Скрытая информация из наших снов
Когда сон перестаёт быть сном? Как определить, действительно ли это сон, или же это реальные воспоминания, завуалированные нашим подсознанием так, чтобы это казалось сном? И вообще, что такое сон? Как понять разницу между сном и реальными воспоминаниями? А необходимо ли нам вообще знать эту разницу? Может, подобных вопросов лучше не касаться.

В своей работе я часто встречаюсь с людьми, которые обращаются ко мне не из-за того, что они встречались с пришельцами или видели НЛО. Этих людей беспокоят странные, но при этом необычайно чёткие и яркие сны. Это, как правило, сны, отличающиеся от обычных снов и которые человек не может забыть. Нам всем иногда видятся невероятно отчётливые и яркие сны, которые больше похожи на реальность. Чаще всего, мы радуемся тому, что это был всего л ишь сон. Нам также снятся сны, которые мы никак не можем забыть. Но всё это — всего лишь часть того призрачного мира, который мы называем сном. И зачастую такие сны - это попытка нашего подсознания донести до нас определённую информацию при помощи символов. Что такого особенного но снах про НЛО, про инопланетян или про космические путешествия? Почему мы вообще должны обращать на них особое внимание? Я всегда говорю: «Если не сломано, то чинить не надо!» Если у человека всё в порядке и у него нет воспоминаний, которые бы его тревожили, то лучше оставить неё, как есть. Лучше относиться к подобным снам просто как к занимательному факту. Не стоит усложнять себе жизнь из-за излишнего любопытства. Помните что, однажды открыв дверь, вы уже никогда не сможете её закрыть. Невозможно забыть свои воспоминания. И этот простой факт может оказать влияние на всю вашу дальнейшую жизнь. Я всегда желаю своим клиентам, чтобы воспоминания, полученные ими в процессе сеанса гипноза, оказывали лишь положительное воздействие на их жизнь. Если по мере изучения снов человека нам удаётся обнаружить какую-либо скрытую информацию, то необходимо сделать так, чтобы человек смог спокойно жить с этим новым знанием. То же самое касается и тех, кто встречался с инопланетянами. Самым важным для нас является эта жизнь и эти люди должны продолжать жить привычной для них жизнью. И именно гипнотизёр несёт ответственность за то, чтобы правильно преподнести человеку ту информацию, которая была обнаружена в процессе гипноза. И именно гипнотизёр должен сделать всё возможное, чтобы научить человека жить с этим знанием.

В своей книге «Между смертью и жизнью» я писала о том, что наша душа (или дух) на самом деле никогда не спит. Устаёт наше тело. А пока наше тело отдыхает (во время сна), душе становится скучно. Поэтому пока тело спит, наша душа или дух (то истинное, что есть в нас) совершает разнообразные путешествия. Она может отправиться в духовный мир, чтобы встретиться с учителем или наставником и, либо попросить у них совета, либо продолжить обучение. Она может отправиться в любую часть нашего мира или вообще может осмелиться на путешествие в другой мир или другое измерение. Иногда у нас остаются частичные воспоминания о путешествиях нашей души - это сны, в которых мы летаем. Наша душа всегда возвращается обратно в наше тело в тот момент, когда мы просыпаемся: наши душа и тело связаны серебряной нитью. Эта своеобразная пуповина разрывается только тогда, когда смерть нашего материального тела освобождает наш дух.

До того, как я начала заниматься исследованиями НЛО, я никогда не задумывалась о том, может ли наше материальное тело перемещаться в пространстве в период сна. Да и вообще, если тело передвинуть, мы ведь обязательно проснёмся, ведь так? Мне предстояло выяснить, возможны ли такие перемещения в пространстве. Когда я сталкивалась с похожими случаями, мне приходилось проводить тщательное исследование, чтобы удостовериться в том, что это был действительно телесный опыт, а не опыт выхода из тела (опыт вне тела — ОВТ). При ОВТ человек помнит ощущение того, как он покидает тело. Он может посмотреть вниз и увидеть, как его тело лежит на кровати. Люди, пережившие ОВТ, помнят, как возвращались в пустую оболочку после своего путешествия. Такие люди часто видят серебряную нить — «пуповину», соединяющую тело с духом. Некоторые рассказывают об ощущении, как будто эта нить тянет их назад. Такое ощущение появляется, если они слишком надолго покидают своё тело. В своей работе я обнаружила, что для существования материального тела постоянное присутствие в нём духа не обязательно. Жизнь тела может поддерживаться благодаря жизненной силе, находящейся в самом теле. Однако существовать без души в течение долгого периода времени тело не может.

В случае же с реальным перемещением в пространстве материального тела всё совершенно по-другому. Первым подобным случаем в моей работе был замечательный афроамериканец Джон Джонсон. Джон был психологом, который часто сопровождал меня для проведения интервью с людьми, которые возможно встречались с инопланетянами. Тогда я ещё только начинала работать, и для меня всё было новым. Мне казалось, что мы ступаем на доселе неизведанную землю. В то время я ещё не разработала те стандартные модели, которыми руководствуюсь в своей нынешней работе. Тогда у меня ещё не было так много опыта, как сейчас. Я не была психологом, поэтому при проведении первичного интервью с людьми, которые считали, что они встречались с инопланетянами, я полностью полагалась на Джона. Он задавал им такие вопросы, которые я даже не подумала бы задать, которые помогали ему определить уровень психического здоровья человека и членов его семьи. Иногда, когда мы возвращались домой, Джон говорил мне, что клиент психически нездоров и причиной этого, скорее всего, было жестокое обращение с ним в детстве. Иногда он считал, что человек всё придумал, потому что он нуждается во внимании. Он научил меня, как выявить признаки психического расстройства у человека. Однако, чаще всего, Джон говорил, что клиенты были нормальными людьми, и с ними действительно произошло то, что им кажется. Если он говорил, что этим случаем стоит заняться, то мы организовывали повторную встречу и проводили сеанс гипноза. Иногда сеансы проводил он, а иногда я. Мы с Джоном проработали три года, и я очень высоко ценю его помощь и советы, которые он мне давал. У Джона было больное сердце, но он всё равно отправлялся со мной в многочасовые поездки, для того чтобы заниматься исследованием этих необычных случаев. Он принимал лекарства, чуть ли не каждую минуту, но всегда говорил, что работа со мной придаёт ему силы. Наша совместная работа прекратилась в 1990 году, когда Джон умер от сердечного приступа в возрасте 53 лет.

Мы познакомились с Джоном в 1987 году. Вскоре после нашего знакомства, он рассказал мне о странном случае, который произошёл с ним в 1981 году во время путешествия по Египту. Джон хотел при помощи гипноза более подробно изучить этот случай. Это была поездка, организованная турфирмой. В гостинице Каира Джон жил в одном номере с незнакомым ему человеком (который был членом туристической группы Джона). Джон не помнил, как прошла ночь. Он помнил только, что когда он проснулся, то обнаружил, что стоит возле кровати своего соседа по комнате. Проснувшийся незнакомец был очень напуган. Джон не помнил, как встал и, как подходил к чужой кровати. Единственное, что он мог вспомнить, это голубой свет. Я предположила, что Джон лунатик и просто ходил во сне. Такое может произойти, когда вы пытаетесь уснуть в незнакомом месте и при этом ещё очень устали с дороги. Джон обдумал эту версию, но решил, что невозможно, потому что раньше он никогда не ходил во сне. Однако он был уверен, что он куда-то ходил и хотел, чтобы я помогла ему отыскать необходимую информацию.

До начала сеанса, Джон сказал мне, что боится, что во время сеанса у него могут возникнуть проблемы с сердцем. Он перечислил мне некоторые симптомы и сказал, что если они проявятся, то я должна буду немедленно вывести его из сеанса. Я заверила Джона, что ничего подобного не произойдёт. Я оказалась права. Сеанс прошёл без каких-либо проблем. Я знала, что Джон сам практикует гипноз, поэтому была уверена, что мне не составит труда ввести его в транс. Он знал, что нужно делать и максимально облегчил мне задачу.

Введя Джона в состояние гипноза, я отправила его в тот день, когда он прибыл в Египет. Он только что вышел из самолёта и готовился к прохождению таможни. Когда гипнотизёр имеет дело со случаями возвращения человека к Прошлым событиям нынешней жизни, то зачастую человек Понимает, что происходит. Возвращаясь в то время, когда Произошло то или иное событие, человек начинает испытывать беспокойство. Я обнаружила способ избежать чувства беспокойства у клиента. Я возвращаю человека не ко врсмени произошедшего события, а немного раньше этого события. Это похоже на то, как вы заходите в здание через заднюю дверь. Джон рассказал мне, как проходил таможню со всей группой. После этого я отправила его в отель. Он в Подробностях описал мне внешний вид отеля и, что он ел Перед тем, как отправиться к себе в номер. Он так устал с дороги, что сразу же уснул.

Я уже упоминала о том, что наше подсознание никогда не спит. Оно всегда регистрирует всё происходящее вокруг нас. Я шала, что если в ту ночь что-то и произошло, то подсознание Джона обязательно расскажет мне об этом. Оно также диет мне знать, если всё это был всего лишь сон или если Джон просто ходил во сне.

Долорес: В ту ночь происходило что-то необычное? 
Ответ Джона удивил меня. «Меня вызвали».

Д.: Ты можешь объяснить, что именно ты имеешь в виду?
Джон: Меня вызвали. Я вышел через крышу, через потолок.

Я решила, что он описывает случай ОВТ. «С тобой такое часто происходит?».
Дж.: Я уже делал это, но нечасто.

Д.: Ты сказал, что кто-то позвал тебя. Ты знаешь, кто это был?
Дж.: Нет. Я не узнаю этот голос. Я никогда раньше не слышал этого голоса.

Я попросила его рассказать, что происходит.

Дж.: Я только что поднялся в воздух. Я лечу через предметы, через твёрдые тела. Я уже делал это раньше.

Джон оказался в слабо освещённой круглой комнате. Он стоял перед огромной светящейся белой плитой. Плита была размером примерно 4,5 метра в высоту и 2,5 метра в ширину. Он чувствовал, что в комнате не один, но всё его внимание было сосредоточено на огромном камне. «Я рассматриваю плиту. На ней начертаны наставления».

Д.: Ты раньше уже видел эту плиту?
Дж.: Именно эту — нет. Но я видел другие предметы. Они не были похожи на кристалл, как эта плита, но на них тоже были надписи.

Д.: Ты можешь рассказать мне, что написано на плите?
Дж.: Нет. Этого я не помню. Я всё забываю сразу же после прочтения.

Д.: Но ты должен это прочитать? И какая-то часть тебя помнит, что там написано? (Да). Тебя вызвали именно для этого? Чтобы ты прочитал?
Дж.: Я думаю, это была одна из причин, по которой я там оказался. Другой причиной было обучение.

Я пыталась выпытать у него, что же было написано на этой плите, но безрезультатно.

Дж»: Я не помню. Я читаю, получаю знание и через доли секунды забываю. Это знание становится частью меня.

В одно мгновение он стоит перед плитой, а через секунду он уже у себя в номере. «Я вернулся в номер. Я не в кровати. Моя кровать стоит там. Я стою возле другой кровати».

Я всё ещё считала, что у Джона был ОВТ. «Значит, когда Ты вернулся в своё тело, ты встал с кровати?»

Дж.: Я не возвращался в тело. Тело было со мной.

Это удивило меня и застало меня врасплох. Я первый раз слышала о чём-то подобном. «Ты имеешь в виду, что твое Материальное тело прошло сквозь потолок? Тебе не кажется, ЧТО это странно?»

Дж.: (Констатируя факт). Нет. Иногда я прохожу сквозь стены.

Д.: Скажи, если бы той ночью, кто-нибудь посмотрел па твою кровать, то твоё материальное тело лежало бы на ней? (Нет). Но как это возможно?
Дж.: Телепортация.

Д.: Ты сделал это сам?
Дж,: Нет, я не могу делать это по собственному желанию. Но это стало возможным, когда меня вызвали.

Я была шокирована. Я не знала, о чём можно ещё спро сить.

Д.: Та круглая комната, в которой ты оказался, была материальной?

Я подумала, что, может, это была комната из духовного мира как, например, в школах Зала Знания, описанных мною в книге «Между смертью и жизнью».

Дж.: Да, она была вполне реальной и материальной.

Д.: Твоё тело тоже было материальным? Стеньг, пол, потолок и всё остальное в комнате было материальным?
Дж.: Да, всё было материальным.

Д.: Ты знаешь, где находилась эта комната?
Дж.: Нет. Но я могу рассказать, что есть в этой комнате. (Он опять нарисовал себе образ той комнаты). Я стою лицом к плите, справа от меня какие-то панели и заграждения. Панели парят примерно в 60-ти сантиметрах над землёй и, к ним ведёт дорожка. Там панели и какие-то измерительные приборы. Я не понимаю их назначение. Мне их не показывают. Я просто вижу их при осмотре комнаты.

Д.: На что они похожи?
Дж.: Сложно сказать. Я вижу экраны и приборы издалека.

Д.: Ограждение установлено по периметру комнаты?
Дж.: Да. Оно ограждает комнату. Та часть комнаты, в которой я нахожусь, как бы немного утоплена в пол. Она ниже общего уровня комнаты. Я чувствую чьё- то присутствие, но не могу туда повернуться. Комната плохо освещена. Единственным источником света, похоже, является кристальная плита. Я вижу там справа (показывает) пурпурный свет, но я не знаю что это.

Д.: Ты когда-нибудь уже бывая в этой комнате?
Дж.: Я был в разных местах. Я не знаю, был ли я в этой комнате раньше. Она кажется мне новой. Я не знаю, что где находится. Эта комната мне не знакома.

Я бывал во многих комнатах. Может, я должен был побывать в этой комнате только один раз. Во многих комнатах я бывал лишь однажды.
Д.: А что ты скажешь о месте, в котором находится комната? Ты бывая там раньше?
Дж.: Я не знаю. Я вижу только комнату. Я только в комнате. Я пришёл именно в комнату. И уходил я именно из комнаты. Больше я нигде не был.

Д.: Как давно ты путешествуешь по таким местам?
Дж.: Всю свою жизнь.

Д.: Но ты сказал, что места, в которых бывая, всегда разные. Чем они отличаются?
Дж.: Иногда они похожи на зрительный зал. Иногда я попадаю в маленькие комнаты. Иногда я был в библиотеке. Иногда у меня просто возникает ощущение движения. Это либо ощущение полета, либо ощущение ускорения. Когда такое происходило, это означало, что в тот конкретный период мне нечего делать. Мне нечему было учиться. Мне ничего не надо было делать, поэтому я был предоставлен сам себе. Чувство свободы возбуждает. Иногда в своих небольших путешествиях я встречаю других существ. Они похожи на людей. Они мёртвые, но они были людьми. Они мертвы в том плане, что больше не принадлежат этому миру

Описанные Джоном места больше походили на духовный мир, в который душа отправляется ночью (и в период между жизнями), чтобы получать знания.

Д.: Но время таких путешествий твоё физическое тело испытывало все ощущения?
Дж.: Иногда моё физическое тело. Иногда моё астральное тело. Сложно сказать, когда мои ощущения касались моего материального тела, потому что это очень сложно проверить. Но случай в Египте наверняка касался моего материального тела.

Д.: Мне кажется, особой разницы нет, ведь в обоих случаях в путешествие отправляется большая часть твоего разума. (Да). Когда ты путешествовал через стены и потолок в своём физическом теле, какие чувства ты испытывал?
Дж.: Только чувство движения, только движения. Я не помню. Я просто был там. Не знаю, что я делал.

Д.: Когда ты вернулся и обнаружил себя, стоящим возле кровати соседа по комнате, ты не заметил в комнате ничего странного ?
Дж.: Я увидел, что сквозь потолок в комнату проникает луч голубого света.

Д.: Ярко-голубого света?
Дж.: Нет, нет. Бледно-голубого. Чуть темнее, чем яйцо дрозда.

Д.: Как ты думаешь, что это был за свет?
Дж.: Что это было? Это был спуск. Ну, не совсем так. Это был спуск для меня — возможность вернуться обратно в номер. Теперь я его вижу. Он тянется от потолка к полу. Ширина луча примерно один метр. Он принёс меня обратно в номер. Это как-то связано с распадом молекул тела. Я не знаю, как иначе я мог бы им воспользоваться.

Д.: Откуда, по-твоему, пришёл этот свет?
Дж.: Понятия не имею. Но я был в нём, когда уходил и когда возвращался. В этом свете возникает ощущение обучения. Это хороший свет.

Д.: Как долго он оставался в номере?
Дж.: До того момента, как я его увидел. Потом он исчез. Я понял, что снова нахожусь в гостинице и стою возле чужой кровати, как будто меня туда поставили.

Это очень испугало моего соседа по комнате. Но я не помню» как я оказался возле его кровати.

Поняв, что больше никакой информации о случившемся Мне не получить, я сказала Джону покинуть номер гостиницы. Я отправила его в настоящее (в 1988 год). До начала сеанса Джон попросил меня разобраться в его проблемах со здоровьем. Я уже проводила сеансы, когда спрашивала у подсознания, что не так с организмом и какие лекарства нужно Принимать. Такие разговоры с подсознанием всегда проходили очень спокойно, без эмоций, как будто мы говорили об абсолютно незнакомом человеке. Я приведу вам отрывок Моего разговора с подсознанием Джона, который показывает, нисколько объективным может быть наше подсознание.

Д.: (Я говорила с подсознанием Джона). Он озабочен своими проблемами со здоровьем. Ты можешь просканировать его тело и сказать, что с ним не так?
Дж.: Я ещё не так глубоко, чтобы провести подобное сканирование. Я должен уметь перемещаться между всеми органами тела. Я ещё не достаточно глубоко внедрился. Я не отвечаю всем требованиям для такого глубокого внедрения.

Д.: Но подсознание может обследовать организм и сказать нам хоть что-нибудь? Обследование не обязательно должно быть очень тщательным. Мы будем благодарны за любую информацию.
Дж.: Да, конечно. (Пауза). В данный момент ... это сердце умирает. Когда-нибудь оно остановится ... скоро.

Невозмутимая объективность подсознания удивила меня.

Д.: Это самая серьёзная проблема?
Дж.: Да. Без сердца тело не сможет функционировать.

Д.: Можно ли что-то сделать, чтобы улучшить ситуацию? Может, ты можешь что-то посоветовать?
Дж.: (Настойчиво). Нет. Когда придёт время, он умрёт.

Д.: И он не может ничего с этим поделать?
Дж.: Нет, нет. Он не хочет ничего делать. Его всё устраивает. Он уже смирился с этим.

Я делала предположения, каким образом можно помочь Джону, но всё было бесполезно. Если само подсознание уверено, что ничего нельзя сделать, то простым людям и подавно не справиться с этой проблемой. После сеанса Джон но помнил ничего из того, что говорило его подсознание. Это вполне нормальное явление. Человек может помнить некоторые вещи, но беседа с подсознанием всегда остаётся для него закрытой. Я решила, что будет лучше, если Джон сам услышит свои слова. я дала ему прослушать запись, сделанную мною в процессе сеанса.

Но вместо этого он захотел рассказать мне о комнате. Почти всё, что он рассказывал, точно совпадало с тем, что он поведал мне в процессе сеанса. «Я не мог разглядеть экраны и приборы, потому что находился примерно в шести метрах от них. Комната была большой. Потолок был высокий. Знаешь, звучит смешно, но в один момент мне показалось, будто я нахожусь под Землёй. Правда. Это всё из-за стен — они были шероховатые, как камень. Комната вообще была похожа на пещеру Пол, по-моему, точно был из камня».

Примерно через неделю Джон наконец-то прослушал плёнку и позвонил мне, чтобы обсудить проведённый сеанс. Первое, что он мне сказал, это то, что он не верит, что его материальное тело покидало номер в гостинице. Он не верил, что это было возможно благодаря распаду молекул или чему-то там ещё. Он смеялся, говоря мне об этом, и я рассмеялась вместе с ним. «Эй, не я это сказала, ты сам это сказал». Джон знал, что если бы это рассказал кто-нибудь другой, а не он САМ, то может быть, он в это и поверил бы. Он обернул всё в шутку. Однако он сам практиковал гипноз и знал, что это должно быть правдой. Ему просто было очень тяжело смириться с этим, как и многим другим, у кого тоже был подобный опыт. Все они пытаются найти альтернативное объяснение, которое можно будет принять и, с которым сможет смириться их сознание. Как оказалось реакция у всех одинаковая. Даже если ты сам гипнотизёр и знаешь всю технику проведения сеанса гипноза.

Джон работал с пациентами больниц, которые находились при смерти. Он помогал им приготовиться к переходу в Новый мир. Он сделал много хорошего в своей жизни перед тем, как ему самому пришлось совершить это путешествие в новый мир. Его сердце, как и предрекало его подсознание, Просто остановилось. От Джона я многое узнала об исследовательских процедурах. Мне всегда будет не хватать его советов. Я благодарна судьбе за то, что мне довелось познакомиться с ним, пускай и на такой короткий срок.

Случай Джона показал, как сложно определить разницу Между встречей с пришельцами и астральными путешествиями. Когда мы с Филом работали над моей книгой «Смотрители сада», я начала обращать внимание на необычные сны Моего клиента. У него не было никаких сознательных воспоминаний о встрече с пришельцами, только травмирующие 1*им. Изучив эти сны, мы пришли к выводу, что в детстве он действительно вступал в контакт с инопланетянами. Некоторые подробности этого исследования сложились в определённую модель, которая повторяется и повторяется у совершеннo разных людей.

Моя встреча с Кэрри была настолько неестественной, что вряд ли её можно было назвать чистой случайностью. Моя Подруга Кони упоминала о своей давней подруге, живущей в юроде Хьюстон. Подруга была художником. Кэрри снились странные сны и у неё (предположительно) были видения, свидетельствующие о встрече с пришельцами. Кони казалось, что я хотела бы поработать с Кэрри, но она предположила, что это вряд ли получится, так как Кэрри очень далеко живёт. Кэрри держали на коротком поводке — её муж не разрешал ей уезжать далеко от дома. Кони не виделась с Кэрри с того момента, как переехала в штат Арканзас. Однако они всё ещё оставались очень хорошими друзьями. Меня и Кэрри свело вместе странное совпадение. Кони отправилась в Хьюстон, чтобы навестить Кэрри и очень сильно заболела. Она могла вернуться обратно в штат Арканзас, только если бы Кэрри привезла её на машине. Учитывая сложившуюся ситуацию, муж Кэрри разрешил ей поехать.

Кони позвонила мне во вторник вечером, сразу же после того, как приехала домой. Она попросила меня приехать к ней, чтобы я могла пообщаться с Кэрри и, может быть, даже провести сеанс регрессивного гипноза. Кэрри вряд ли когда- нибудь ещё раз сможет приехать в Арканзас, поэтому это был её единственный шанс встретиться со мной. В четверг утром я должна была уезжать на конференцию в Литл-Рок. Единственным свободным днём у меня оставалась среда. Я приехала вечером и, поужинав, попросила Кэрри рассказать мне о странных событиях в её жизни, чтобы я могла записать всё на диктофон. Ей снились сны об инопланетянах, но она хотела рассказать мне о своём ОВТ и о видении, которое ей было показано. Этот случай оказал значительное влияние на её жизнь, в то время как другие люди не придавали этому большого значения. Я сказала, что мы будем заниматься тем, чем она захочет. Мне казалось, что куда важнее помочь Кэрри, чем обнаружить новую интересную информацию об НЛО.

ОВТ Кэрри произошёл в 1978 году. Она уже готовилась ко сну. Она была уверена, что ещё не успела заснуть. Она надела ночную рубашку и сидела на краю кровати, когда услышала низкий голос, идущий из угла комнаты: «Пойдём со мной, Кэрри!»

«Голос был не громкий. Я слышала его здесь». Она показала пальцем на лоб. «Я чувствовала себя мокрым полотенцем. Знаешь, положишь полотенце в воду, а когда вытащишь его из йоды, оно будет очень тяжёлым. Потом я почувствовала, как излетаю вверх, покидая своё тело. Вдруг, внезапно, я увидела, что лечу рядом с серым, бесформенным, туманным образом. Я смогла рассмотреть его более чётко, когда полностью покинула своё тело. Это был расплывчатый, бесформенный образ с чёрными глазами. Глаза были бездонные и были наполнены любовью. В следующую секунду мы были уже не в комнате. Мы парили над всем, что есть в этом мире».

Паря в воздухе Кэрри увидела пять различных сцен. Все эти сцены касались её будущей жизни и показывали их ей в хронологическом порядке. Для меня все они были полны Значимых символов. Эти видения были похожи на то, как наше подсознание использует сны. На протяжении жизни некоторые события из этих видений уже произошли с Кэрри. В жизнь не претворилось только одно видение — то, которое больше всего поразило и напугало Кэрри. Она так и не смогла забыть это видение.

Она видела воду. Кэрри не знала, было ли это озеро или океан. На берегу росли деревья. Она летела над водой и смотрела вниз. Вода была зеленоватого цвета, и было, похоже, «сто идёт шторм. Небо тоже было зеленоватого цвета, а из »оды поднимались огромные волны. Потом Кэрри увидела Тысячи мёртвых рыб, которые плавали в воде брюхом кверху. Над водой летели две белые птицы, вдруг они неожиданно упали вниз.

Потом Кэрри показали полуразрушенный город. Все люди, жившие там, были больны. Она увидела себя среди этих людей - она кормила их и пыталась хоть как-то им помочь. Вдруг она услышала: «Некоторые могут, есть, но для некоторых пища — это смерть». Эта фраза показалась мне библейской. Во время видения, Кэрри знала, что сама она не больна, и заболеть не может.

«Почему именно я?», — спросила Кэрри. — «Тебе показали это не для того, чтобы ты боялась. Не бойся. Именно для этого ты и была послана на Землю. Ты должна приготовиться к этим страшным временам». Потом 3-4 раза голос повторил «Не бойся».

Кэрри продолжала рассказ, «Потом я снова внезапно очутилась в своей комнате, сидя на кровати. Я посмотрела, спит ли мой муж. Он спал. Меня трясло от страха, когда я окинула взглядом комнату. В комнате ничего не изменилось. Я вышла на улицу и выкурила половину сигареты. Пот лил с меня ручьями. Я была напугана до смерти. Я боялась не того, что и увидела, а того, что это не было сном. Я не понимала, что произошло. Потом я всё-таки залезла под одеяло и заснула».

«На следующее утро я позвонила нескольким священникам. Я говорила им, что у меня было видение будущего. Рас сказав им свою историю, я поняла, что к ним обращаться не стоило. Я поняла, что некоторые вещи лучше не рассказывать. Но я знала, что это был не сон. Два или три дня я жила в постоянном страхе. Я знала, то, что я увидела, должно обязательно произойти. Я не верила в то, что это произойдёт. Я знала, что это случится. Когда первые видения начали осуществляться, мне стало ещё хуже».

Кэрри хотела разобраться именно с этим случаем. Она была уверена, что другие события (связанные с НЛО) были «всего лишь сном», хоть и очень похожим на реальность. Однако я всё равно попросила её рассказать мне об этом, потому что хотела записать всё на диктофон.

Она рассказала мне о сне (кошмаре), который казался настолько реальным, что она до сих пор не могла его забыть. Произошло это в начале сентября 1963 года. Кэрри тогда было 19 лет. Она училась в университете в штате Техас. Во сне она находилась в комнате с изогнутыми стенами между рядами инкубаторов. Она считала их инкубаторами, потому что в них лежали дети, которые были совсем не похожи на детей, которых она видела раньше. Она рисовала этих детей и пообещала мне, что пришлёт рисунки по почте. По сравнению с их маленькими тщедушными телами, голова и глаза у младенцев были огромные. Они лежали в какой-то жидкости и, Кэрри знала, что так они растут. Младенцы общались друг с другом при помощи телепатии. В их речи было очень много сложных и непонятных слов. Все дети были на одной стадии развития. У них была жемчужно-белая кожа, которая светилась и казалась практически прозрачной.

Потом в комнату вошла женщина и бросила на пол какую-то капсулу. Капсула была прозрачной. Её помещали в инкубатор. Мне показалось, что в капсуле содержится некое вещество, способствующее развитию ребёнка. Однако Кэрри утверждала, что капсула — это и есть ребёнок.

«Это было некое подобие семени, из которого вырастал ребёнок. Они клали эти капсулы в инкубатор с жидкостью и, из них сразу же появлялся младенец. Однако эту капсулу женщина бросила на пол. Я наклонилась, подобрала капсулу и положила себе в карман. Я хотела взять капсулу с собой и рассказать о ней кому-нибудь. Однако другие люди, находившиеся в комнате, сказали, что я не могу оставить капсулу себе. Я их разозлила и, мне было очень страшно. В ту же секунду я проснулась».

Кэрри продолжала свой рассказ. «В любом случае это был просто сон, который я никак не могу забыть. Всё время пока я училась в колледже, мне иногда снились отрывки из этого сна. У меня было такое ощущение, будто вместо того, чтобы спать, я по ночам работаю в этой детской комнате. Не удивительно, что я постоянно просыпалась очень уставшей. Я не знаю, связано ли это как-нибудь с НЛО. Я художник. Я креативный человек. Может, это и правда было как-то связано с 11ЛО, а может быть это был просто сон. Мне кажется, что во время сеанса гипноза я не скажу ничего нового».

Кони присутствовала при сеансе. Кэрри сообщила мне примерные даты всех событий, и мы договорились, что если получится, то мы коснёмся всего того, что с ней произошло. Я знала, что если это был всего лишь сон, то подсознание скажет нам об этом. Но вначале Кэрри нужно было отправить в прошлое. Кэрри была замечательным клиентом — она легко и быстро вошла в глубокий транс. Я отправила её в последнюю неделю июля 1978 года, когда у неё был ОВТ.

Находясь в сознании, она не могла назвать мне точную дату случившегося. Однако когда она вошла в транс, то сразу же сообщила мне, что произошло всё 26 июля. Она описывала, как она готовилась ко сну. Вдруг она закричала, как будто что-то её напугало, а потом начала плакать. Я попыталась успокоить её, чтобы она могла рассказать, что происходит. Кэрри перестала плакать и объяснила, что она вдруг почувствовала, что её тело стало очень тяжёлым. Это было страшное ощущение. Вокруг было очень темно. Она ничего не видела. Потом она услышала, что кто-то советует ей не бояться и её, тут же, охватило чувство безграничной любви. Потом темнота сменилась серостью и перед её взором начали проходить видения. Она как бы парила над сценами из будущей жизни. Это было странное чувство. Она знала, что рядом с ней находится какое-то существо, но у него не было ни тела, ни формы. Оно было серого цвета и больше походило на туман. Единственное, что можно было разглядеть, так это большие глаза этого существа. Но даже они то появлялись, то исчезали. Воспоминания о видениях ничем не отличались от того, что рассказала Кэрри, находясь в сознании.

Самой страшной сценой было последнее видение о людях, умирающих в городе. Когда она описывала увиденное, то не переставала плакать. «Грустно. Умирает так много людей. Некоторые из них никогда не поправятся, чтобы я ни делала. Я даю им еду. Я держу их за руки. Но некоторые всё равно умирают. Мне больно это видеть. Я не могу помочь всем. Я даю им то, что мне сказали. Это какая-то еда. Я не знаю, как заболели эти люди. Они свешиваются с балконов. Цвет кожи у них очень странный. Она какая-то серовато-жёлтая или серовато-голубая. Они выглядят очень больными. Это ужасно. Все они лысые и очень худые». Кэрри плакала. «Я не худая. Я не могу заболеть. Он сказал мне, что я не заболею. Я должна ухаживать за этими людьми. Кому-то я помогла, а кому-то нет. Их очень много. Я не думаю, что они заболели из-за войны. Это было какое-то ядерное оружие. Может они заразились от воды. Я вижу облако, но войны не было. Это было похоже на шторм. Наверное, поэтому умерли те рыбы в воде, которых я видела. Это как-то связано с водой. Может быть дождь».

Кэрри начала плакать ещё сильнее и, я решила, что лучше увести её оттуда. Кэрри была в отчаянии. «Я не могу помочь всем. Но они плачут и кричат. Больных так много. Я не зияю кто они. Знакомых я не вижу. Но мне их так жалко. Я люблю их всех. Но почему именно я? Почему я должна это делать? Туманное существо говорит, что мне не стоит бояться. Я была послана на Землю именно для этого. Но я не знаю, почему именно я. Какие у него красивые глаза. Я чувствую ту любовь, которая исходит от него. У него не было пальцев, но мне показалось, будто он дотронулся до моего лба. Я тут же опять оказалась в своём теле. Я встала и вышла из комнаты».

Она смотрела на ночное небо, курила и пыталась понять, ЧТО же с ней произошло. «Я знала, что я не сплю. Я никогда не засыпала сидя. Я помню абсолютно всё. Он сказал, что я должна запомнить. Это должно произойти, но я не знаю где именно».

Кэрри была очень расстроена и, я решила, что пора переходить к другому случаю. К тому же новой информации по ОВТ я вряд ли бы уже получила. Успокоив её, я отправила Кэрри в сентябрь 1963 года, в её студенческие годы. Она сразу перенеслась в то время и подробно рассказала мне о своей комнате в общежитии и о своей соседке по комнате, которая была её лучшей подругой. Я велела ей отправиться в ту ночь, когда ей приснился сон про младенцев. Она сразу же начала рассказывать, что она видит.

Кэрри: Я в комнате. Я как будто ... медсестра.
Долорес: Медсестра?

К.: Да. Медсестра, работающая в больнице.

Д.: Почему ты думаешь, что ты медсестра?
К.: Я в детской палате. Там лежат младенцы. На мне форма. И я выгляжу как медсестра. Но, я боюсь детей.

Д.: Почему ты боишься младенцев?
К.: Они очень странно выглядят, У них большие глаза, И они очень умные.

Д.: Откуда ты знаешь, что опиумные?
К.: Потому что они разговаривают друг с другом.

Д.: Они говорят ртом?
К.: Нет. Они лежат под водой. Их тело полностью покрыто жидкостью. Они общаются мыслями, и, я тоже знаю, о чём они говорят. Один из них знает, что у меня есть капсула. Он обязательно расскажет.

Д.: О какой капсуле ты говоришь?
К.: О той, которая лежала на полу. Это простая капсула. Похожа на таблетку. Она прозрачная.

Д.: Внутри неё ничего нет?
К.: Нет, внутри что-то есть, но капсула прозрачная. Правда, я не вижу, что находится внутри.

Д.: Ты сказала, что один младенец хочет рассказать про то, что у тебя есть капсула.
К,: Да. Он собирается наябедничать. Он злится на меня. Я слышу это в своей голове.

Кэрри рассказала, что контейнеры, в которых лежали дети, были похожи на бочки. Материал, из которого они были сделаны, был похож на прозрачный пластик. Она знала, что этот материал отличался от пластика и, что он не был таким же прочным, как стекло. В комнате этих бочек было много. Она попыталась их сосчитать. Она насчитала примерно 15- 17 штук. Контейнеры стояли на чём-то высоком, потому что Кэрри не нужно было наклоняться, чтобы рассмотреть их. «Все они соединены друг с другом прозрачной трубкой. Через эту трубку в контейнеры поступает вода. Трубка соединяет все контейнеры. Трубка выходит из стены, на которой полно всяких вентилей и кнопок. Я не знаю, для чего они нужны. Эта часть комнаты меня не интересует. Женщина, находящаяся в комнате, нажимает нужные кнопки и следит за тем, чтобы с детьми всё было в порядке. Она любит детей и разговаривает с ними. Моя работа заключается в том, чтобы наблюдать за детьми и заботиться о них. Я должна проиграть воду. На контейнере есть градусник и я должна проверить температуру воды. У детей большая голова и маленькое тело. Они мне не нравятся. Они уродливые».

Д,: Они всегда лежат в воде?
КДа. Я не видела, чтобы они были не в воде.

Д.: Л ты видела их раньше?
К.: Конечно. Много раз. Именно поэтому я там и работаю.

Кэрри рассказала, что женщина, находившаяся в комнате, была похожа на обычного человека. Она была строгая и суровая. «Она мой начальник, но она мне не нравится. Она алая. Правда, она не самый главный начальник».

Д.: Л кто самый главный?
К.: Мужчина, находящийся в другой комнате.

Д.: Ты знаешь, как он выглядит?
К.: Не совсем. Я туда не хожу.

Д.: Что ещё есть в комнате, кроме контейнеров?
К.: Мебели в комнате нет. Только дети в контейнерах. Мне приходится ходить между рядами инкубаторов. Я должна проверять температуру и уровень воды.

У некоторых детей глаза открыты, а у некоторых закрыты. Они все выглядят одинаково. Уродливо. Некоторые контейнеры пусты. Туда надо класть капсулу.

Д.: Ты можешь рассказать, как это делают?
К.: Она кладёт таблетку в воду (лужицу диаметром 2,5 см). Добавляет туда воды из трубки. Потом добавляет что-то в воду, но я не знаю что именно. Она приносит это с собой в маленькой бутылочке. Она кидает в воду щепотку этого вещества. Это как повар, который добавляет в блюдо щепотку того, щепотку этого. Потом она кладёт в воду капсулу. Капсула растворяется и начинает расти ребёнок.

Д.: Это занимает много времени?
К.: Нет. Я не знаю точно, сколько времени это занимает, потому что я не всегда там нахожусь. Но я знаю, что на это уходит мало времени.

Д.: Как ты думаешь, это человеческие дети?
К.: Нет. Они уродливые. Если бы это были человеческие дети, то они были бы больными детьми.

Д.: Как ты думаешь, кто это?
К.: Я не знаю.

Д.: Ты когда-нибудь бывала за пределами этой комнаты?
К.: Да. Я не знаю где мы, но это очень большое место.

Д.: Это может быть больница?
К.: (Пауза, потом с осторожностью). Я не знаю. Что-то наподобие больницы. Это какое-то военное учреждение.

Д.: Почему военное?
К.: Там нужно следовать приказам. Ты не можешь просто пойти туда, куда тебе захочется.

Д.: Как туда попасть?
К*: Просто просыпаешься и ты уже там.

Д.: Сколько времени ты там проводишь?
К.: Минимум на протяжении всей ночи.

Д.: Л что надо сделать, чтобы покинуть это место?
К.: Надо заснуть, потом проснуться. И всё окажется сном.

Д.: Ты сказала, что давно этим занимаешься.
К.: Да, примерно лет с четырнадцати-пятнадцати. Они не каждому позволяют следить за своими детьми. Я не знаю, как я туда попала. Но я должна работать с их детьми.

Д.: У тебя нет выбора?
К.: Нет. Из этой комнаты нельзя выйти.

Д.: Ты знаешь, что они делают с детьми?
К.: Из них выращивают людей. Они так странно выглядят.

Д.: Ты видела, как выглядят взрослые существа?
К.: Они высокие и очень худые. У них длинные руки. Я их внимательно не рассматривала.

Д.: А как выглядит лицо у взрослых существ?
К.: Так же, как и у детей. Они уродливые. У них большие глаза. Очень маленькая челюсть. Можно даже сказать, что её и нет совсем. А глаза у них ... глаза у них странные, похожи на нефть. Они меняют цвет. Они чёрные и как будто слезятся.

Д.: А какого цвета у них могут быть глаза?
К.: Фиолетовые, синие, чёрные — как нефть.

Наверное, имеется в виду нефтяная плёнка, которая может Менять цвета.

Д.: А какого цвета кожа у взрослых существ?
К.: Уже подросшие дети имеют странный цвет кожи — с фиолетово-серым оттенком - как будто они болеют. У младенцев кожа практически прозрачная. У взрослых существ тоже.

Д.: Взрослые существа носят одежду?
К.: Не могу сказать. Он был очень худой. У него были длинные руки. Они были ниже колен. Когда я увидела его, он был далеко. Он стоял на лестнице, наверху, и смотрел вниз.

Д.: В этой комнате есть лестница?
К.: Нет. Я видела его не в комнате. Из комнаты нельзя выходить. Лестница была за дверью, через которую нельзя проходить. Я выглянула в дверь, когда через неё уходила женщина.

Д.: Судя по всему то помещение за дверью гораздо больше этой комнаты.
К.: Да. Оно большое.

Д.: Так значит, он стоял слишком далеко, и ты не смогла рассмотреть его руки. А сколько пальцев на руках было у младенцев?
К.: У детей пальцы очень длинные. У них есть большой палец, но он как-то странно расположен. Он находится выше по руке, ближе к запястью.

Д.: Сколько у них пальцев?
К.: Я не ... Мне было противно дотрагиваться до них.

Д.: Ты должна была до них дотрагиваться?
К.: Да. Я должна была следить за тем, чтобы они лежали прямо. Если они переворачивались, то мне приходилось поворачивать их обратно, чтобы они лежали на спине. Они не должны были поворачиваться, иначе они могли запутаться. Один из них лёг себе на руку Мне пришлось опустить руки в воду. Вода какая-то странная, какая-то масляная. Это моя работа, но дети меня не очень любят. Иногда они пристально смотрят на меня.

Д.: Откуда появляются эти дети? У них есть родители? (Этот вопрос Кэрри сама записала на листке бумаги перед началом сеанса).
К.: Они из капсулы.

Д.: А откуда появляется капсула?
К.: Её кто-то делает.

Д.: В другой комнате что ли?
К.: Наверное. Но точно не в этой.

Д.: Откуда ты знаешь, что дети находятся внутри капсулы?
К.: Потому что они начинают из неё расти. Вначале появляется маленькая голова, потом маленькое тело.

Д.: Хорошо, ты знаешь, зачем они выращивают этих детей?
К.: Я не знаю. Я всего лишь забочусь о них. Они никому не мешают. Они просто растут, чтобы стать людьми. Большими людьми со странной внешностью.

Д,: Ты видела их, когда их вытаскивают из воды?
К.: Нет. Когда это происходит, мне не разрешают их держать.

Д.: Значит, ты не знаешь, как ты попадаешь в это место? Ты просто просыпаешься там? Потом ты идёшь спать и просыпаешься утром в своей собственной кровати? (Да). И ты никогда не знаешь, когда отправишься туда в следующий раз?
К.: Нет, не знаю.

Я всё больше понимала, что не получу никакой дополнительной информации. Кэрри не покидала той комнаты. Я прекратила сеанс и вывела Кэрри из транса. Судя по реакции гг тела и по выражению её лица было понятно, что она пребывала в очень глубоком трансе. Она не двигалась. Только лицо выражало какие-то эмоции. Даже когда она плакала, она не делала никаких движений. По мере выхода из транса, она начала восстанавливать контроль над своим телом — она начала дёргать руками и ногами. Окончательно очнувшись, Кэрри не помнила ничего из того, что происходило с ней во время сеанса.

После выхода из транса я заставила Кэрри нарисовать мне детей, которых она видела в той комнате. Кэрри была профессиональным художником и нарисовала детей такими, какими она видела их во сне. Я сравнила рисунки с теми, которые она присылала мне по почте. Они немного отличались, но Кэрри мне всё объяснила. На руке взрослого существа она нарисовала три пальца и сказала, что кисть руки была такой же длины, как и предплечье. На её первом рисунке, присланном мне по почте, пальцев было четыре. Кэрри сказала, что на этот раз она уверена, что пальцев было три. Рисуя инкубаторы, она сказала: «На этот раз мне хочется дорисовать что-то вот с этой стороны. Как будто что-то было присоединено к инкубаторам. На первом рисунке я этого не рисовала». Когда она нарисовала инкубаторы и соединяющие их шланги, она вдруг закричала: «Ой! Я вспомнила. Я опускала руки в эту воду».

М ы засмеялись. Раньше она этого не помнила. Но сейчас это воспоминание вызывало у неё отвращение. На последнем рисунке она изобразила существо, которое случайно у видела, когда женщина выходила из комнаты. Оно стояло на лестнице, позади него горел яркий свет и определить черты лица или более мелкие детали внешности было невозможно. По Кэрри знала, что это то существо, которое вырастает из детей в инкубаторах. Когда она училась в колледже, Кэрри нарисовала это существо, стоящее на лестнице, и смотрящее вниз па группу людей. Она не знала, почему вдруг нарисовала такой рисунок. Она назвала его ад Данте и даже получила за него какую-то премию. Она хранила этот рисунок несколько лет, но сейчас никак не могла его найти. Она на память набросала мне то, что было изображено на рисунке. Кэрри сказала, что по её мнению, там была не лестница, а что-то похожее на луч света. Она обещала прислать мне другие рисунки, которые когда-то рисовала, хоть сейчас мы и имели больше информации, чем тогда, когда Кэрри делала эти рисунки.

Я уехала из дома Кони около полуночи. Кэрри всё ещё задавала вопросы о том, как прошёл сеанс. Я сказала, что ей всё расскажет Кони. Мне надо было ехать домой. На следующее утро мне предстояло отправиться на конференцию в Литл-Рок. Я знала, что домой приеду не раньше часа ночи, но потраченное время стоило того.

В течение последующих лет я обнаружила, что некоторые исследователи каким-то образом получили доступ к рисункам Кэрри, на которых были изображены дети. Некоторые исследователи говорили, что это результаты экспериментов по созданию гибрида человека и пришельца. Однако подобные предположения разительно отличаются от того, что рассказывала Кэрри. Она была абсолютно уверена в том, что это не людские дети, а инопланетяне. Кэрри также прислала мне рисунок с изображением внутренней части корабля, что подтверждает тот факт, что она выходила из той самой комнаты.

На протяжении последних лет я демонстрировала рисунки Кэрри на своих лекциях. На одном из рисунков была Изображена внутренняя часть огромной космической базы с несколькими уровнями. Но может это совсем не так? Может, Кэрри побывала не на космическом корабле, а в подземном экспериментальном центре? Эта идея пришла мне в голову После того, как Кэрри рассказала мне, что ей показалось, будто она находится на военном объекте. К тому же, по словам Кэрри, там работало ещё одно существо очень похожее на человека. Кэрри не знала, где находится это место. Она просто просыпалась там. Она не знала, как она туда попадала. Тогда мне показалось, что такое большое помещение может Находиться только на космическом корабле. Теперь я начинаю сомневаться в этом.

Видение о катастрофе являлось не только Кэрри. Были и другие люди, рассказывающие о том, что на Земле должно Произойти что-то ужасное. Даже когда я проводила сеансы регрессивного гипноза в других странах, где люди не знали о том, что в Америке имеются подобные случаи, я встречалась С людьми, у которых были такие же видения. Если посмотреть на письма, которые мне приходят, то можно увидеть, что подобные видения приходят ко многим людям: через Яркие сны, ОВТ или просто как озарение. Откуда приходят эти видения? Действительно ли это видения будущего? Или может это всего лишь возможные варианты будущего, которые были описаны Нострадамусом в моей трилогии «Беседы с Нострадамусом»? Если это всего лишь варианты, то подобного исхода можно избежать. Может, именно поэтому нам являются эти видения?

Когда я позвонила Кэрри, чтобы спросить её разрешения на использование её рассказа в своей книге, она рассказала мне, что пять лет назад она ходила к психологу, чтобы разобраться с одной из своих личных проблем, не связанных со странными снами. Психолог сказал, что, скорее всего, в детстве, Кэрри подверглась сексуальному насилию. Было не важно, что Кэрри ничего подобного не помнит. Психолог был уверен, что это и есть ответ на все её проблемы. Кэрри не видела никакой связи между снами и видениями и сексуальным насилием. Впрочем, также, как и я. В её сне и в её видениях не было и намёка па сексуальный подтекст. Когда некоторые психологи и психиатры сталкиваются с чем-то необычным, они даже не пытаются найти какое-то новое объяснение, они делают всё так, как написано в учебнике. Альтернативных объяснений в их практике быть не может.
Рисунок внутренней части корабля
Рисунок Кэрри с изображением ребёнка-инопланетянина
Надписи на рисунке: на теле видно вены. Цвет: жемчужный, что-то вроде серо-белого. Инкубатор сделан из прозрачного материала. Прозрачная жидкость. Ребёнок-инопланетянин.

Другой случай скрытой информации, полученной во сне, Продемонстрировала моя подруга ЛиЭнн. Ей было немного за сорок. Она работала с детьми-инвалидами в штате Флорида, Я была давно знакома с её родителями, а ЛиЭнн каждый Год приезжала к ним в гости в штат Арканзас. Она очень интересовалась всякими паранормальными явлениями и особенно метафизикой. Её родители ничего в этом не смыслили, поэтому, когда она к ним приезжала, то много времени Проводила за разговорами со мной. Летом 1988 года всё было как обычно. Мы ходили в ресторан, садились за столик в самом углу и часами разговаривали, часто до самого закрытия. Родители ЛиЭнн не могли понять, о чём можно так долго Говорить.

Тем летом ЛиЭнн рассказала мне о странных событиях, Произошедших за шесть месяцев до нашей встречи. Она думала, что это мог быть опыт вне тела, но по мере продолжения её рассказа, я всё больше понимала, что это был типичный случай похищения пришельцами. До этого странного случая ДиЭнн никогда не читала книг об НЛО. После случившегося она прочитала книгу «Команда Аштар». Прочитав её, она решила, что раз уж её опыт был связан с инопланетянами, то этo были правильные пришельцы: красивые великодушные блондины с голубыми глазами. Я хотела быть уверенной в её желании изучить этот странный случай, но я боялась, что если мы сделаем это, то ей откроются такие факты, которые разочаруют её. ЛиЭнн с нетерпением ждала начала сеанса, она была уверена, что всё было именно так, как она это помнит. Поэтому мы договорились о времени проведения сеанса: в нашем распоряжении был весь вечер.

Дядя и тётя ЛиЭнн тоже были моими хорошими друзьями. Они бы точно не поняли того, что их племянница интересуется такими таинственными вещами. Они как раз уехали из города, и мы решили использовать их дом в качестве места для проведения сеанса. Мы знали, что там нас никто Не побеспокоит. Мы удобно устроились в креслах в гостиной и я попросила ЛиЭнн рассказать мне всё, что она помнит, для того чтобы записать её воспоминания на диктофон. Я всегда предпочитаю вначале записывать сознательные воспоминания человека. Ведь иначе, после проведения сеанса, человек может сказать, что не узнал ничего нового, что знал всё это и раньше. Под гипнозом человек всегда рассказывает что-то новое.

ЛиЭнн называла всё произошедшее сном, но это совсем не было похоже на сон. Просто она не знала, как можно назвать это по-другому.

Она вспомнила, когда именно это произошло и, что происходило до этого. ЛиЭнн, её муж Майк и их сын Адам собирались поехать к родственникам, поэтому в день перед поездкой она допоздна занималась стиркой. Майк и Адам уже спали, а ЛиЭнн складывала чистое бельё в комнате для гостей. Первое, что она заметила, это маленькие тени где- то сбоку. Она видела их уже не в первый раз. Эти тени не были похожи ни на что из того, что находилось в комнате. Тени всегда появлялись на полу или на стене, но всегда очень близко к полу. Когда она пыталась посмотреть на них, они исчезали. Она могла видеть их только боковым зрением. Чаще всего такие тени люди видели непосредственно перед встречей с инопланетянами. Можно, конечно, подумать, что это привидения или духи, но всё чаще, при виде таких теней, люди вспоминают о пришельцах.

У меня есть теория по этому поводу, но на данном этапе я не могу её доказать. Всё чаще говорят о том, что инопланетяне и их корабли появляются из других измерений. Если это так то, может быть, появление теней ознаменовывает первую стадию выхода в наше измерение — когда они ещё не успели полностью материализоваться. ЛиЭнн подтвердила мои предположения следующей фразой: «Я опять увидела эти тени и подумала: "Оставьте меня сегодня в покое. Я не хочу, чтобы меня беспокоили"». Было бы странно, если бы она сказала это просто так. Судя по всему, ЛиЭнн ассоциировала эти тени с какими-то существами.

ЛиЭнн сложила одежду, приняла душ и решила немного почитать перед сном. Она легла в кровать с намерением почитать примерно около часа ночи, но тут же уснула. Ей показалось, что ей снится сон, но это было больше похоже на ОВТ, потому что она вдруг оказалась в воздухе над своим телом.

«Самое захватывающее было то, как я смотрела на своё тело. Я смотрела на него, словно на пустую оболочку. Я знала, каково это — иметь тело без души. Я впервые в жизни увидела полное небытие, абсолютное «ничто», пустоту, почувствовала, что это такое. Я была очень взволнована. Я не была в двух местах одновременно. Я видела своё тело, лежащее на кровати, но знала, что меня там нет».

Потом ситуация изменилась. Она ощутила какую-то крайнюю необходимость, вернуться в своё тело, встать и пойти в ванную комнату. Она вернулась в тело но, не успев встать, услышала пронзительный звук. Этот звук был похож на звук работающей электропилы - высокий и пронзительный. Часть сё сознания пыталась убедить ЛиЭнн в том, что ей послышалось. «Сейчас ночь. Насколько бестолковыми должны быть соседи, чтобы посреди ночи включить электропилу». ЛиЭнн сказала, что оценивать ситуацию нужно теми критериями, которые тебе знакомы. Однако она знала, что уже не в первый раз слышит этот звук. Эта ситуация была ей знакома, это уже случалось с ней раньше.

Впоследствии я встречалась и с другими людьми, которые перед встречей с пришельцами слышали механические звуки (очень часто пронзительные звуки). Так что это было ещё одним доказательством того, что ЛиЭнн ожидала встреча с инопланетянами. ЛиЭнн было неприятно вспоминать то, что произошло потом.

У неё появилось ощущение, что она висела над кроватью вниз головой. Потом ей показалось, что кто-то пытается проникнуть в её интимные места. Сексуального возбуждения она не ощущала. Было, похоже, что в неё вводят какой-то медицинский инструмент. Потом ей очень сильно захотелось в туалет. Другая часть её сознания говорила: «Я описаюсь прямо в кровати. Я чувствовала, что вишу вниз головой, но мне казалось, будто я всё ещё лежу в кровати. Это было очень странно. Я хотела вернуться обратно. Я знала, что если я этого не сделаю, то описаю всю кровать».

Потом она почувствовала, как ей в горло вводят какой-то инструмент. Ей казалось, что её сейчас вырвет. Она подумала: «Теперь я точно перепачкаю всю кровать. Я не только описаю её, но меня ещё и вырвет. Это не может быть сном. Всё это слишком реально!» Она настолько чётко ощущала все запахи, что это просто обязано было быть реальностью.

Все ощущения прошли так же быстро, как и начались. Она вновь лежала в кровати. Она хотела проснуться. ЛиЭнн посмотрела туда, где находились раздвижные окна. «В комнате было очень светло, и я подумала: «Почему так светло, на улице ведь ночь? Почему свет проходит через окно, ведь я не оставляла его открытым?» Я выглянула, а может и вышла на улицу. Я не помню. На улице должен был быть внутренний дворик и закрытый бассейн, но там ничего не было. Там, где должен был быть мой бассейн, стоял стол. Светил яркий, белый свет. Это было удивительно, ведь я думала, что лежу в кровати у себя дома. Вместо внутреннего дворика и бассейна я увидела ярко-освещённую комнату. Я помню, что увидела людей. У них была смуглая кожа. Они были голые по пояс. Я подумала: «Что случилось с моим двориком? А если это и есть мой дворик, то, что здесь делают эти полуголые люди с этим столом?» У меня было ощущение, что я наблюдаю за ситуацией разными частями своего сознания. Но ни одна из частей не могла понять, что же происходит на самом деле».

Это было последнее, что она помнила. «Я успокоилась. Я вновь почувствовала себя уверенно. Я знала, что я не сплю. Но я не хотела открывать глаза, потому что мне не хотелось ничего видеть. Я не знаю, как долго я пролежала с закрытыми глазами, но когда я их открыла, то комната была такой же тёмной, как и должна была быть ночью». Я подумала: «Слава Богу! Я опять у себя дома!» Я лежала на животе, хотя никогда так не сплю. Моё тело было полностью расслабленно. Я не помню, чтобы хоть раз я просыпалась настолько расслабленной.

Кровать была абсолютно чистой. На ней не было ни следов мочи, ни следов рвоты. Простыни были гладкими, как будто Н вообще не двигалась. Часы показывали три часа ночи. Значит, прошло два часа. В туалет мне не хотелось. Первое, что я сделала, это проверила раздвижное окно. Оно было закрыто. >1 посмотрела как дела у сына и у мужа, который храпел на ди- ише. Всё было так, как и должно было быть. Я везде включила свет, пошла на кухню и закурила. Сидя на кухне, держа в руках сигарету, я подумала: «Ну, разве это не прекрасно? Физическая реальность». Я потрогала стол: «Да! Это же великолепно! Он материален. Разве не прекрасно находиться здесь?» Я подумала, что это был всего лишь странный ОВТ. Я поняла, как прекрасно возвращаться обратно и как прекрасно быть частью этого мира. Прекрасно иметь материальное тело и ценить его. Именно об этом я и думала, когда на кухню зашёл Майк. Он хотел знать, что я делаю на кухне посреди ночи. Я сказала ему: «Дорогой, мне просто приснился странный сон».

Если всё это было всего лишь кошмаром, вызванным расстройством кишечника или болями в желудке, то почему тогда ЛиЭнн чувствовала себя абсолютно нормально после того, как проснулась? Её не тошнило и не рвало.

Вот ещё одна странность. Если в неё вводили всякого рода инструменты, то на следующий день в этих местах у ЛиЭнн должно было быть либо раздражение, либо ощущение дискомфорта. Но, несмотря на некоторое замешательство, ЛиЭнн чувствовала себя прекрасно. Именно поэтому она и решила, что все это было всего лишь сном.

После нашей беседы мы прошли с ней в комнату её тети. Там мы собирались провести сеанс гипноза. Когда ЛиЭнн вошла в транс, я велела ей отправиться в январь 1988 года, в ту ночь, когда всё произошло. Она вновь складывала выстиранное бельё. Ей показалось интересным, что она видит, как всё происходит.

ЛиЭнн: Я вижу спальню. Я вижу, что на мне надето. Я даже не столько помню, какие картины висят на стенах, я вижу их. Это как воспоминание, но разве воспоминание можно увидеть? Так всё и должно быть? Ведь есть же разница между воспоминаниями и способностью видеть.

Мне пришлось отвлечь её от попыток понять всё происходящее и заставить просто пересказывать то, что она видит. Если человек продолжит анализировать ситуацию, то он может переключиться на оценочное мышление, что может изменить процесс гипноза. Я объяснила ЛиЭнн, что таким об разом человеку легче запоминать события.

Л.: Но я никак не участвую в происходящем.

Долорес: Ты не должна принимать в этом участие, если ты не хочешь. У тебя есть выбор. Ты можешь просто смотреть. Ты сама решаешь.

Она продолжила описывать комнату. Вдруг, она заметили тени.

А.: Они всегда очень низкие. Я всегда вижу их краем глаза. Они не похожи на тени на стене. Обычные тени привязаны к предметам. А эти просто находятся там, а потом, вдруг, исчезают.

Закончив складывать бельё, ЛиЭнн хотела пойти спать, потому что очень устала. Заснула она сразу. Когда я спросили её, спала ли она всю ночь, она прошептала: «Нет». Она не объяснила своего ответа. Тут же на её лице отразилась физическая боль. Судя по выражению лица и по движениям тела, там что-то происходило, но ЛиЭнн молчала. Наконец она глубоко вздохнула и сказала: «Я не хочу вспоминать об этом». Я попыталась успокоить её, заверить её, что она находится в полной безопасности. Я попыталась убедить её взглянуть на всё происходящее с точки зрения объективного наблюдателя. Прежде чем она овладела собой, мне пришлось разговаривать с ней на протяжении нескольких минут. Её дыхание было глубоким и неровным. Я знала, что что-то происходит. Она всё время молчала и только иногда слегка дотрагивалась до моей руки. Казалось, она хочет удостовериться в том, что я рядом и, что она не одна. Она не переставала касаться моей руки. Это помогало ей, она чувствовала, что я рядом, что я никуда не ушла. Она была настолько поглощена тем, что с ней происходит, что даже не реагировала на мои вопросы. Но после очередного вопроса, она обратила, наконец, на меня внимание. Она испытывала что-то такое, о чём не хотела и торить. В конце концов, она сдалась: «Это безумие!». Я скатила ей, что слышала настолько странные вещи, что уже ничего не может меня удивить. Я попыталась убедить её в том, Что если она сможет начать рассказ, то потом ей будет легче.

Л,: Ты здесь? Да?

Д.: Да, я здесь. Я всё время буду рядом. Я тебя не оставлю. Неважно странно звучат твои слова или нет. Что ты видишь ,?
Л.: (Она начала свой рассказ). Я внутри. Я не дома. Они разговаривают, но я не знаю, что они говорят. Мне там не нравится.

Д.: Как выглядит это место?
Л.: Это закрытое помещение. Это комната. Запах мне тоже не нравится.

По выражению её лица было видно, что она чувствует запах чего-то неприятного и вызывающего отвращение. Она морщила нос, отворачивала голову и т. п. Я попросила её опирать этот запах. Она не могла подобрать правильных слов, но очень хотела сделать это. Ей было ещё труднее описать этот ййиах, потому что она не могла ни с чем его сравнить. «Запах чего-то грязного. Гнилого. Но не мертвечина. На компост тоже не похоже. Не тухлая рыба. Очень резкий запах. Большая доля гнили. Не могу объяснить. Как будто какая-то гниющая слизь. Я такого запаха ещё никогда не встречала. На желчь непохоже. Хуже, чем желчь». Она скривила лицо. Я предложила ей не обращать внимания на запах и продолжать описывать ситуацию. Таким образом, она могла блокировать воспоми нание о запахе, чтобы он её не беспокоил.

Л.: Это комната, но не такая, как я думала. Там есть люди. Хм-м-м! (Улыбается). Это не Аштар.

Я хотела, чтобы она рассказала мне, что она видит, но Ли Энн замолчала и стала наблюдать. То, что она видела, явно вызывало у неё чувство дискомфорта. Это было особенно чётко видно по глазам и по лицу Дыхание было громким и неровным. Единственное движение телом, которое она совершила, было то, что она протянула ко мне руку, чтобы удостовериться, что я всё ещё рядом. Она была полностью поглощена тем, что происходит.

Тут она сказала: «Почему они не прекратят? Эти тычки? Я не вижу, но я чувствую это». Я пыталась убедить её рассказать мне о том, что происходит. Мне показалось, что мои вопросы привлекли её внимание. «У них очень большие глаза», - вздохнула она, - «я надеялась, это будет по-другому, что встреча будет более духовной. Что это будет интеллектуальная встреча». Она выдержала небольшую паузу, а потом продолжила: «Это прекратилось. Мне кажется, что сейчас я лежу на столе». Она начала описывать тех, кто находился в комнате. «У них на голове светло-коричневая кожа. Не бежевая. Похоже на загар. Мне кажется, на них надеты костюмы, но голова всегда непокрыта. Руки у них длиннее наших. Они не высокие, не волосатые. У них много морщин. Глаза миндалевидной формы. По сравнению с остальной частью лица, глаза кажутся очень большими. Они точно больше наших глаз и к тому же у них нет белков. И очень большой зрачок, а радужная оболочка очень тёмная, практически чёрная. Носа как такового нет. Только дырки. Больше ничего. Ушей тоже нет. Только дырки. Рот не похож на наш. У них нет ни губ, ни зубов».

Д.: А где у них больше всего морщин?
Л.: На руках. И на шее. Кожа на шее у них как будто выделанная. Они похожи на собак с морщинами.

Д.: С кожными складками?
Л*: Да, кожные складки. Это подходящее слово. На плечах складок нет. Складки там, где находятся суставы.
На локтевом суставе, на внутренней части предплечья.

Д.: А на лице у них есть морщины?
Л.: Нет, лицо у них гладкое. Кожа ровная и подтянутая. Она не такая мягкая, как у нас. Больше похожа на искусственную кожу. На шее есть морщины.

ЛиЭнн рассказала, что на руках у них по три пальца: один большой и два обычных. Она пыталась рассмотреть их ноги. «Суставы у них такие же, как и у нас. У них есть плечи, локти И колени. Но ступни у них отличаются. Они более плоские. Они как бы распластаны по земле. Пятка у них шире нашей. Пальцев на ногах я не вижу».

Подобное описание ступней пришельцев встречались и раньше. Но самое запоминающееся описано в книге «Наследие звёзд». В этой книге ступни сравниваются с утиными Лапами или с варежками: такие же плоские, только без сращенных пальцев.

Д.: А на пальцах руку них были ногти?
А.: Я не помню. Но, мне кажется, нет.

Так же говорят и другие очевидцы. У пришельцев нет волос, а значит и, нет ногтей. Ногти имеют такую же структуру, кик и волосы, поэтому, скорее всего у этих существ отсутствует ген, отвечающий за производство волос.

Л.: Они меня прощупывали. Мне это совсем не нравилось. Было очень неприятно. Сейчас уже нормально. Было противно самоощущение того, что тебя прощупывают и в тебя чем-то тычут. Это ещё хуже, чем когда вы беременны и ваш ребёнок брыкается.

Я пыталась выпытать у неё, что именно они прощупывали, но она стеснялась об этом говорить. Я спросила её, пользовались ли они какими-то инструментами, и она попыталась описать то, что видела. «Они холодные и гладкие. Похожи на металлические, но не стальные. Знаете это ощущение холодных инструментов, когда ходишь к гинекологу? Это были не гинекологические инструменты. Один был похож на тонкую трубку с каким-то наконечником, похожим на скребок. Его использовали при осмотре нижней части тела».

Потом ЛиЭнн рассказала, где хранились все эти инструменты: «Там был небольшой стол, сделанный из какого-то белого материала. Вся мебель в комнате была как бы встроенной. Стол, ящики и всё остальное появлялось прямо из стены. Если вам нужно было что-то поставить, то стол можно было вытянуть прямо из стены. Мне кажется, это сделано для того, чтобы во время путешествий в комнате не было никаких предметов. Всё можно втолкнуть в стену».

Я попросила её описать другие инструменты, но она начала рассказывать о комнате. «Мне там не нравится. Комната круглая. Там горит свет. Я уже говорила об этом? Я уже не лежу, но когда лежала на столе, свет был прямо надо мной. Потом они подвесили меня вниз головой». Видимо ей было очень не приятно и пока всё это происходило, она просто молчала. Она заговорила только тогда, когда всё закончилось. «Ощущение такое, как будто на тебя одели стремя. Как будто ты просто кусок мяса. Висишь вниз головой».

Д.: Не очень удобно.
Л.: Это точно. (Пауза). На мне нет никакой одежды. Во время осмотра на мне тоже не было одежды. Но сейчас всё хорошо. Неприятный запах тоже исчез. Там было плохо, там было совсем по-другому. Это было в другой комнате. Эта комната чистая.

Д.: Неприятный запах был в другом месте?
Л.: В той комнате было грязно. Не знаю, правда, что это было. В этой комнате чисто. Этого запаха здесь нет.
Но ... с людьми нельзя так поступать. Их нельзя так осматривать. Это неуважение к телу Хм! Вот это шок, ЛиЭнн! Так не должно быть.

Д.: Сколько там людей?
Л,: Там был один человек, который проводил осмотр.
И ещё двое других ... людей ли? Хм!... они просто стоят, смотрят и разговаривают. Но я не знаю, что они говорят.

Д.: Они производят какие-нибудь звуки?
Л.: Да, конечно, но я даже описать эти звуки не могу.

Их язык имеет тоновую структуру, у них нет слов. Как в музыке — музыкальные тона, все звуки у них глухие. Это похоже на то, как если бы вы говорили ... (не может объяснить) ... при помощи аппарата, который заменяет вам голосовые связки. Но звук глухой. Чем-то похоже на органные звуки. Такой пустой звук. Но не компьютерный. Какой-то механический звук. Глухой.

Я прекрасно поняла, что пыталась объяснить ЛиЭнн. Я знала одного мужчину, у которого были искусственные голосовые связки. Когда привыкаешь к этому звуку, то легко начинаешь различать слова. Но звук такой монотонный, вибрирующий.

Это описание инопланетной речи похоже на то, что рассказывала Пенни в книге «Наследие звёзд». Она тоже слышала, как существа производили странные музыкальные звуки, совсем не похожие на слова.

Д.: Существа все выглядят одинаково?
Л.: По большей части, да. Только глаза у них разные.

Д.: А чем они отличаются?
А.: Их глаза и их лица выражают разные эмоции. Например, все жители Кавказа выглядят одинаково. Видно, что они живут на Кавказе. Все негры похожи на негров. Всегда существуют какие-то общие черты, правильно? Но глаза у людей всегда разные. И сейчас я вижу очень добрые глаза. Сейчас мне хорошо. Я уже больше не вешу под потолком. У того, на кого я смотрю, очень добрые и мягкие глаза. Форма та же, но в них больше ... заботы. Он уже был в комнате. Но он просто наблюдал. Он меня не осматривал.

Д.: Ты видела, чтобы они делали что-то еще?
А.: Да, видела. Но я не хочу об этом говорить.

Д.: Ну, ладно. Просто я хотела, чтобы ты рассказала мне об этом сейчас\ Н тогда потом тебе уже не придётся об этом говорить.
А.: Мы точно больше не будем об этом говорить? Д.: Не будем.

А.: Нет, не будем. Ладно, тогда я расскажу об этом сейчас и больше не буду этого делать. Хорошо?

Д.: Хорошо. Просто расскажи.
А.: Ну, ладно. Я чувствую ... нет, я не чувствую ... я вижу. Они взяли у меня анализ кала. Похоже, что они проводят его через какой-то лазерный луч или что-то похожее на лазер. Они стоят там, в углу. Это не совсем угол — комната ведь круглая. От прибора исходит звук. Этот звук похож на тот, что я слышала. Звук очень высокий и исходит, судя по всему, от лазерного луча. (Этот звук похож на звук электропилы, который ЛиЭнн слышала дома). Они берут анализы продуктов жизнедеятельности. Я не вижу, что они с ними делают. Я не всегда всё вижу. Но я думаю ..«Какая вообще разница, что они делают? Зачем об этом знать?» Один из них был очень милым, тот человек ... то существо с добрыми глазами. Ну, хоть в этом они проявили немного уважения. После того, как меня опустили на пол. Мне не понравилось висеть вниз головой. Он был рядом со мной, чтобы я успокоилась, что бы я не нервничала. У меня в голове была только одна мысль: «Зачем они всё это делают?» Это конечно не извращение. В науке это, наверное, называется изучением существ ... (Ей было трудно объяснить). Но всё равно как-то неправильно. Хорошо ещё, что у них хватает совести успокоить тебя после осмотра.

Другие мои клиенты тоже рассказывали мне о таком внимательном существе, которое их успокаивало. Подобные случаи описаны в других моих книгах. Все говорят об этом существе, как будто это какая-то сиделка. Это существо успокаивает людей даже простым выражением глаз. Некоторые Говорили мне, что хоть пол определить и не могли, но чувствовали, что это женщина.

Д.: Ты сказала, что на них были надеты костюмы.
А.: Да, костюмы были на тех, от кого воняло. Костюмы были синего цвета. На других существах, которые были в экспериментальной комнате, были такие же костюмы типа комбинезон, только белого цвета. Там была более стерильная обстановка. Воротник на костюмах был высокий, потому что у них были длинные шеи. Часть шеи всё равно была видна. Складки кожи свисали над воротником. (Я представила себе, что это было похоже на воротник-стойку).

Д.: На комбинезонах были какие-нибудь знаки отличия или символы?
А.: Дайте вспомнить. (Пауза). Не нужно мне безоглядно верить. Я могу и ошибаться. Это могло мне просто показаться. Это был круг. Над центром круга — три волнистые линии. Это очень успокаивающий символ.

Д.: А где был этот символ?
А.: Его нужно носить на груди. (Она показала на левое плечо). По-моему он был только на белых комбинезонах.

Я сказала ЛиЭнн, чтобы она не забыла о символе, когда выйдет из гипноза. Я хотела, чтобы она мне его нарисовала. Потом я спросила её, было ли в комнате что-то ещё, о чём она может рассказать.

Л*: Там были лампы. Я не знаю, откуда именно светил свет. Я помню только лампу над столом. Это была большая, круглая лампа. На лампу дневного света она была не похожа. От неё не исходило тепло. Она была похожа на лампы в кабинете стоматолога. Знаете, как нагреваются такие лампы? Мне кажется, в операционной есть такие же лампы. Свет очень яркий, но тепла нет. В комнате было светло, но я не знаю, где находился источник света. Казалось, что свет исходит от стен, но я не видела там ничего похожего на лампы. Я не знаю, откуда шёл свет.

Точно такие же описания мне встречались и в других случаях встречи с НЛО. Кажется, что свет исходит от стен и от потолка, как будто светится сама поверхность.

А.: В этой комнате из стены торчит перекладина. Она похожа на перекладины, которые делают для инвалидов, чтобы они могли за них держаться. Перекладина тянется по всему периметру комнаты. Материал, из которого она сделана, похож на нержавеющую сталь, но только не такой холодный. Стены изогнуты как в большой круглой комнате. Я сказала в большой, но комната не такая уж и большая. Если лечь на спину и посмотреть вверх, то видно, что в верхней части комнаты находится своеобразная смотровая площадка. Существа, стоящие на этой площадке могут смотреть, что происходит непосредственно в смотровой комнате. Материал, из которого сделан потолок, похож на пекло. Материал прозрачный, но это, скорее всего, не стекло. Этот материал наверняка предотвращает проникновение микробов и не даёт внешним факторам вмешиваться в процесс осмотра. Похоже на обзорный зал в больнице. Но в больнице обзорные площадки находятся немного дальше. Здесь не так. Тут есть что- то вроде стеклянных окон, за которыми стоят люди и смотрят. Это так же не похоже на учебный демонстрационный зал в больнице. Где студенты смотрят, как проходит операция. Здесь всё по-другому.

Д.: Существа, стоящие за окнами, похожи на тех, кто находится в комнате? (Да). Что ещё ты видишь в комнате?
А.: Вот ещё что ... это не компьютер в нашем понимании с клавиатурой и монитором. Это совсем не похоже на компьютер. Там есть мониторы, но не такие как у нас. Эти как бы встроены в стену. Похоже, они тоже сделаны из материала, напоминающего нержавеющую сталь. Возле этих мониторов есть панели с кнопками. Вдоль стены находится несколько разных рабочих станций. На одной из них находится очень сложный микроскоп. Всё, что находится под микроскопом, можно увидеть на экране, находящемся над прибором. На другой станции лежат очень хрупкие циркули, толщиномеры и щипцы. Все инструменты Предназначены для работы с очень мелкими предметами, которые невозможно взять в руки. Все инструменты очень миниатюрные. На панели этой станции горят разноцветные огоньки. Эти огоньки издают звуки.

Д.: Механические звуки?
Л.: Нет, не механические. Более высокочастотные. Наверное, есть какая-то связь между звуками и загорающимися разноцветными огоньками. Но я ничего не понимаю.

Д.: А другие звуки ты слышишь?
А.: Звуки? Да. Знаешь, что это такое? Это, наверное, какой-то звук. Я говорила, что звуки в этой комнате очень высокие и пронзительные — как бормашина стоматолога. Тот звук. Этот странный звук электропилы он настоящий. Это как-то связано с двигателем или с чем то ещё. Теперь всё ясно.

Д.: Л другие «компьютеры» производят другие звуки?
А.: Да, конечно! Этот звук более мелодичный. Он не изменяется, но он мелодичный. Он не похож на звук электропилы.

Д.: Хороша. Сейчас я спрошу тебя о том, как ты туда попала. Ты можешь просто наблюдать. Ты не должна вновь испытывать это. Как ты оказалась в этой комнате?
А.: Я скажу то, что захочу. Но к моим словам нужно относиться скептически. Вот единственное, что более или менее имеет смысл. Мне кажется, что меня каким- то образом телепортировали или подняли в воздух. Но это не был космический корабль, появившийся в моей спальне. Нет. Я опять возвращаюсь к эффекту луча света. Но я ничего об этом не знаю. Как будто в моём мозгу сейчас два разума.

Д.: Просто скажи, о чём ты думаешь? Не надо анализировать сказанное.
А*: (Глубоко вздыхает). Мне казалось, что меня пере несли на корабль по лучу. Такое показывали в фильме «Стар Треке». Но моё материальное тело не дематериализовалось, как в фильме. Это было как-то связано с эффектом луча света. А как же материальная реальность? Стены домов? А как я вернусь? Кажется, они заключают материальное тело внутрь луча света. Может они раскладывают наше тело на молекулы, чтобы оно поместилось в луче света. То есть я попала на корабль не в целом виде. Луч света растворяет в себе материальное тело и переносит нашу молекулярную структуру в определённое место.

Д.: Не думай о том, что это звучит как-то странно. Ты говоришь то, что приходит тебе в голову, а нам нужно именно это.
Л*: Да, это то, что приходит мне в голову.

Д.: Всё время, что ты была там, ты видела только этих одинаковых существ?
Л.: Там было две группы людей или существ. Другая группа состояла из экспериментаторов. В первую группу входили те, на ком была синяя форма. Они больше походили на жуков. У них было тело другого размера. У них не было грудной клетки. Они были более высокие и худые и какие-то плоские. Их конечности тоже были длиннее.

Д.: Чем они были похожи на жуков?
А.: Они были какими-то другими. У них были выпуклые глаза, располагавшиеся по бокам головы. Глаза были огромные. Казалось, что на голове у них только глаза. Как у жуков. Носа или рта я не видела но, мне кажется, рот у них должен был быть. У них не было грудной клетки. У других существ грудная клетка была. Такая же как у нас — состоящая из рёбер. Они были похожи на ... богомолов или на палочников. Только они, конечно же, были больше. Ростом с человека. Они казались хрупкими, но ведь богомол тоже кажется хрупким. Это были существа с длиннющими руками, напоминающие грязных насекомых. На человека, во всяком случае, они не были похожи.

Д.: (Я хотела, чтобы она рассказала больше). А у них головы тоже были лысые?
Л*: Нет, у них головы были другие. Как у мух. Чёрные и коричневатые, прямые, короткие и жёсткие волосы. Но волос было не много. Столько волос, сколько у мухи на лапках. Волосы очень жёсткие, стоят торчком. Странное зрелище — выпученные глаза, полу лысая голова и очень длинные руки.
Существо, описанное ЛиЭнн, похоже на существо, которое Фил видел на космическом корабле, Я описывала случим с Филом в своей книге «Смотрители сада». Другие люди, которых похищали инопланетяне, тоже видели похожих существ. Подобное существо видела и Беверли, о которой я расскажу в пятой главе.
А.: Эти люди ... они не люди ... кажутся совсем не развитыми. Я не знаю, что именно я хочу этим сказать. Они не кажутся разумными. Они как насекомые. Они как роботы. Точно, роботы.

Д.: Когда ты их увидела?
А.: Наверное, в самом начале. Мне кажется, именно от них шёл тот неприятный запах. Наверное, это были они. Они, наверное, относятся к низшей форме жизни и их используют только для определённых целей. Этих существ использовали в самом начале. Раньше я этого не помнила. Знаешь, так иногда бывает, рассказываешь какую-нибудь историю и тут, раз, неожиданно вспоминаешь самое начало. Да, они были в самом начале. Они - что-то наподобие вербовщиков. (Смеётся).

Д.: Хм, интересное сравнение.
А.: Они вели меня по коридору в комнату с неприятным запахом. (Она опять поморщила нос). Сейчас я вижу то место ... где они живут. Я не знаю, почему я там оказалась.

Д.: Как выглядит это место?
А. Сейчас расскажу... если бы только этот запах ... (Её опять беспокоил запах).

Я сказала ей, что пока она будет рассказывать мне об этих существах, то запах не будет причинять ей дискомфорт.
А.: Он просто обостряет внимание. Сейчас я его даже не чувствую. Там темно. Это место не похоже на другую комнату. Здесь темно и... сыро. Но как же здесь
может быть сыро? Я не знаю, но я чувствую сырость. Я вижу ... по-моему, одежду. Какие-то костюмы. Они лежат на полу, как костюмы пожарников. Когда я была маленькая, нас водили на пожарную станцию. Вся одежда и обувь пожарников всегда валялась в куче, на полу. Эта одежда тоже лежит в куче, только настоящих ботинок там нет. Одежда сделана из какой-то ткани. Похоже, что ткань сделана из нефтепродуктов.

Д.: В этой комнате есть ещё что-нибудь?
А.: Нет. Я пробыла некоторое время в этой комнате.

Д.: Когда ты была в этой комнате, твоя одежда всё ещё была на тебе?
А.: Да. На мне моя одежда, в которой я сплю. Ха! На мне моя ночная футболка, а на ней написано: «Нельзя утопить радугу». Смешно, правда. (Смеётся).

Д.: Значит> спать ложилась ты именно в этой футболке. Хорошо. Давай вернёмся к другому. Ты говорила, что после всего случившегося ты встретила одно доброе существо. Он что-то делал с тобой? Может, разговаривал?
А»: Да, он погладил меня по руке, коснулся моего лица и посмотрел мне в глаза. Я думаю, он хотел меня успокоить. Я слышу... я чувствую звуки. Нет, он не разговаривает. Когда он успокаивал меня, он даже не производил тех странных музыкальных звуков, как раньше.

Д.: Больше ничего не происходило? (ЛиЭнн глубоко вздыхает). Наверное, этого было достаточно. (ЛиЭнн усмехнулась).
А.: Да, наверное. Я больше не хочу вспоминать.

Д.: Ничего страшного. Потом тебя вернули назад?
А.: Да. Как меня вернули назад? (Пауза). Сейчас мы общаемся. Я стою в их белой комнате. На мне снова моя одежда.

Д.: Как вы общаетесь?
А.: Я не знаю. Я довольна. Мне хорошо. Я не помню.

Д.: Это было важно? То, что они тебе сказали?
А.: Я не знаю. Надеюсь, нет.

Д.: Если это было важно, то твоё подсознание наверняка всё запомнило.
А.: Наверно это было важно, а может, и нет. Я не знаю, правильно ли я это воспроизведу. Они поприветствовали меня и сказали: «Мы ещё увидимся». Вот так.

Д.: Ладно. .Л    вернули обратно домой?
А.: Я иду с добрым человеком по коридору. Через зловонный запах. Мы вышли из комнаты с неприятным запахом. (Пауза). Не помню. Даже не вижу. Но, должно быть, это тот же луч света.

Д.: Ты думаешь, ты с его помощью вернулась домой?
А.: Не знаю, а как иначе? (Усмехнулась). Я не думаю, что космический корабль приземлился прямо на мой дом.

Д.: (Смех). Ты видела внешнюю часть корабля?
А.: Я вижу её сейчас. Он ... не круглый ... более овальной формы. (Показывает руками). Здесь он более овальный, а внизу более круглый.

Д.: Потом, ты оказалась у себя дома, и всё было нормально, да? (ЛиЭнн подтвердила мои слова). Значит, всё было не так уж и плохо. Как тебе кажется?
А.: Сейчас? Мне нравилось то, что со мной происходило. Мне было неприятно видеть это снова. Я не хочу думать об этом. Но сейчас, кажется, что я злюсь, правда?

Д.: Немножко,,
А.: Но если вспомнить, то я не злилась, когда всё закончилось. Как я к этому отношусь? Ты, правда, хочешь знать? Мне кажется, я всё это выдумала.

Д.: (Смех). Ты боишься, что всё то могло быть правдой?
А.: Боюсь ли я? (Задумчиво). Нет.

Д.: Может быть, поэтому они заглушили твои воспоминания. Они просто не хотели, чтобы это беспокоило тебя в будущем.
А.: Да, это так.
Рисунок ЛиЭнн с изображением приборной панели, микроскопа и других инструментов

Я вернула ЛиЭнн в настоящее. Пред тем, как вывести её из гипноза, я попыталась внушить ей, что всё случившееся не будет её беспокоить.

После сеанса мы налили себе по стаканчику и немного отдохнули. Потом я дала ей листок бумаги и карандаш и попросила её нарисовать то, что она могла вспомнить. Она извинилась за то, что не очень хорошо рисует.
КОРАБЛЬ
Рисунок АиЭин с изображением символа и корабля

Подобные вещи видели многие люди из тех, что встречались с пришельцами: пульты управления и мониторы на изогнутых стенах, инструменты для работы с мелкими предметами, микроскопы с экранами. Часто на мониторах были видны космические карты.

ЛиЭнн усмехнулась: "Что случилось с Аштар? Лучше бы я путешествовала с Аштар".

Мы засмеялись. Я знала что, не смотря на то, что она никак не ожидала, что с ней произойдёт нечто подобное, с ней всё будет в порядке. Она долго пыталась описать тот ужасный запах, который она никак не могла забыть. Она никак не могла успокоиться, всё пыталась найти подходящее сравнение.

"Этот запах ... я никогда не встречала ничего подобного, Знаешь, как пахнут тухлые яйца? Напоминает запах серы. Тот запах был другим. Он не был органическим. Сама знаешь, как ужасно пахнет гниющая органика. Это другой запax. Он похож на ... запах горелого ... горелого металла. Когда мы жили в Чикаго, недалеко от нашего дома находился сталелитейный завод. Там был такой же запах - запах плавящейся стали. Похоже на запах цинка. Как пахнет цинк, если его расплавить?"

Я не знала. "Не знаю. Но это был запах чего-то горелого?".

"Нет, не горелого! Это был гнилой, кислый запах, но он чем-то напоминал металл. Мне хочется почему-то сказать, что это был цинк. Другое слово не приходит мне в голову. Но я не знаю, как будет пахнуть цинк, если его расплавить. А может сланец? Как пахнет сланец, когда его плавят? Запах не похож на запах разложения. Не так, как гниёт мусор или что-то органическое. Это не запах серы. Больше похоже на металл, чем на органику".

"Если это тебя утешит, то могу сказать, что другие люди тоже чувствовали странные запахи и потом не могли их описать".

Со странным запахом я столкнулась уже в первом случае, которым я занималась. Женщине, Кристин, стало физически плохо, когда она оказалась на корабле. Её накрыло волной запаха, который она не могла описать. Она говорила, что запах похож на запах чего-то горелого, может, на запах выгоревшего двигателя, на запах горелой электропроводки. Она говорила, что запах исходит не от существ, а от комнаты, в которой находился источник электропитания. Когда она спросила, каким источником питания они пользуются, ей ответили, что она не поймёт, если только не разбирается в электромагнетизме и в кристаллических структурах. Кристин не знала, как открыть дверь в ту комнату. Но она видела, как существа подходили к двери, проводили рукой над какой-то панелью и двери открывались. Мы, конечно, никогда не узнаем, побывали ли эти женщины на одинаковых кораблях или нет, однако, странно, что обе они чувствовали неприятный запах.

ЛиЭнн объяснила мне, почему ей так не хотелось рассказывать о том, что происходило в самом начале сеанса, а именно о том осмотре, которому она подверглась, "Я вроде как не хотела иметь к этому никакого отношения. Я видела отрывки того, что происходило и, знала, что происходит. Но какая-то часть меня говорила: "Не делай этого. Не вспоминай". В один момент мне захотелось закричать: "Заберите меня отсюда". Она тихо рассмеялась.

Я попыталась объяснить: "Твоё подсознание будет пытаться защитить тебя от подобных воспоминаний, если ему покажется, что ты ещё не готова увидеть такое".

Необходимо заметить, что ЛиЭнн ожидала совсем другого, что ещё больше подтверждает объективность её рассказа. Если бы она выдумала всё это, то наверняка представила бы себя на космическом корабле в компании светловолосого и голубоглазого Аштар. Она никогда не выдумала бы что-то настолько неприятное.

Через несколько дней после сеанса я снова встретила ЛиЭнн. Она уже собиралась возвращаться домой в штат Флорида. Я записала практически всё, о чём мы тогда говорили.

ЛиЭнн сказала мне, что провела последние несколько дней, думая о том, как прошёл сеанс гипноза. Ей казалось, что её разум разделился на две враждующие части. Одна его часть хотела попросить у меня прощения. Я очень удивилась. Я не понимала, за что она извиняется. Она сказала, что хочет извиниться за то, что наговорила мне всякую чушь. (Я знала, что её история была чистой правдой, но решила промолчать). Вторая часть разума ЛиЭнн хотела понять, почему она выдумала такую глупую историю. Она ведь думала, что с ней произошло нечто прекрасное. Это не обязательно должно было быть связано с религией, но, во всяком случае, это должно было быть чем-то реальным. ЛиЭнн считала, что только больной способен придумать такие ужасные вещи. Внутренние Противоречия терзали ЛиЭнн в течение первых двух дней после проведения сеанса. Потом ей стало легче. Она решила, ЧТО всё-таки не могла назвать себя больным человеком. Она шала, что с головой у неё всё в порядке. Но вопрос всё ещё оставался открытым: "Откуда у неё такие воспоминания? Что они означают? Реально ли всё это?"

Я сказала ей, что она надеялась, что всё сказанное ей будет выдумкой и, поэтому, ожидала чего-то хорошего. Одна- ИО реальная история оказалась для неё шоком. Если бы она Придумала всё это, то её фантазию можно было бы назвать извращённой. Однако если бы всё это было бы вымыслом, то она должны была бы получать удовольствие от увиденного. Однако ЛиЭнн испытывала лишь неприязнь и отвращение. Для меня это было явным доказательством того, что она рассказала мне правду. Я была уверена, что ЛиЭнн ничего не Придумывала. Потом ЛиЭнн подумала о том, что пришельцы могли сотворить всё то же самое и с её сыном. От одной Мысли об этом ей стало плохо. "Что я за мать, если не могу защитить своего сына? У кого может подняться рука на ребёнка?" Она сразу же подумала о состоянии его психики, о Том, какую травму он мог получить. Мы обсудили возможные Варианты. Я считала, что существовала возможность, что её сын также был вовлечён в случившееся. К таким выводам я Пришла, проанализировав все другие случаи, с которыми я работала. Я не хотела, чтобы ЛиЭнн переживала, поэтому не Сказала ей об этом. Она сама до этого додумалась. Важно было то, что сын ЛиЭнн ни о чём подобном не помнил, и это было хорошо.

Примерно через месяц после сеанса ЛиЭнн позвонила мне из Флориды, и мы проговорили около часа. Она никак не могла смириться с тем, что с ней случилось. Она никому не рас сказывала об этом. Единственной, кто об этом знал, была её подруга. Она была психологом и сказала ЛиЭнн, что с ней все в порядке, а всё случившееся - просто плод её воображения. Тогда ЛиЭнн спросила, почему же её воображение нарисовало такую неприятную и мрачную картину. Женщина объяснила, что причиной тому, скорее всего, является строгое католическое воспитание ЛиЭнн и то, что с детства ей вбивали и голову мысль о том, что секс это что-то непристойное. Такое объяснение показалось мне интересным. Однако целью проведённого осмотра не обязательно являлись половые органы ЛиЭнн. ЛиЭнн не согласилась с объяснением своей подруги.

ЛиЭнн поведала мне ещё об одном странном событии. Однажды, когда она была в центре города, она бросила взгляд на высокое белое здание с затемнёнными стёклами. Такие здания были вполне обычными для штата Флорида, ведь там всегда очень жарко. Она посмотрела вверх, и перед её глазами всплыл образ смотровой комнаты. Ей опять показалось, будто там наверху, на платформе, стоят инопланетные существа и наблюдают за ней. ЛиЭнн сказала себе, что такого не может быть. Она опять посмотрела на здание, но увидела лишь обычных людей, занимающихся на спортивных тренажёрах по другую сторону окон. Я надеялась, что скоро она всё-таки смирится с тем, что всё это правда. Она не могла принять это го, потому что это было как-то странно и ново для неё. Но ЛиЭнн очень умная и решительная женщина, поэтому я была уверена, что она справится. Всё же она никак не могла заставить себя прослушать запись, сделанную во время сеанса (так бывало со многими моими клиентами). Я заверила её, что это вполне нормально и скоро она справится со своим страхом.

Примерно через неделю ЛиЭнн снова мне позвонила. Было уже поздно. Вот её первая фраза: "Скажи мне правду. Всё это действительно со мной произошло?" Это был сложный вопрос. Я должна была ответить на него так, чтобы это ни в коем случае не повлияло на её дальнейшую жизнь. Я сказала, что понятие реальности очень сложно объяснить. Мы очень долго обсуждали этот вопрос и я сказала ей, что на самом деле не важно было ли всё это реальностью или нет. Важнее было то, какое воздействие оказывают на неё эти воспоминания. В конце концов, ЛиЭнн заявила, что больше ничего не будет читать о НЛО. Ей казалось, что она слишком много об этом думает и, поэтому, решила обратиться к книгам по метафизике. Я согласилась с тем, что ей нужно немного отвлечься от этой темы. ЛиЭнн собиралась в отпуск, в Канаду Мне показалось, что это отличная идея. Она также рассказала мне, что на днях ей приснился кошмар, который тоже казался реальным. Поэтому она решила, что если кошмарный сон (а она была уверена, что это действительно был Всего лишь сон) казался таким реальным, то и всё произошедшее с ней тоже было как-то связано со снами. Она была абсолютно в этом уверена. Я сказала, что если ей от этого легче, то пускай она так и думает. Другой мой клиент, Фил, тоже решил относиться к тому, что с ним произошло, как к разгулявшейся фантазии.

Описание осмотра, которому подверглась ЛиЭнн, доказывает, что инопланетян интересуют не только половые особенности человека (например, извлечение спермы или Яйцеклеток). Пришельцы также исследуют продукты жизнедеятельности человека (кал и мочу) и не полностью переварившуюся пищу.

Может ЛиЭнн подвесили вниз головой именно для того, чтобы было легче извлечь из желудка остатки пищи. Хоть для нас это и противно, но для инопланетян изучение всех этих вещей может иметь огромное научное значение. Мы не можем судить о том, чего до конца не понимаем.

Я из года в год сталкивалась с подобными необычными случаями. К концу 90-х гг. я уже побывала в нескольких зарубежных странах, где изучала различные случаи, описанные другими исследователями и психологами. Я никогда не знала, к чему приведёт меня то или иное расследование. Но к 1997 году я уже научилась отличать выдуманные случаи от настоящих и определять тех людей, которые выдумывают подобное только для того, чтобы на них обратили внимание, В ноябре 1997 года я находилась на юге Англии, где занималась изучением нескольких случаев. Среди них был и случай с Эдит. Во время нашей первой беседы я узнала, что незадолго до этого Эдит болела булимией. Она заверяла, что справилась с этой проблемой, однако её врач был озабочен тем, что у неё были плохие анализы крови. Мне показалось, что у Эдит есть какие-то психологические проблемы. Я окончательно убедилась в этом после того, как она поведала мне о причине возникновения своего заболевания. Эдит было 40 лег (выглядела она моложе), дети были уже взрослые. И недавно она вышла замуж за молодого человека, которому было около 25 лет. Большинство проблем в жизни Эдит возникали из-за родственников. Так же случилось и на этот раз. Они ругали и критиковали её, говоря: "Что он нашёл в такой старухе, как ты?" У Эдит и раньше были проблемы с самооценкой, вследствие чего она никогда подолгу не работала в одном месте. Подобные же замечания родственников естественно не шли ей на пользу. Именно поэтому она начала "практиковать" булимию в надежде стать более привлекательной. Я лично не понимала, зачем она это сделала. Ведь молодой человек полюбил её такой, какой она была. Почему она захотела измениться? Я чувствовала, что ей нужна более квалифицированная психологическая помощь. Такую помощь я оказать ей не могла, да и к тому же мы были ограничены во времени. Меня интересовало только то, что Эдит утверждала, будто встречалась с НЛО и инопланетянами. Конечно, при моей работе я должна учитывать абсолютно все факторы.

Эдит рассказала, что ей снятся странные сны, которые, по её мнению, могут быть связаны с пришельцами или чем-то паранормальным. Семье она ничего не рассказывала. Они ничего не понимали в паранормальных явлениях, да ещё и постоянно критиковали Эдит за её интересы.

Самое запомнившееся событие произошло в 1997 году, Она проснулась среди ночи и увидела фигуру, приближающуюся к её кровати. Следующее, что она помнила, это необычный сон. В полусонном состоянии она слышала, как кто-то её обсуждает. Они говорили о том, что была совершена ошибка и, что было потеряно слишком много крови. :0дит была уверена, что они что-то с ней сделали. Взяли у неё кровь и именно поэтому у неё были проблемы со здоровьём. Она хотела, чтобы при помощи гипноза я узнала, зачем они брали у неё кровь и, что они собирались с ней делать. Эдит была уверена, что если этот опыт был настоящим, то он был явно негативным.

Когда она погрузилась в состояние глубокого транса, Я отправила её в квартиру, где всё произошло. Я велела ей отправиться именно в тот день, когда всё случилось. (Эдит Прекрасно знала, какой это был день, потому что она вела дневник и тщательно всё записывала). Она проснулась, потому что было холодно. Потом она уверенно сказала: "Там что-то есть. Оно смотрит на меня. Оно наблюдает за мной. Оно у моей кровати".

Эдит рассказала, что именно она там увидела - это был предмет (примерно 23 см в диаметре), напоминающий яркий Оранжево-жёлтый свет, в центре которого находился большой Кристалл или алмаз. Эдит была очень напугана. Она робко выглядывала из-под одеяла, когда в комнате появились пришельцы. Один из них был высокого роста с бледной кожей, он был похож на человека. Его сопровождали три маленьких существа, похожих на белые светящиеся капли. Их она не испугалась, они были смешные. Когда они коснулись своими холодными пальцами её руки и лица, она подумала, что они очень милые. В руках у высокого пришельца появился странный светящийся предмет. Из этого предмета вырвался холодный луч света, направленный Эдит в лоб. Высокий инопланетянин объяснил, что больно не будет, это должно было облегчить её транспортировку из дома. Ей приказали лежать спокойно пока её помещали в луч света. Когда эта процедура была окончена, Эдит поднялась в воздух. Потом она как-то оказалась на улице и стала взлетать вверх. В этот момент Эдит стало трудно дышать, и я отключила её физические ощущения. В следующую секунду она уже была внутри огромного космического корабля, хотя абсолютно не помнила, как она туда попала. Её привели в ярко-освещённую комнату, свет исходил от стен и потолка. В комнате было много других существ, не похожих на тех белых и пушистых, которые её сопровождали. "Они были уродливей. Не такие уж и уродливые, просто другие. Более толстые, голова более массивная, цвет - фиолетово-коричневый. Маленькие белые существа выглядели мягкими. У этих кожа более грубая". Она не могла дотронуться до них, чтобы определить действительно ли у них грубая кожа. Дело в том, что она уже лежала на столе и не могла пошевелиться.

Инопланетяне поднесли к краю кровати какой-то прибор. Она была в сознании, когда из прибора вышел луч света и коснулся её рёбер с левой стороны. Она вскрикнула: "Боль но. Уже не больно!"

Высокий пришелец мысленно сказал ей, что больно не будет. Они собирались вылечить её желудок. Сказали, что она сама его испортила. Эдит не понимала, почему они проникают в её организм через рёбра, а не через рот. Высокий пришелец ответил, что легче проникнуть сбоку. Внезапно все заволновались, и Эдит услышала, как существа загово рили о какой-то ошибке. Повреждений было больше, чем ожидалось. Они волновались, потому что в желудке у Эдит было обширное кровотечение. Это оказалось куда сложнее, чем они думали. Она уже потеряла много крови и начинала слабеть. Эдит услышала, как кто-то сказал: "Вы не должны повредить её тело. Оно особенное". Они использовали свет, чтобы остановить кровотечение.

Мне было интересно, почему Эдит сама не заметила признаки кровотечения. Пришельцы ответили, что она заметила бы их когда-нибудь, но тогда было бы уже поздно. Потом через что-то "похожее на иголку, но это была не игла, они мюли ей в руку белую жидкость. Они объяснили, что ввели "хорошие" клетки крови, чтобы противостоять болезни. Это должно было помочь клеткам крови лучше работать. Чтобы кровяные тельца переносили больше кислорода".

Когда они уже готовились покинуть корабль, высокий пришелец сказал Эдит, что вернётся позже, чтобы проверить состояние её здоровья. Ей было хорошо рядом с ним, ей казалось, что она уже давно с ним знакома. Он сказал, что они были вместе ещё до того, как она пришла в этот мир. Он был очень-очень старым.

В следующую же секунду она оказалась в своей кровати. У неё возникла масса вопросов, но все они тут же растворились, как только она уснула. Утром она не помнила ничего, кроме сна, в котором они как-то навредили ей, взяв у неё Кровь. Сейчас же было ясно, что они пытались помочь ей и, что она повредила свой желудок постоянной рвотой, причиной которой являлась булимия.

Врачи Эдит очень волновались, потому что количество Кровяных телец в её крови было ничтожно низким - они не понимали, как она ещё жива. Однако подсознание Эдит сообщило мне, что причин волноваться не было. Теперь это было для нее вполне нормально и не представляло никакой угрозы для здоровья. "Количество кровяных телец ничего не значит. У Нее их просто мало. А это показатель содержания кислорода. Но она получает достаточно кислорода, хоть и имеет малое Количество кровяных телец". Желудок Эдит был абсолютно здоров и врачи не нашли никаких повреждений. Наверное, этот случай навсегда останется загадкой. И раз уж у Эдит нет Проблем со здоровьем, то лучше оставить всё, как есть.

В данном случае я наглядно продемонстрировала, как сознание может неправильно интерпретировать сон и прийти К неверному выводу и как можно открыть всю правду, введя человека в состояние глубокого гипнотического транса. Существа на космическом корабле не навредили ей. Наоборот, они вылечили её от заболевания, к которому она сама себя и привела из-за элементарной неуверенности в себе.

Предыдущая страница    Следующая страница

к содержанию
Что стоит за гранью загадочного похищение людей НЛО (том 1)
Главная  | О сайте  | Обратная связь |                                                      Долорес Кэннон - Хранители

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU