Красимира Стоянова

ПРАВДА О ВАНГЕ

Ванга - портрет крупным планом

       Знай, глазами всего не увидишь. Зряче одно лишь сердце.

А. Сент-Экзюпери

Хочу описать вам ежедневие Ванги, потому что, несмотря на феноменальные способности, она такой же человек, как и все мы, и в ее будничной жизни нет ничего необычайного.

Дом Ванги в Петриче на ул. Оплченской, 10 вряд ли произведет на вас впечатление. Он скромный, двухэтажный, покрыт белой известью снаружи, а на втором этаже смотрящий к улице небольшой балкончик. Зажатый между высокими и современными зданиями, дом не привлекал бы внимания, если бы не огромный цветник возле него, заботливо ухоженный и расточающий аромат далеко вокруг. Любовь Ванги к цветам, деревьям, природе вообще стала буквально пословичной. Вдалеке за домом возвышаются пологие отроги горы Беласица.

Винтовая лестница связывает два этажа дома, на каждом этаже слева и справа по коридору по две комнаты. Что действительно производит впечатление, так это царящая повсюду идеальная чистота и пристрастие хозяйки к белому цвету. Можно даже подумать, что стремление к чистоте превратилось едва ли не в манию, но у Ванги на сей счет есть другое объяснение: "Каждых день меня посещают разные люди. Я им помогаю, но они оставляют у меня свои болезни, свои порой нечистые помыслы. Тяжек для меня этот груз, поэтому я принимаюсь наводить порядок, и это приносит облегчение. "Все вокруг белое – и белоснежные накрахмаленные занавески, и покрывала на кроватях, и скатерти. В доме у Ванги почти нет мебели – тем более, дорогой. Только самое необходимое. Единственная роскошь – это многочисленные сувениры, подаренные давними друзьями и посетителями Ванги, и они повсюду в доме. Много игрушек и предметов из дерева и металла, всевозможные подсвечники, лошадки, куклы, кораблики и всякое другое. Для нас эти вещи не представляют большой ценности, но Ванга очень бережно к ним относится, так как они напоминают ей о конкретном человеке, да и оценивает она предметы не по их стоимости, а по красоте и затраченному на них труду. Когда мы были маленькими, это царство игрушек являлось для нас самым привлекательным местом в мире. Но Ванга не разрешала нам играть ими, а позволяла лишь смотреть на них и любоваться. Так иногда хотелось поиграть тайком с какой-нибудь куклой, но уважение к Ванге было настолько велико, что мы ни разу не посмели нарушить ее запрет.

В саду мы играли вволю, хотя Ванга всегда стремилась сочетать приятное с полезным. Она считала большим преступлением не приучать детей к труду с молодых лет, а лишь потакать их желаниям. По ее мнению, это самая большая ошибка, которая калечит ребенка, делая его ленивым и безответственным. Наши игры неизменно сочетались с подметанием дорожек, собиранием листьев, прополкой трав и сорняков, поливкой... Ванга очень строго следит за тем, чтобы все исполнялось, как положено, и не допускала малейшей оплошности. Попытка подметать спустя рукава, незамеченный лежащий листочек вызывали ее недовольство, и она заставляла доделывать и переделывать. Казалось, Ванга видит лучше нас, она даже пальцем указывала, где мы что-то пропустили. У нас было достаточно времени для детских забав, но были и обязанности. Часто приходилось чистить за большим кухонным столом фасоль, чечевицу или рис, а потом Ванга сортировала и высыпала продукты в специальные керамические кувшины, чтобы все было под рукой. Мы распускали пряжу, сматывали клубочки, которые держали в красивой коробке, из них Ванга вязала нам одежду. Покупать продукты – целиком была наша забота. Ванга любила рассказывать нам. "Не думайте, что когда мы были маленькими, нам разрешали спать допоздна, как вам, или играть, не работая. Ни одному ребенку в голову не приходила такая мысль. В нашем квартале все люди выращивали табак, и еще рано утром, к двум-трем часам они просыпались и шли рвать табачные листья. Несли с собой фонари, так как было темно. Осликам по бокам вешали корзинки, куда клали еще спящих детей, они тоже помогали при сборке табака. Потом в эти корзинки складывали собранные листья, а дети шли пешком. Табак собирался до 7-8 часов утра. Листья, собранные позже, теряли нужные качества.

Мы не выращивали табака (лишь однажды летом отец засадил маленький участок), но мы все лето помогали соседям. Часам к десяти, когда мы сдавали связки нанизанных на нитку листьев, хозяин давал нам арбуз, это и был наш завтрак. Примерно в те же часы по улице проходил "юртчия" (продавец простокваши), и кричал: "Юрт, юрт". Желающий купить отдавал яйцо или два динара, и "юртчия" отливал из глиняного сосуда один половник. Потом появлялся продавец халвы. За одно яйцо он отрезал кусочек халвы не больше спичечной коробки. Ваша мама (сестра Любки – прим. авт.) иногда тайком от меня брала яичко от нашей курицы и покупала халву. Но нас было четверо, и каждому доставался малюсенький кусочек, а Любка облизывала бумажку".

Не помню, чтобы у нас водились деньги. По воскресеньям, правда, получали от Ванги деньги на кино и лакомства. Но сдачу возвращали всю до копейки. Иметь деньги для детей так же вредно, как и не учиться труду, потому что тратить чужие деньги легче, чем зарабатывать их. Но несмотря на все эти строгости, время, которое я проводила у тети, было самым счастливым в моей жизни. Она умеет общаться с детьми, у нее они становятся послушными и исполнительными. Кроме того, у Ванги никогда не бывает скучно. К ней приходит много людей, устраиваются праздники, а по вечерам Ванга рассказывает нам забавные случаи из своего детства в Струмице и истории давно минувших лет.

Утром, не позже пяти часов, Ванга уже на ногах. Вымытая, аккуратно причесанная, косы уложены в вязаную сеточку, в чистой выглаженной юбке, в переднике – она имеет подтянутый вид, от нее веет чистотой, свежестью и бодростью. Такой я запомнила ее с самого раннего детства. Обычно Ванга одевалась в темную одежду не только потому, что уже немолодая вдова. "Однажды, – рассказывает она, – я надела красивую красную блузку, подарок от одной американки. Но тут же "голос" меня упрекнул: "Не соблазняй своей одеждой!" Я сняла ее, сунула в пакет, так она и лежит в шкафу до сих пор".

День Ванги начинается с ритуала, который она никогда не меняет, даже когда болеет. Как только спустится из спальни со второго этажа, сразу идет в свою молельню. Комната эта небольшая, на подоконнике – цветы, а на стене, напротив двери висит большая картина "Тайная вечеря". Слева от нее стоит чудотворная икона Богородицы в серебряной оправе, дар из Иерусалима. Есть и другие иконы и лампады, которые горят круглосуточно. Под большой картиной стоит кровать, застланная красивым белым покрывалом. Она становится на колени и отправляет к Богу утреннюю молитву. Я вспоминала в начале книги, что Ванга – религиозный человек, но хотелось бы более подробно остановиться на ее религиозном чувстве, потому что оно для нее – не просто обычай или традиция, а глубокое убеждение. Вера Ванги в Бога огромна, и можно сказать, что она является одной из самых прилежных христианок. Такого же отношения к религии она требует и от своих близких. Будучи маленькими, мы посещали с Вангой все церкви в городе и в соседних селениях, бывали и во многих монастырях. Ванга знала все литургии наизусть и стояла все церковные службы от начала до конца. Говорила, раз ходишь в церковь, надо присутствовать на всех обрядах до конца, иначе посещение храма не имеет никакого смысла... Помню, как часто делала она замечания верующим, которые шушукались и не слушали священника. Говорила им: "Лучше бы вы, женушки, дома сидели да обед варили и не мешали тем, которые хотят услышать божье слово". После возвращения из церкви читали Библию. Пока мы спали после обеда, мама читала, а Ванга слушала с большим увлечением. И до сих пор она больше всего любит, когда ей читают откровения пророков, где говорится о страдании мира. Потом они долго обсуждали прочитанное. Ванга говорила: "Не ропщите против страдания, которое вам выпадает. Страдание – это очищающее средство, как, скажем, пиджак, который будет грязным, если его не вычистить..."

Каждый день для Ванги начинается с молитвы к Богу – она просит дать ей силы и вдохновение, чтобы помогать всем страждущим. Эта трогательная картина достойна кисти большого художника. Никогда я не видела человека, который молился бы с таким усердием и от всей души. Ее лицо словно озаряется светом, а губы шепчут какие-то только ей известные молитвы, которые идут из глубины души. Иногда в такие, самые сокровенные мгновения общения с Богом, она плачет: настолько сильна ее мольба о помощи, вдохновении и силе. Иной раз ее молитвы начинаются вопросом, идущем прямо из сердца: "Какая моя участь, Господи, и кому я служу? Для назидания миру или для укрепления веры?"

Сейчас многие ученые пытаются понять, чему Ванга обязана своим пророческим даром, но она имеет свое собственное объяснение. "После большой бури, когда я лишилась зрения и круглосуточно плакала и молила Бога, чтобы он не оставлял меня такой беззащитной, обузой моей бедной семье, он внял моим мольбам. Этот дар дан был мне Богом! Он лишил меня человеческого зрения, но дал мне другие глаза, которыми я могу обозревать весь видимый и невидимый мир. Случилось так, что я, которая осталась инвалидом и сама нуждаюсь в помощи, начала помогать всем страждущим и стала для них опорой и надеждой".

По поводу этой силы Всевышнего она говорит: "Если Богу не угодно, даже волос с головы не упадет".

Помню ее острую реплику, адресованную интеллигентному посетителю с неизлечимым недугом, которого она успокаивала словами: "Что поделаешь, раз Господь и меня, и тебя наказал – будем терпеть!" На что он ответил: "Бога нет!" А Ванга добавила: "Есть Бог! И если вы замолкните навсегда, то и камни заговорят о Боге. Как слепые знают, что есть свет, как калеки знают, что есть здоровые люди, так и здоровые должны знать, что есть Бог!"

Несмотря на любовь к церкви, она не боится критических замечаний в адрес ее служителей – священников, монахов, священнослужителей более высокого ранга. Помню, однажды она выгнала священника за то, что сменил рясу на светскую одежду, что, по ее мнению, есть кощунство по отношению к церкви. Тот, кто посвятил себя ей, не может ходить как обыкновенный гражданин. Высказала резкое замечание и монахам Рильского монастыря, которые запустили монастырь из-за того, что не было уборщицы, везде валялся мусор. Не поддерживать, по ее мнению, идеальную чистоту в божьей обители – это преступление. "Не заботитесь об убранстве монастыря, – говорит Ванга, – будете наказаны. Вижу через некоторое время тут, на этом месте, будет полыхать огромный пожар. Обитель эта сгорит, потому что жизнь, которую вы ведете, недостойна Бога, которому вы посвятили себя. "Нужно каждый день стремиться стряхивать с себя грехи", – говорит Ванга.

После утренней молитвы Ванга бралась за домашнюю работу. Когда мы просыпались, завтрак уже был готов и стоял на столе. Я наблюдала за тем, как она готовит, и всегда удивлялась её ловкости и быстроте рук. Она готовила на печке с дровами, которая всегда была настолько чистой и блестящей, что светилась, как зеркало. Можно было глядеться в неё. Всегда удивлялась: она же не видит, как ей удается зажигать дрова спичкой, не вызывая пожара, не обжигая рук. Готовя еду, помешивая ее, она подставляла под ложку крышку кастрюли, чтобы какая-нибудь капля не упала на печку. После готовки печь была настолько чиста, словно никогда на ней ничего и не варилось.

На завтрак мы ели разные вкусные бублики, молочные булочки или что-то в этом роде. Не знаю, может, это лишь воспоминания детства, но мне казалось, что ее еда была самой вкусной на свете. Обычно она готовила блюда знаменитой македонской кухни, но нередко придумывала собственные рецепты, сочетая, по-моему, несовместимые продукты. Однако приготовленное ею отличалось непревзойденным вкусом. К ужину Ванга готовила что-нибудь легкое, потому что, по ее мнению, человек должен принимать хорошую пищу, но понемногу. Переедание, как она утверждает, – это болезнь, за которой следуют другие болезни. Потом она идеально мыла всю посуду, а мы убирали со стола и прибирали кухню. "Бедная и сиротская жизнь научила меня изобретательности и особому восприятию продуктов и вкуса приготовляемой пищи, – рассказывает Ванга. – Наш двор был большой, и в нем росло много крапивы. Почти каждый день мы что-то из нее готовили. Детям (сестре и ее братьям – прим. авт.) надоедало есть одно и тоже, и я была вынуждена как-то выкручиваться, чтобы разнообразить еду. Мясо было редким гостем на нашей трапезе. Помню, после смерти отца у нас был маленький поросёнок, которого пришлось продать. От него нам достались уши, ножки да хвост. Это и была вся наша свинина. Обычно питались так: суп да кукурузный хлеб, но и это не каждый день. Горячим этот хлеб еще можно было есть, но как только остывал, он становился таким сухим, что не лез в горло. Мои братья макали его в воду и ели. Иногда ловили в речке маленьких рыбок, обваливали их в муке, а потом пекли на металлической крышке. Глядя, чем мы питаемся, наша соседка, тетя Тина, говорила: "Ах, бедные дети, чем вы живы, не знаю!"

Теперь Ванга не готовит, но кто бы ни занимался этим ответственным делом, требования к нему очень высоки. Не дай Бог использовать неподходящую или не идеально вычищенную посуду. Такое ощущение, что она внимательно следит за каждым твоим движением и замечает малейшую оплошность.

Для нас Ванга была, как и все остальные тети на свете – и ласковая, и любящая, но часто и недовольная нашим плохим поведением. Надо отдать ей должное – воспитывала она нас строго, у нее была "железная рука". Однако мы были неимоверно счастливы, когда После обеда, особенно летом, шли все вместе за город или поднимались на какую-нибудь поляну на Беласице, или посещали г. Мельник и Роженский монастырь. Еще тогда, в раннем детстве, я поняла, что наша тетя – необыкновенная женщина. Она садилась чуть поодаль от нас и умолкала. Взрослые не разрешали нам беспокоить её, говоря, что так она лучше отдыхает. После прогулки начинались наши самые интересные переживания. Ванга рассказывала невероятные случаи и легенды об этом месте, о жизни здешних людей с древнейших времен, об их быте, о битвах, которые велись по самым различным поводам. Это всегда меня потрясало, потому что я не помню, чтобы дома кто-нибудь рассказывал о чем-то подобном. Это были бесконечно увлекательные рассказы, вероятно родившиеся из картин, которые Ванга наблюдала своим сверхчеловеческим зрением. Однажды, до крайности удивленная всем услышанным, я спросила, откуда она знает такие подробности, и получила ответ: "Эту историю только что рассказало мне вон то старое дерево, на краю опушки." Ну, как тут не обомлеешь!

Любка вспоминала следующую историю: "Мы были в Сандански, и сестра мне сказала: "Отведи меня в церковь "Святого Георгия". Она была недалеко от нашего дома. Пошли в воскресенье после обеда, было безлюдно. Сели мы на скамейку в церковном саду. Ванга перед этим долго болела, особенно мучили ее коленные суставы: одна коленка вроде бы прошла, но вторая все еще беспокоила. Она с трудом села на скамейку, а потом сказала, что вообще не может встать. Неожиданно она попросила меня: "Нагнись и сорви травку под скамейкой". "Какую?" – спросила я. "Не имеет значения, – сказала Ванга, – дай любую". Я подала ей охапку травы, и она стала растирать себе колено. Не прошло и пяти минут, она встала бодро и сказала, что мы можем идти домой, так как у нее все прошло".

К девяти часам, докончив хозяйничать по дому, Ванга входила в специально отведенную комнату и начинала принимать своих многочисленных посетителей. После сеансов, уставшая, бледная, выжатая как лимон, снова возвращалась в спальню. Немного позже обедала и потом отдыхала. Теперь Ванга не принимает в своем доме в Петриче, а уезжает в местность Рулите, где с раннего утра ждут её люди.

Рулите – это дикая девственная и красивая местность, известная с древних времен. Давно, когда Ванга заболела ревматизмом, она открыла целебную силу ключевой горячей воды и тишины, и с тех пор это место для неё стало очень близким и дорогим.

В конце августа и начале сентября мы грузили вещи на подводу и отправлялись туда. Ехали почти весь день, хотя расстояние от Петрича – не больше двадцати километров. Это для нас было невероятным испытанием. По приезде, взрослые натягивали тенты и делали очаг, на котором готовили еду. Мы чувствовали себя индейцами в прериях. На другой день каждая семья выкапывала в песке большую яму – получалось нечто вроде маленького бассейна, вокруг обкладывали кустами, которые издавали острый приятный запах. Так каждый день люди принимали бани, и многие из больных получали облегчение. Для нас самое интересное начиналось вечером, когда люди собирались поболтать, попеть чудные песни этого края или потанцевать на поляне хоро. Как тогда было весело! Разумеется, все собирались возле тента Ванги, так как она умела рассказывать очень увлекательно самые разные истории, и люди слушали её с большим удовольствием.

Не знаю почему, возможно обстановка предрасполагала, но я из тех вечеров лучше всего запомнила рассказ Ванги о её родном городе Струмице. С каким искренним чувством рассказывала она легенду...

"Город, – рассказывала Ванга, – получил имя красивой дочери местного владетеля, который жил в большом дворце на верху холма. А внизу, в поле, в другом красивом дворце жила его дочь Струмица. Однажды на город напала многочисленная татарская армия, но смелые горожане не сдавались и смело обороняли городские ворота. Струмица поднялась на крышу дома, чтобы наблюдать за битвой, и заметила молодого предводителя татар. Сразу влюбилась в него и захотела посмотреть на него поближе. Вышла из города по тайному проходу и пошла к татарскому предводителю. Вблизи он показался ей еще более красивым, поэтому, когда они разговорились, недолго думая, она выдала ему тайный проход. Тогда татары хлынули в город и взяли его за считанные минуты. Многие из людей были убиты, а местный владетель был взят в плен. Когда отец понял, что натворила его дочь и что именно она подвергла тысячи невинных людей истреблению, он проклял её. Пусть после смерти земля не примет её тело и выбросит семь раз, а душа никогда не найдет покоя".

Ванга рассказывала, что в конце города на холме с давних времен есть семь ступенек, и местные жители считают, что это следы от гроба Струмицы, который земля отвергла семь раз. Она рассказывала эту легенду, чтобы связать её с темой о предательстве и ответственности личности, которая должна поступиться личными интересами, если они не служат на благо людям.

"Спустя много лет, – продолжала Ванга, – во время турецкого рабства люди видели по вечерам на небе ангела с огромными крыльями, который громким голосом им говорил, что они должны выдержать, что нельзя отчаиваться, так как свобода близка. Этот ангел, по мнению старых людей, был духом проклятой отцом Струмицы, которая таким образом искупала свои грехи за страшное преступление, но так и не обрела покоя".

Мне запомнился еще один рассказ о тех временах. Ванга помнит, старые люди рассказывали, что еще их деды видели огромный огненный столб на холме. По их мнению, на этом месте опять же во время турецкого рабства были зарезаны пятнадцать мучеников, защитников христианской веры. Тогда там был храм Святого Георгия Победоносца, но турки разрушили его до основания. Ванга рассказывает, что в 1941 году ей явился огромный храм, поддерживаемый пятнадцатью святыми-офицерами. Кто они, и откуда пришли? Когда позже произвели раскопки, то на этом месте обнаружили колонны бывшего храма Святого Георгия. А потом граждане Струмицы построили большую церковь, которую назвали "Пятнадцать святых мучеников струмицких". Но открытие церкви Святого Георгия впереди. Сама Ванга все еще живет желанием открыть этот храм, потому что слышит "голос", который говорит: "Приходи и открой ворота. Они железные и тяжелые, но за ними яркий свет" За беседами время шло незаметно, а когда темнело, люди ложились и засыпали, убаюканные сладостными песнями кузнечиков.

Теперь в Рулите вы не увидите тентов. Ванга построила себе маленький домик, многие из постоянных посетителей этих мест последовали её примеру, но чудная красота так и осталась нетронутой.

Домик Ванги заметен издалека. Красивый сад окружает его со всех сторон. Когда цветы распускаются, от них исходит такое приятное благоухание, что просто не хочется уходить. А притихшие и взволнованные люди ждут, чтобы их пригласили войти к Ванге.

Эти люди всегда производили на меня большое впечатление. Они разные, каждый со своей проблемой, со своими болями, со своими вопросами, но там, перед дверью Ванги, они замирают в ожидании встречи с необычайным, с феноменальным, становясь равными. У каждого человека возникает желание стать лучше, терпеливее, отзывчивее, не обращать внимания на неудобства. Есть люди, которые ждут встречи о Вангой более двадцати дней, ночуют в разных гостиницах, квартирах, даже на поляне, но никто не ропщет, а живет с чувством, что пришел на поклонение. Я абсолютно уверена, что нет человека, который, побывав на этом месте, не изменился бы к лучшему.

Посещают её и известные личности – общественные деятели, священнослужители, люди искусства. Благодаря особенностям моей работы, связанной больше всего с людьми пера, я знаю о встречах Ванги с такими писателями как Джон Чивер, Вильям Сароян, Джон Коломбо, Эди Браун из Канады, Сергей Михалков, Расул Гамзатов и многих болгарских творцов искусства. Но самой взволнованной была встреча Ванги с Индирой Ганди. Они встретились после обеда в Софии. К сожалению, на этой встрече был только переводчик, а Ванга, как известно, не любит повторять свои слова. Помню лишь короткий комментарий Ванги об Индире: "Это великая женщина, и вся её жизнь, посвященная благу индийского народа, достойна уважения и восхищения". Через некоторое время Вангу посетил в Петриче ещё один индиец. К сожалению, я забыла его имя, но он был профессором и общественным деятелем, добрым знакомым Индиры Ганди. Встреча была очень интересной. Ванга ему сказала: "Вот, сейчас перед тобой стоит твоя духовная мать, чей портрет ты носишь в своем портфеле. Это мать Индии. Она была очень добродетельной женщиной, вроде монахини в миру. По национальности она была француженкой, но жизнь её была целиком посвящена духовному возрождению индийцев. Она твоя духовная воспитательница, но она недовольна тобой, потому что ты не выполнил её желания. Обещал, но не выполнил". Профессор был настолько поражен, что встал на колени и сказал: "Прости, мать!" Перед смертью матери Индии он обещал построить школу, но до сегодняшнего дня этого не сделал. "А ты по собственному желанию пришел?" – спросила Ванга. "Meня послали", – ответил профессор, а Ванга добавила. "Скажи той, которая тебя послала, что она сейчас находится в немилости, но снова сядет на трон. Только ей надо быть очень внимательной и не делиться всем со своей снохой – вдовой. Следует соблюдать дистанцию.

Вскоре после этого снова приехали посланцы из Индии, а Индира, в знак уважения и признательности, послала Ванге индийское сари, очень красивое из прозрачно зеленой материи. Индианки завернули Вангу сари и собрались было поставить ей красную точку на лоб, но она запротестовала. Ванга была очень довольна уважением и добрыми чувствами, которые засвидетельствовала ей Индира Ганди.

У Ванги были интересные встречи и с советским писателем Леонидом Леоновым. Их знакомство состоялось более двадцати лет тому назад. Ещё при первой встрече Ванга увидела конец романа, который Л.Л. начал писать, и он был чрезвычайно удивлен силой её дарования. После этого Л.Л. часто писал ей, и она помогала ему решать самые различные проблемы. Теперь писатель уже умер. В последние годы он писал какой-то глобальный роман о человечестве. Начал его более тридцати лет назад и никак не мог закончить. Однажды Л.Л. обратился ко мне, чтобы я спросила Вангу, какова будет судьба этого многолетнего труда, и она ответила мне следующее: "Книга должна быть закончена через три года (разговор был в 1989 г. – прим. авт.), и у него будет четыре образа (четыре темы – прим. авт.), – человек, Вселенная, Бог, демон. Пишет и о древних людях. Душа умершей его жены Т. М. довольна, что Л. Л. снова приобрел для дома филодендрон. Она часто навещает его, помогает ему, поддерживает и потом отдыхает на этом растении. У Л.Л. еще есть жизненный потенциал. Он еще поживет. И пусть не покидает дом, лишь время от времени ему надо дышать горным воздухом. Но зрение у него останется таким же, как сейчас, без перемен.

Роман должен появиться через три года, и его будет редактировать женщина, но она должна быть очень доверенным лицом. Книга будет иметь огромный успех и будет принята хорошо всеми людьми, даже молодёжью. Судьба этого писателя в литературе сложная, но счастливая. Много будут говорить о нем и после его смерти. Сейчас его ценят, но многие ему завидуют из-за его таланта и удачно выбранных тем. Роман будет переведен за рубежом – в Германии, Индии, Бразилии, Америке и во многих других странах мира. Есть ли у него враги? Были, но они уже умерли, поэтому нет необходимости говорить о них. Пусть он не боится живых. Выпустит три книги (может быть три издания – прим. авт.), которые обойдут всю землю. Л. Л. – благословенный. Ему было десять лет, когда Бог его благословил и дал ему способность предсказывать человечеству через написанное слово. Он обладает очень сильным духом. К сожалению, никто из его семьи не унаследует ни его таланта, ни его ума. Его дарование благословлено небом и Максимом Горьким, который верил, что Л.Л. станет "большим человеком".

Чрезвычайно удивленный всем сказанным Вангой, Леонид Леонов написал: "По-детски простой и вместе с тем гениальный, прорицательский дар Ванги заслуживает самого глубокого, тщательного и почтительного изучения всех его параметров. Это приблизило бы людей к открытию все еще игнорируемого скептицизмом загадочного материка на глобусе вечности.

В данном случае вместо обычного инструментария – старого корабельного компаса, приборов наблюдения, природных качеств – воли и самоотверженности – могут использоваться и компьютеры, но несмотря на все это необходима перестройка мышления в отношении методики исследования, а без этого лучше не браться за дело.

Тот, кто вторгается в этот неизмеримый мир, должен оставить за дверью все сокровища накопленных знаний, как в некоторых странах оставляют обувь перед входом в храм. Так уже случалось много раз: несмотря на груду библиотечных томов, перед ученым вставали вопросы будущего и реальности, ответить на которые он был не в состоянии, ибо они не имеют словесного обозначения на земном языке.

Предсказание больших и судьбоносных событий облегчило бы переход людей к более осмысленному этапу существования, который есть наше настоящее. Мы преклоняемся перед ясновидческим даром глубоко почитаемой Ванги и желаем ей от имени всех современников долгих лет жизни и крепкого здоровья".

Однако отношение Ванги было таким ласковым не ко всем писателям. Взять, к примеру, встречу с советским писателем Е.Е. Еще от двери Ванга сказала ему: "Ты кто такой?" "Писатель", – ответил поэт. "Ну, какой ты писатель – пахнешь бочкой. Стой подальше от меня". Чуть позже: "Очень много знаешь и многое можешь, но там, куда ты отправляешься, тебе нет места. Зачем так много пьешь и почему так много куришь? Вылечи зубы и желудок. Ночью не пиши. Вставай рано и тогда работай. Пиши с трех до семи утра – тогда приходит самое большое вдохновение. "Я пишу книгу", – промолвил поэт. "О женщине?" – спросила Ванга. "Да, и о женщине". "О войне?" – опять спросила Ванга. "Да". "Хорошо. Пиши, но постарайся глубже уходить в тему. А то перепрыгиваешь как сорока с ветки на ветку".

А. Я. – писатель из Италии. Ванга: "А ты – любитель женщин и нехороший человек. И очень жадный. Ты снова ищешь жену (писатель имел несколько браков – прим. авт.), но знай от меня: бес вселился в тебя! Ты собрался искать супругу и должен искать или очень умную, или очень глупую. Но так как и то, и другое есть в каждом, я не уверена, что тебе повезет и на этот раз".

Знаменитый оперный певец Е. Г. посетил Вангу в 1982 г. и поделился с ней, что очень испуган, так как внезапно, исполняя арию, вдруг онемел. Он посчитал это серьезным симптомом. "Это не то, о чем ты думаешь, – сказала Ванга, – но во время пения ты умышленно упустил фразу, в которой говорилось о Боге, вот твой голос и сорвался. Впрочем, ты не только ощутил, как твой голос сел, но и видел что-то". "Да, – подтвердил певец, – видел взмах руки, которая велела мне остановиться". "А теперь, – сказала Ванга, – сделаешь следующее: за день до следующего выхода на сцену поставишь корзинку с белыми цветами перед алтарем какой-нибудь церкви. После этого можешь петь спокойно".

Певице А. Т.: "Ты очень умная и даровитая. Уделяй супругу больше внимания и уважения, потому что он работал круглосуточно, чтобы ты могла выучиться и преуспеть. Когда будешь в Италии, пойди в Римский кафедральный собор, купи птичку-игрушку, которая поет, и оставь ее там, чтобы никто не видел, и это принесет тебе успех".

Двум братьям – певцам: "Один из вас – большой чистюля, а другой – очень ленивый. У одного жена будет большой развратницей, а другой возьмет в жёны хорошую девушку, и она очень будет любить его".

Приведу интересный разговор с одной актрисой из СССР – Л.С. Ванга сказала ей: "У тебя два мужа". "Ни одного – сказала актриса. Ванга: "Нет, есть. Был и сейчас есть. Твой муж жив, и ты знаешь это очень хорошо, но сама живешь, словно его нет. Тот, с которым ты сейчас, не муж, и он очень болен, выделительная система не в порядке. У нас есть трава – красная душица, заваривай её и давай ему пить. А с твоим мужем дело обстоит так: когда он уходил на фронт, то сказал тебе, что если вернется калекой, будет издалека следить за твоей жизнью, но не появится перед тобой в таком виде.

"Актриса сказала, что перед поездкой к Ванге, один знакомый сказал ей: "Кажется, я видел твоего супруга. Этот человек без ног и живет в Доме инвалидов, вряд ли вы увидитесь".

Известный атомный физик пришел к Ванге, потому что его сын очень опустился, и он не знает, что с ним делать. Ванга: "Э, как так, ты многому научился, а своего сына ничему не научил!" Физик: "Я учился долго в другой стране, и когда вернулся, парень уже ступил на скользкий путь". Ванга: "Твой сын исправится, когда пойдет в армию. С ним все ясно. Но там, где ты работаешь, вы можете навлечь на людей страшную беду, это тебе известно? Если вы, ученые, можете и знаете, сделайте так, чтобы люди гордились вами. Осознаете ли вы ту ответственность, которую несете перед людьми?"

Моя сестра училась в Москве и там познакомилась с знаменитой Джуной Давиташвили – самым крупным экстрасенсом в СССР. Мать решила поехать, чтобы повидаться с сестрой, но сказала Ванге, что желает познакомиться с Джуной. Ванга сказала: "Передай ей привет от меня и скажи ей, чтобы она всегда помнила свои тринадцатую, девятнадцатую и двадцать первую годовщину". Мать передала привет. Джуна была чрезмерно удивлена, потому что с Вангой никогда не виделась, и она рассказала нечто действительно невероятное: "Мы жили в деревне, когда мой шестилетний братик упал в колодец. Мне было тринадцать лет. Набежали люди, закричали. Недолго думая, я вытянула руки и бросилась в колодец, схватила утопающего ребенка, подкинула вверх, и люди поймали его. Я чувствовала возле себя какую-то невероятную силу, которая позволила мне своими детскими руками выбросить мальчика и держала меня на поверхности воды. Я оставалась внизу. Люди испугались за меня. Спустили какие-то железные крюки и ими зацепили мое платье. А я тем временем совершала какие-то невероятные подводные прогулки. Когда меня вытащили из колодца, я сказала, что чувствую себя хорошо, а во рту у меня не было ни капли воды. Начали меня трясти вниз головой, но это оказалось совершенно излишним.

Когда мне было шестнадцать, я возвращалась из школы и проходила мимо дома, на котором было написано "Будьте внимательны, дом аварийный". Однако я залезла вовнутрь, и на меня стали падать тяжелые балки. Но две из них замерли крест-накрест над моей головой, и я осталась невредимой. Развалины расчищали более шести часов и обнаружили меня под крестовиной без единой царапины.

Когда мне было девятнадцать лет, проходя по улице, я увидела в одном доме пожар, а в горящих комнатах метался человек и кричал о помощи. Пламя было очень сильным, и люди боялись войти. Я протянула руки, разбила стекло и бросилась вовнутрь, схватила горящего человека и вынесла на улицу. Но ничего страшного со мной не случилось. Лишь руки были порезаны стеклом и волосы обгорели.

И когда мне исполнился двадцать один год, перед Пасхой, возвращаясь с работы, я решила заглянуть в церковь и зажечь свечку. Тогда у меня были длинные волосы. Войдя в храм, я поправила их, но неизвестно почему они вдруг воспламенились. А я была в девяти метрах от свечей".

Француженка, которая открыла курсы во Франции для ясновидящих и уже обучила более двадцати пяти женщин, посетила Вангу. "Ты зачем пришла ко мне? Я не нуждаюсь в учителях. Мне сверху говорят, что передать людям. Но ты скажи мне, кто этот старый человек, который встал возле тебя?" "Это мой отец", – сказала женщина. Ванга: "Он мне велел передать тебе, что все деньги, который оставил он, и которые ты заработала, ушли на ветер. Что случилось?" Женщина: "Да, у меня был любовник, но он бросил меня после того, как "съел" все мои деньги". "Значит, поэтому ты пришла, – сказала Ванга. – Но ты скажи мне вот еще что: ты ведь купила для меня какую-то вещь, а не принесла?" Женщина смущенно ответила, что купила ей белый пеньюар, но оставила у знакомой в Софии.

Ванга, как известно, получает много подарков, но оставляет себе только те, которые напоминают ей о ком-нибудь. Большую часть из них раздаривает церквям, монастырям, бедным людям. Я слышала, как она часто говорит: "Даром получаете, даром отдавайте". И вот что я заметила. Как только она подарит что-то, на следующий день ей дарят вдвое больше. У Ванги много почитателей, друзей, но встречаются и такие люди, которые ищут ее близости из корыстных побуждений. Некоторые хотят облагодетельствовать себя, пользуясь ее именем или афишируя свое знакомство с ней. Так, людям она говорит: "Не стремитесь облагодетельствовать себя, пользуясь моим именем, авторитетом и даром, потому что они получены от людского несчастья, и того, кто приходит ко мне с нечистым сердцем и корыстью, людское горе будет преследовать и жестоко накажет. Приходите ко мне как настоящие друзья ради меня самой, и я вам отвечу своей дружбой. Вы все спрашиваете меня, спрашиваете, а почему не спросите, как я, тяжел ли крест, который я несу, какие у меня желания? Откуда взять то, что вы требуете от меня? Лично я не имею ничего, кроме себя самой. Что я могу дать вам? Могу дать совет и научить чему-то, но вы не понимаете и ничему не учитесь. Больше дать вам нечего. Я же нуждаюсь единственно в духовной пище – это мало кто может дать, потому что вы все бедные духом. Лишь одна жадность вами руководит, но я брезгую ею".

– Ты сильная, милая, у тебя хватает сил, чтобы дать всем понемножку! (реплика посетителя – прим. авт).

Ванга: "Дам, было бы для чего!"

Этой ее силой интересуются не только посетители. Приходят ученые, журналисты, расспрашивают, как она ослепла, как начала предсказывать. Ванга не любит говорить о своем несчастье, потому что там есть уголек, который тлеет, но никогда не гаснет – не кладите палец на эту горящую рану: "Я не могу говорить об этом с каждым, кто проявляет любопытство. Мало, кто меня поймет".

Я сохранила одно интервью с журналистами о ее даре, где она говорит: "Ничего больше не могу вам сказать: голос мне говорит, голос мне подсказывает, голос кричит, но сказать, что я видела Христа или Богородицу – нет. Знаю лишь молитвы... Когда мой муж был очень болен, вставала перед иконой и говорила: "Научи, Господи, как мне выдержать и это страдание и как проглотить и этот яд?" И как-то голос ответил: "Возьми стекло, разрежь себе сердце и все равно выдержишь". Но сейчас он в анализе (Ванга не понимает, что значит это слово в данной ситуации – прим. авт.), в воскресенье он уходит. (В воскресенье, в 12:20, 1 апреля (1962 г. – прим. авт.) Мирко (супруг Ванги – прим. авт.) умер).

Проплакалась я, как и любой другой человек, а потом говорю: "Господи, как мне дальше быть?" "Не стоит плакать. Пришло время, когда у твоей двери поставят железный столб, который будет охранять тебя. Прошел год-два, поставили пост – вот и сторож у двери уже много лет".

Вопрос: Ты разговариваешь с духами?

Ванга: Приходят много и все разные. Тех, которые приходят и постоянно рядом, я понимаю. Вот приходит один, стучится в дверь и говорит: "Эта дверь плохая, поменяй ее!"

Вопрос: А ты помнишь, когда впадаешь в транс?

Ванга: Нет. Не помню почти ничего. После транса я чувствую себя очень плохо весь день

Вопрос: А обмануть тебя пробуют?

Ванга: Очень редко, большинство людей боятся.

Вопрос: Ты принимаешь лекарства?

Ванга: Нет.

Вопрос: Никогда?

Ванга: Нет. Как-то раз врач прописал мне от давления таблетки, но как стала их принимать, начало сохнуть во рту, просто языком не могла пошевелить. И сонливость страшная. Пью воду – безвкусная, я и бросила таблетки.

Вопрос: А как ты лечишься?

Ванга: Как могу. Очень хочется после сеансов помолчать.

Вопрос: Как ты отдыхаешь?

Ванга: Молчу. Закрываюсь в комнате и уединяюсь. Ложусь на спину и молчу. Это единственное, что меня спасает.

По поводу отдыха хочу добавить еще. Я уже говорила, что спит Ванга очень мало и быстро восстанавливается. Я не раз спрашивала ее, почему она так мало спит, и она мне ответила: "Да как же спать? Ложусь я отдыхать, а все человеческие трагедии, о которых наслушалась днем, снова проходят через мое сознание. Очень много горя на свете! Но есть и другая причина. В тиши, особенно вечером, я слышу все небесные звуки. Слышу небесные колокола, которые звонят каждый час, и все живое откликается на этот ритм. Поэтому цветок знает, когда распуститься, а петух никогда не ошибется, когда ему кукарекать. Как спать? Если бы могла рассказать обо всем, что вижу, свершилось бы чудо. Тайны мира, о которых я знаю, но не могу рассказать, – почти у края шлюза. Осталось совсем немножко, чтобы они открылись, и тогда Бог придет нам на помощь!"

Сестра Ванги Любка вспоминает еще, что в первые годы проявления ее ясновидения, Ванга забывалась и целыми часами молчала с отсутствующим выражением лица. Потом рассказывала ей, что сознание ее уносилось в тюрьму, концлагерь, в незнакомые селения, она присутствовала при кровопролитиях, при самых различных природных бедствиях.

Кстати, это мысленное перемещение в пространстве продолжается и сейчас. Этим я объясняю себе продолжительное молчание Ванги, когда кажется, что она наблюдает за чем-то с пристальным вниманием. Её сестра Любка рассказывает следующий случай: "Перед большим землетрясением в Скопле мы пошли с Вангой в гости в Струмицу к нашему давнишнему другу Панде Ашканову. Он казался очень взволнованным, потому что его дом в Скопле был почти весь разрушен водой, и он спросил совета у сестры – ремонтировать ему рухлядь или собирать деньги на строительство нового дома. А Ванга ему сказала: "Какой тебе новый дом, человече! Беги из Скопле, потому что там очень скоро произойдет страшная трагедия. Оставайся здесь, в Струмице!" Вскоре после этого в Скопле в самом деле произошло сильное землетрясение, с разрушениями и человеческими жертвами".

Я знаю и другие случаи, рассказанные мне самой Вангой. Видимо, я была маленькой, когда весной воды реки Струмы вышли из берегов и залили огромные площади, даже мосты над рекой, по которым шли поезда. Ванга ехала со своими близкими из Сандански в Пет-рич. Когда поезд подъезжал к мосту, после станции Генерал Тодоров, она услышала рядом взволнованные голоса пассажиров, которые наблюдали разлив реки и говорили испуганно, что мост, возможно, развалится от тяжести поезда и напора воды. "В это время, – рассказывает Ванга, – женщины и дети заплакали, и я услышала из соседнего вагона мужской голос: "Ванга в соседнем вагоне, пойдёмте к ней, только она может спасти нас!" Я сама испугалась. В наш вагон стали вбегать обезумевшие от страха люди. Как помочь им? Ведь утонут они, утону и я. Собралась с силами и помолилась: "Господи, сохрани жизнь этих людей!" А потом крикнула им: "Не бойтесь, ничего плохого с вами не случится". Сказала им это, лишь бы вдохнуть в них смелость, сама не зная, что будет. Но воистину произошло чудо. Медленно и уверенно поезд проехал через мост, и мы благополучно добрались до Петрича".

Маленький домик Ванги в Рулите помнит много слёз и человеческих страданий. Но самая большая трагедия – у ее хозяйки, пророчицы Ванги, которая пропускает через свое сердце человеческое горе, одаривая всех надеждой и исцелением. Комната, где Ванга принимает посетителей, всё ещё полна напряжения и тревог, прошедших через нее людей. В камине остывает пепел, а белоснежные занавески на маленьком окошке вздрагивают, как крылья уставшей птицы. Посередине комнаты стоит большой стол, заваленный подарками для ясновидящей и бесчисленными, завёрнутыми в бумажки, кусочками сахара. Сахар – тоже одна из тайн Вангиного дара, так как она требует у каждого, кто ее посещает, принести кусок сахара, побывший хотя бы несколько дней в его доме. Когда посетитель входит, она берет этот кусок, держит в руках, ощупывает его и начинает гадать. Почему сахар? Что запечатлено в сахарных кристаллах, по которым Ванга безошибочно угадывает судьбу посетителя? До сих пор никто не мог ответить на этот вопрос. Не может ответить и сама Ванга. Она рассказывала мне, что в первые годы, когда начала предсказывать, перед ней зажигали свечу. "Но так как я слепая и не вижу, то могло случиться какое-то несчастье, голос мне велел заменить свечу кусочком сахара, потому что он чистый".

За заваленным столом сидит Ванга. Бледная и настолько уставшая, что просто еле дышит. Нет сил даже говорить. Слышала, как иногда нашептывает что-то, и если хорошо вслушаться, то выходит вроде: "Господи, неужели я самая большая грешница, раз ты взвалил на меня этот тяжелый крест? Ты многое мне дал, но и многое требуешь от меня". Потом медленно встаёт со стула, на котором сидела более трёх часов, снимает верхнюю одежду и медленно отправляется в комнатку, где отдыхает. Прохладной белизны и запахом свежести и чистоты комнатка ласково принимает её на короткий отдых. Но, как уже известно, она не спит. Некоторое время лежит, молчит и часто начинает вязать что-то. Она очень любит это занятие – быстро стучат спицы, петли нанизываются одна на другую, быстро проходит усталость. Ванга – большая мастерица. Вяжет быстро и плотно, и в вязанных вещах отражается всё её вдохновение. У нее красивые модели, которые она сама придумывают. Бесчисленные вязаные жилеты, кофты, юбки, блузки. Довольная своими творениями, многие из вещей она дарит и радуется, если подарки нравятся.

О Вангином увлечении вязанием Любка вспоминает следующее:

"Ванга послала меня купить 2 кг. пряжи, которую покрасили затем в голубой цвет. Это было приблизительно двадцать лет назад, перед Пасхой. Весь пост до Великой Пятницы Ванга вязала большую и красивую шаль. После этого вызвала священников из Сандански и сказала им: "Эту шаль я вязала сорок дней и ночей. На каждой петле я произносила молитву для всех людей. Молитвы рождались в моём сердце и в моей измученной душе, которая сама диктовала мне их. У меня большая просьба к вам. Прошу на Пасху освятить эту шаль и пусть она останется в церкви. Покрывайте ею страдающих бессонницей и головной болью. Пусть все люди, которые прикоснутся к ней, обретут покой".

Вангин покой в послеобеденные часы краток. К пяти часам тишина нарушается вновь собравшимися людьми. После обеда Ванга не принимает, но есть такие посетители, которые утром, побывав у нее, чего-то не поняли или не запомнили. Этим людям она редко может помочь, потому что не в состоянии воспроизвести уже сказанное.

Сказанное ею надо сразу запоминать – даже самые обычные на первый взгляд слова, потому что они произносились не случайно и их надо толковать...

На меня производило впечатление, что при сеансах Ванги память человеческая не очень услужлива и посетитель запоминает мало из сказанного. Это относится не только к её посетителям (это объяснимо: соприкосновение со "сверхъестественным" сломляет людей и блокирует их память), но то же относится и к нам, её близким, которые всё время крутятся рядом и привыкли к её дарованию. Когда мы присутствуем на каком-нибудь сеансе, оказывается, что один из нас запоминал одно, другой – другое, но даже собранная воедино информация очень скудна.

Хочется по этому поводу рассказать два случая.

Писатель Леонид Леонов на одной из своих встреч с Вангой решил записать на магнитофон сказанное ею, чтобы потом перевести на русский язык. Он хотел иметь такую запись, чтобы потом слушать её в спокойной обстановке. Писатель привёз из Москвы собственный касетофон, лично поставил его на запись и попросил, чтобы никто не ходил мимо него, опасаясь, что что-то испортится. У Ванги тогда было вдохновение, и она говорила о судьбоносных для его страны событиях. Осуществила связь с давно умершей ясновидящей русского происхождения – Еленой Блаватской. Мы действительно услышали удивительные вещи. Чрезвычайно довольный встречей и фактом, что приобрел поистине уникальную запись, Леонид Леонов поехал в Софию очень воодушевлённый. Но когда мы вошли в гостиницу, мне показалось, что писатель получит инфаркт. На Ленте не было абсолютно никакой записи, ни одного звука, ни одного слова, сказанного Вангой. Надеясь на этот кассетофон, и мы, сопровождающие его, не особо старались запомнить, что говорила ясновидящая. Несмотря на огромные усилия, мы смогли совсем немного восстановить из того, что услышали. Леонов был в ужасном состоянии. Спросили Вангу, нельзя ли снова вернуться к ней, но она заявила, что не может повторить сказанное. Мгновение было упущено.

Подобный случай имел место и с другими нашими знакомыми – П.Ц. и Л.Г., которые при одном из своих посещений Ванги тоже делали записи на магнитофоне. Ванга и на этот раз говорила о больших, значительных событиях. Но когда они вернулись домой и включили магнитофон, оба, изумленные, услышали лишь народные песни, хотя нигде вокруг них не был включен ни радиоприемник, ни транзистор, ни магнитофон...

Разумеется, есть записи Вангиных предсказаний, в 1974 году даже сделали фильм о Ванге. Фильм документальный, и мы считаем, что он очень интересный, но Ванга не одобряет ни фильма, ни записей, потому что считает записанное несущественным, даже от чувствительной аппаратуры ускользнуло то главное, что способно явить ее дар.

Впрочем, фильм не был принят многими зрителями. Долгие годы, до 1989 года, он фактически был запрещен, и показывали его лишь при закрытых дверях и лишь избранным. Так как официальная наука целиком отрицала дар Ванги, этот объективный, на мой взгляд, документ тоже был запрещен. А в нем не было ничего компрометирующего. Фильм под названием "Феномен" разделён условно на две части. В первой части засняты сеансы Ванги с различными людьми, показаны её удачные и менее удачные пророчества. Вторая половина представляет дискуссии наших учёных и специалистов о феномене Ванги. Поведение наших специалистов вызвало волну негодования и несогласия простых людей.

Группа зрителей из Благоевграда пишет: "Фильм действительно сделан точно, но мы не можем одобрить такие тривиальные истины, которые нам с лёгкостью преподнесли участвующие в фильме, интеллигентные и умные с виду специалисты – психологи, социологи, врачи. Во время их комментариев нас не покидало ощущение, что им очень хочется, чтобы зрители поверили в поистине бескорыстное толкование собранных фактов, но в их словах просачивалось сомнение, словно они сами себе не верили. Нам ясна их позиция постольку, поскольку их скептицизм незаразителен. Нам ясно, что это за люди, но мы не одобряем их чисто стандартного мышления по вопросу. Что за субъективизм в отношении явления Ванги? Нельзя предлагать такое ортодоксальное толкование фактов, а именно, если одна истина объективна, то её практически невозможно доказать – значит, она не существует. Много истин в жизни реально не существует, их нельзя пощупать руками, но они были выведены логическим путем, а после проявлены и подтверждены реальностью.

Почему бы нам не предположить, что и это явление имеет какое-то объяснение. Почему мы должны отрицать незнакомое и необъяснимое? Кому нужно это довольно пристрастное негативное отношение?"

Оставим этот бесполезный спор и вернемся к повседневной жизни Ванги. Обычно после пяти часов вечера Ванга обходит свои "владения". Бодрая, отдохнувшая, подтянутая, в первую очередь подходит к цветам. У нее есть цветы, которые цветут круглый год. То ли потому, что почва здесь плодородная – домики расположены в старом русле реки Струмы и здесь плодородные наносы за сотни лет, – или потому что Ванга очень старательно ухаживает за ними, но встречаются растения выше нее. Ванга ростом низкая, с возрастом слегка располнела и часто теряется среди переросшей ее растительности. Это самые счастливые для нее мгновения. В этом соприкосновении с красотой природы она чувствует себя как в раю, трогает все горшки, все листочки, знает, какой цветок полить, какому подсыпать удобрение или поменять грунт.

Часто я удивлялась невероятной Вангиной осведомлённости и знанию цветоводства. Она говорит, что растения сами шепчут ей, что им нужно. Помню, одна женщина спросила её, что ей делать – в её доме находилось какое-то кустовидное растение, которое стало чахнуть, так как кто-то случайно поранил стебель, и образовалась большая дыра. "Возьми масляную краску,– сказала Ванга,– замажь дырку. Стебель зарастет, и твой цветок не погибнет". "Разве масляная краска может быть лекарством?"– спросила женщина. "Не знаю, – ответила Ванга,– но цветок сам сказал, какое ему нужно лекарство".

Ванга действительно живёт очень близко к природе, и её быт вызывает у нас ностальгию по прошедшему времени и забытым ощущениям патриархального быта. Кроме цветов, она окружена животными – собаками, кошками, козами, курами. В этой местности живут орлы, лисицы, зайцы, встречаются и змеи. Не говоря о птичках. Так как это место благословенно для охотников, часто во время охотничьего сезона появляются мужчины с ружьями, готовые убивать. Но всегда встречают яростное сопротивление Ванги. Всем своим авторитетом она запрещает кому бы то ни было уничтожать растения и животных. Быть может, благодаря ей этот уголок сохранился почти в первозданном виде, несмотря на близость о городами Сандански, Петричем и сёлами. Ванга всегда все проверяет: убран ли участок, накормлены ли животные, все ли на своём месте. Люди, которые сейчас помогают ей по хозяйству – женщина из соседнего села и сторож, назначенный советом, знают, что Ванга очень требовательна и стараются не вызывать на себя её гнев, потому что она беспощадна к неряшливым и ленивым. За домиками есть вспаханные поля, принадлежащие колхозу соседнего села, где посеяны разные культуры, и они дают хороший урожай. Здесь климат тёплый и очень хорошо растут арахис, кунжут, хлопок, иногда выращивают пшеницу. Особенно красиво весной, когда зелёные стебельки покачиваются от лёгкого ветерка, и нивы похожи на красивые зелёные ковры. Люди часто расспрашивают Вангу, как лучше засадить и как чередовать культуры. Она с удовольствием беседует с ними на сельскохозяйственные темы и говорит о проблемах земли, как о своих личных проблемах. Проявляет живой интерес ко всему, что делается не только в Рулите, но и во всём крае.

Хорошо, что люди спрашивают у нее советы и прислушиваются к ним, потому что она помогает им принять самое правильное решение. И тут речь не только о сельскохозяйственных работах. Ванга очень активно участвует и в общественной жизни этого края. Даёт советы по строительству домов, мостов, о постах, о назначении людей на работу, об открытии и закрытии производства, о благоустройстве. Пусть это не выглядит преувеличением, но думаю, что своим красивым обликом сегодняшний Петрич в большой мере обязан Вангиному активному вмешательству. Она с большим волнением рассказывает о специалистах и начальниках из Софии, которые посещали её, и она просила их раздобыть для города уличные лампы или какие-то строительные материалы, или даже оборудование для различных предприятий города. Плодом этих многочисленных деловых встреч является её знакомство со многими архитекторами и специалистами страны. С каким удовольствием Ванга слушает гостей города, которые замечают, что город изменился и стал необычайно красивым. Она любит свой город, потому что в нем прошла ее жизнь и с ним связаны самые дорогие воспоминания. Это взаимная любовь – люди этого города дарят ее почетом и уважением, а она их – дружбой и помощью. Поэтому мне не кажется странным отношение нашей давней подруги из Белграда, которая адресует Ванге письма таким образом: "Болгария, Вангинград". Видимо, она очень хорошо поняла эту взаимную связь.

Край этот богат. Средиземноморское влияние – рядом граница с Югославией и Грецией – наделило его благословенным, чудным климатом и трудолюбивыми людьми. Но люди, по мнению Ванги, составляют самое большое богатство. Она знает многих из них, ее знакомство о целыми семьями идет еще с 1942 года. Она знает судьбу этих людей, с интересом следит за их будущим, за жизнью детей. Нередко им посвящены ее вечерние часы. Их встречи трудно описать – на них надо присутствовать.

В Рулите, за высоким хребтом горы Кожух, садится солнце. Тишина плавно обволакивает засыпающую природу. Ванга сидит на скамейке среди любимых цветов и отдыхает как трудолюбивая хозяйка, которая закончила все домашние работы. Ванга ест очень мало, но знает, что за трапезой в этот вечер будут дорогие гости и она попотчует их с удовольствием. Гости эти – ее большая семья и неотъемлемая часть ее жизни. Не помню ни одного вечера, даже зимой, даже при плохой погоде, чтобы Ванга оставалась одна. Откуда только ни приезжают люди – из ближних сел, из ближних городов, даже из более далеких мест. Приходят просто так, чтобы повидаться с Вангой, поговорить о сегодняшних проблемах и о минувшем. Есть что-то милое и трогательное в этих встречах. Интересней всего зимой. На улице холодно, а в комнате, куда собираются Вангины гости, ярко горит огонь в зажженном камине. Тепло в комнате не только от горящих в камине дров, но и от хорошего настроения, которое царит на этих вечерах. Кто-то из гостей – хороший певец и ободренный приятной атмосферой в обществе Ванги, запевает песню. Мне кажется, что именно здесь, в скромной комнате Ванги, я слышала самые лучшие песни этого края, рожденные душой народа.

Но это обыкновенно происходит к концу вечера. А перед этим идет задушевная беседа. Люди рассказывают о своих семьях, о близких. Делятся с Вангой впечатлениями об услышанном или прочитанном. Ей интересно всё. Она очень хороший слушатель, но и прекрасный собеседник. Любит расспрашивать женщин: "Ну-ка расскажи, подготовились ли к Пасхе, как во дворе, что посадили в огороде, что ты готовишь. Помню, как одна женщина сказала, что зарезали ягненка и не знают, куда девать потроха. "Как куда, – сказала Ванга, – я тебе подскажу. Сделаешь кукуреч (не знаю, как эта еда называется в других местах – прим. авт.). Возьмешь желудок ягненка, кишки, зеленый лук, мяту. Зальешь теплой водой желудок и кишки, подержишь, пока побелеют. Потом нарезаешь кишки полосками по 20 см. в длину. Старайся резать ровно, чтобы еда была красивой, аппетитной – по красоте судят, хорошая ли женщина хозяйка. Желудок нарезать кусочками в ладонь. Зеленый лук и мяту мелко нарежь и посоли по вкусу. Потом полстоловой ложки зеленой смеси кладешь в кусочки желудка – вроде как в голубцы, и туго завязываешь кишкой. Голубцы укладываются плотно один к другому, пока не заполнится вся сковородка. Сверху полей подсолнечным маслом и посыпь красным перцем. Запекаешь в духовке около часа при умеренной температуре до тех пор, пока жидкость не испарится и поверхность не покроется красной корочкой. Потом, – смеется Ванга,– "выгоняй детей" и ешь. Знаю еще несколько видов кукуреча, из рецептов отца. Он был пастухом и умел приготовить очень вкусные блюда из мяса ягненка. Но, как правило, – продолжает Ванга, – я готовлю по собственным рецептам, и те, кто пробует мою еду, говорят, что она очень вкусная".

И это сущая правда. Помню по сей день вкус приготовленных ею постных голубцов, фаршированного перца, кабачков, баклажанов, разных десертов. К сожалению, у меня нет влечения к кулинарному искусству, и сейчас я жалею, что не записывала эти рецепты. Потому что каждый раз Ванга готовила по-новому.

По убеждению Ванги, каждая еда должна быть приготовлена в идеально чистой посуде, в чистом помещении и из тщательно вымытых продуктов. Ванга, как я уже писала, – большая чистюля во всех отношениях. "Эту большую любовь к чистоте, – рассказывает она, – возможно, я унаследовала от моей бабушки Кати, которая слыла в Струмице настоящей хозяйкой и невероятной чистюлей. Она, например, когда начинала ткать полотно, повязывала как фартук белое полотенце, чтобы случайно не испачкать ткань. Всё дома было вышито, накрахмалено, побелено и сверкало чистотой. Когда-то у них с дедом было помещение для выращивания коконов тутового шелкопряда. Многие в городе занимались этим промыслом, так как в Струмице росло много шелковиц. Из шёлковых ниток бабушка ткала такие красивые тончайшие простыни, что все женщины завидовали ей".

Как-то вечером в Рулите одна женщина из ближнего села принесла Ванге вязаную безрукавку, чтобы похвастать красивой вязкой. Ванга взяла ее в руки, пощупала со всех сторон и сказала: "Неважная работа. Если бы ты у меня была вязальщицей, то и на хлеб бы не заработала. Вязка, может, и интересная, но с такими грубыми узлами на изнанке и неровными петлями, что можешь надеть ее лишь на черную работу. Ты молодая и должна знать: любую вещь, независимо для чего она предназначена, надо делать с любовью и вниманием. Только тогда труд приносит пользу и радость. Вот, например, из купленного полотна легко сделать простыню – разрезал да подшил. Но такие мне не нравятся. Они слишком простые. Ничего не стоит хозяйке пришить к ним кружева. Совсем по-другому начинают смотреться. Приятно спать на такой простыне. Или взять окна. Их надо мыть каждую неделю – труд щедро вознаградится, потому что в них смотрится солнце, да и больше света входит в дом. Но и занавески надо стирать каждый месяц. Это красиво и полезно".

В доме моей тети непрерывно что-то стиралось, обшивалось, вытряхивалось, и наводился порядок. Впрочем, это осталось и до сих пор.

Люди прочитали в газете, что какая-то женщина родила пятерых близнецов. Комментируют, что мать, должно быть, очень счастлива: такое событие не часто случается. Ванга послушала, а потом сказала им: "Вы не подумали, почему в последнее время рождается так много близнецов. Как бы группами, группами появляются эти дети. Это не случайно. Это души "небесного воинства", которые массово прибывают на землю, потому что предстоит большая духовная борьба. Они – предвестники нового времени, которое требует новых людей. Разве на вас не производит впечатление, насколько интеллигентны сейчас дети еще с рождения. Еще совсем маленькими говорят о технике, о машинах и самолетах, о компьютерах и аппаратах и еще о многих других вещах. Так что по сравнению с предыдущим поколением они рождаются просто гениями. Предстоят очень интересные события, но нам надо набраться терпения, чтобы дождаться их".

Как-то вечером Ванга говорила с нашим другом из Софии, писателем П.М., о значении названий селений. Гость был интеллигентным человеком, занимался искусством и тема была ему исключительно интересна. "А знаешь, – сказала Ванга, – что значит название села Слепча? * (село в Македонии – прим. авт.)Там жили ослепленные солдаты из Самуилова войска, и все село заботилось о них. Оттуда и Слепча, от слепцов.* (Известная битва в 1114 г. между войсками болгарского царя Самуила и византийским императором Василием II, который побеждает самуиловых солдат и ослепляет их. На каждую сотню оставляет одного солдата с одним глазом, чтобы вести остальных.)

А Вадоча? Знаешь ли откуда идет это имя? От "выколи глаза" (вадя очи – "выколоть глаза" /болг./ – прим. перев.): вблизи этого села были ослеплены Самуиловы солдаты. Может быть, не знаешь и что означает Охрид (город в Македонии – прим. авт.)? Когда-то на краю города был глубокий ров, куда ходили женщины и рыдали, когда у них случалось горе. Их рыдания начинались так: "Ох, ров! Ох, рид! Ох, рид!" Оттуда и пошло имя Охрид".

Мне было не менее интересно, чем гостю. Как хорошо рассказывала Ванга, но откуда она могла знать все эти вещи? Из этих вечерних посещений в 1988 году я запомнила разговор Ванги с одной болгаркой М.Д., живущей в Швейцарии. Мне он кажется интересным, поэтому хочу часть из него предложить читателю.

М.Д.: Я так много наслушалась о тебе, Ванга, и сейчас счастлива, что, наконец, могу увидеть тебя.

В.: Почему за тобой ходят трое мужчин? Ты замужем?

М.Д.: Я развелась с мужем и сейчас живу с другим.

В.: И зачем ты его бросила, он тебе подходил. Инженером работал?

М.Г.: Да, он был инженером-химиком.

В.: А где он теперь?

М.Г.: В Иране. Представитель фирмы. Очень богатый.

В.: Есть у тебя и двое детей. Они от первого брака?

М.Г.: Да. Они уже большие. У меня нет проблем с ними.

В.: Но теперь у него другая женщина.

М.Г.: Да. Но я не знаю, женаты они или нет.

В.: И зачем его бросила? Он тебе подходил.

М.Г.: У нас была большая разница в возрасте. Частые разлуки – он регулярно уезжал, а я сидела одна в другом городе.

В.: Что бы ты ни делала, до сорока лет у тебя будет и третий муж, а потом до конца жизни останешься одна. Вот они! Ты входила в комнату, а они шли за тобой. Чем занимается мужчина, который сейчас с тобой? Пишет, иногда что-то рисует.

М.Г.: Да, он любит рисовать и собрал много картин. Занимается журналистикой. Но у нас с ним проблемы. Нет никаких духовных контактов, а вроде он меня любит.

В.: Он же больной, поэтому избегает тебя. Если подлечится, наступит небольшое улучшение, но совсем поправиться он не сможет.

М.Г.: Могу я ему помочь?

В.: Ты не можешь помочь. Но через 2-3 года ты уйдешь от него, как бы ни был дорог тебе, потому что ты молодая. Это мы, старые, не зажигаемся. Этот человек, – может и хороший, но первый муж больше подходил тебе. Жаль, что ты его бросила. А у этого, с кем ты сейчас живешь, есть ребенок. От прошлого брака?

М.Г.: Да, он давно развелся, и ребенок с ним не живет. Но мать этого человека очень хочет, чтобы мы были вместе.

В.: А почему ты не усыновишь ребенка?

М.Г.: Я пока не решила.

В.: Ты перенесла операцию?

М.Г.: Да.

В.: Эрозия матки.

М.Г.: Да, но я тогда очень испугалась.

В.: Это не рак.

М.Г.: Да, и врачи подтвердили.

В.: А чем ты занимаешься? И ты рисуешь? Рисуешь на полотне.

М.Г.: Я проектирую модели для одежды в журнале мод, делаю фотографии, консультирую.

В.: А почему ты живешь не в своем доме?

М.Г.: Я живу в доме жениха.

В.: Но в твоем доме сейчас живет молодая женщина. Кто она?

М.Г.: Это племянница бывшего мужа. Ей было негде жить.

В.: А что это ты с домом натворила? Он стал похож на постоялый двор.

М.Г.: Я разобрала одну стену, и получилось большое помещение.

В.: Точь-в-точь как постоялый двор... Но ничего. Чтобы ни случилось, не отдавай своего дома никому и откладывай деньги на "черный день". Но ты этого мужчину оставишь. Ты хорошо зарабатываешь?

М.Г.: По-разному, иногда много, иногда меньше. Сейчас я работаю по контракту.

В.: Ты много куришь.

М.Г.: Нет, не много.

В.: Неправда! Много. Надо бы бросить. А то будут большие проблемы с горлом и легкими. Не носи высокий каблук! У тебя отложение солей в ногах.

М.Г.: Да, в обеих.

В.: Но больше затронута левая нога.

М.Г.: Верно. Операцию делать?

В.: Да. А где твои родители? Почему твоя мать так лежит?

М.Г.: Она умерла.

В.: И отец лежит. Вот он!

М.Г.: И он умер.

В.: Кто Мария? Мать? От чего она умерла? Гнойный нефрит. От почек скончалась.

М.Г.: Да.

В.: Отец спрашивает о младшей. Это ты?

М.Г.: Да, я.

В.: Кто тебя растил?

М.Г.: Отец, и я его очень любила.

В.: А другого ребенка?

М.Г.: Она мне сестра по матери от первого брака.

В.: Вы с ней поддерживаете связь?

М.Г.: Не особенно.

В.: Почему?

М.Г.: Мне кажется, что она ведет себя слишком эгоистично.

В.: Она не эгоист. У нее жизнь тоже нелегкая и закрутила ее не туда, куда надо.

М.Г.: Еще я хотела бы спросить, повезет ли мне в работе, ради которой я приехала в Болгарию?

В.: Очень трудно. Надо привлекать высокопоставленных людей. Зачем тебе эта работа?

М.Г.: Я бы хотела начать совместную работу с одним из журналов мод. Я привезла с собой соответствующие материалы.

В.: И ты думаешь, что если сделаешь работу для болгарина, он после этого скажет тебе "спасибо". Никогда! Но ты береги свой дом, откладывай помаленьку денежки и не покидай Швейцарию. Хочешь поехать в Америку и Италию?

М.Г.: Да, хочу.

В.: Но зачем? На экскурсию или на работу?

М.Г.: Скорее по работе.

В.: И опять повторю: делай, что хочешь, но не покидай страну, такова твоя судьба – жить тебе и с третьим мужем.

Но самое интересное – прийти к Ванге в праздник. Например, на Благовещение, 25 марта. В этот день у Ванги именины, имя Вангелия означает "носительница благой вести", и ей этот праздник очень дорог. Отовсюду собираются гости, которые приезжают поздравить ее. Поляна в Рулите заполняется празднично одетыми людьми и всем очень весело. Поются песни. До недавнего времени Ванга очень любила петь дуэтом с сестрой Любкой. Обе очень музыкальные, у них хорошие голоса, и они прекрасно исполняли народные песни. Люди слушали их с большим удовольствием. После этого снова все вместе в несколько рядов танцевали болгарское "хоро".

Другой, тоже почитаемый Вангой праздник – это Масленица. Это большой праздник и для всех болгар, так как в последний день Масленицы – Прощенное воскресенье – друг другу прощают все обиды и огорчения, вольно или невольно доставляемые друг другу в течение прошедшего года. Это день всеобщего прощения. Тогда, кроме родных и гостей, к Ванге стекаются многие родители, дети которых родились благодаря помощи Ванги. Многих детей она крестила и стала духовной матерью более чем пяти тысячам новорожденных. Какая мать может похвастать таким богатством!

Интересно, что Ванга помнит многих детей и их родителей. Помнит, когда они приходили к ней в первый раз. Когда и как крестила детей – в церкви или здесь, в Рулите, кто был священником и т.д. Я всегда поражалась ее невероятной памяти. Она продолжает интересоваться этими детьми, спрашивает, как они учатся, живут, какие у них проблемы. Эти дети уже имеют собственных детей, которые тоже приходят на праздник. Они с таким же уважением и почтением целуют ей руку и обращаются к ней "Крестная". Эти встречи очень трогательны, на них собираются сотни людей, объединенные человеколюбием Ванги, любовью и уважением к ней самой. Как хорошо, если бы побольше было таких праздников.

По традиции на стол ставят пирог, белую халву и тахинную халву. Кто-нибудь из мужчин цепляет на привязанную к скалке веревку яйцо, потом кусок белой халвы и обносит сидящих за столом. Поймаешь ртом яйцо или халву – без помощи рук – значит, год счастливым будет. Потом подносят уголек к каждому из присутствующих, чтобы сгорело все плохое.

А самое интересное происходит на улице, где горит большой костёр, и все прыгают через огонь, чтобы сгорели все злые силы, да здоровья прибавилось.

Ванга очень любит Пасху и Вербное воскресенье. Может быть, потому что они связаны с цветами.* ( Вербное воскресенье по болг. – Цветница {прим. перев.))Теперь эти праздники у нас не отмечаются, как прежде, но Ванга помнит, как в Струмице девушки собирали крапиву, петушиный гребень и пекли на Вербное воскресенье постный слоеный пирог – баницу. А вечером девушки наполняли корзинки струмицкими тюльпанами, плели из цветов венки – голову украшали и надевали красивые народные костюмы. А потом ходили по домам и пели:

"Метёт дева ровные дворы Венками двумя от бела базилика. Заглянул во двор к ней буйный малый, Манит и велит ей: "Подойди-ка, Дай тюльпан мне, дева, алый-алый – Я себя украшу, милым тебе стану..."

Ванга так воодушевлялась, что начинала цитировать первые слова, а потом увлекалась и пела. Её сестра Любка добавляет: "На Вербное воскресенье весь город и все школьники уходили за город, неся в руках ветки вербы. Поп, верхом на осле, пел: "Общение, воскресенье". Нам, школьникам, давали по маленькому колокольчику на ленточке с бантиком, которые мы вешали на шею, и они приятно звенели при каждом движении. Шли в местность Софилар. А потом из вербных веточек делали венки и ставили к иконостасу".

Я всегда восхищалась умением Ванги рассказывать, организовывать праздники. У меня сохранились очень яркие воспоминания о том, как отмечались у нас Рождество, Пасха, Богоявление, Крестовоздвижение. Её отношение к праздникам почтительно и по-детски чисто. Её полная отдача религиозным ритуалам неслучайна. Таков ее образ жизни и способ разгрузки от тяжелых будней. Это дни, когда Ванга полностью отдается Богу, и все, что бы ни делала, есть глубокая дань Ему.

Но не будем отвлекаться и вернемся к вечерним беседам у Ванги. Один из гостей говорит: "Тётя Ванга, я уже рассчитался со своей семьей. Зарабатывал много денег и отдавал. Дети окончили институт, у них работа, машины, квартиры, так что у меня нет проблем". "Подожди, – сказала Ванга, – теперь и дом хочешь продать, а сам куда пойдешь?" "Ну, кто из детей позовет, к тому и подамся". Она ему в ответ: "Бедняга, Кочериново ждет тебя!" (село за Благоевградом, где есть Дом престарелых – прим. авт.). Так и случилось. Человек умер один в Доме престарелых, вдали от всех. А он-то верил, что обеспечил себе спокойную старость среди домочадцев. А получилось, что трудился всю жизнь, чтобы умереть в Доме престарелых.

"Некоторые думают, что, имея деньги, можно купить любовь, но это зря. Любовь за деньги не купишь. Или думает: вот разбогатею, и будет у меня полный порядок, но и это пустое дело. Работает, работает человек, копит деньги и вещи, а потом возьмёт да и умрет и все другим оставит. Кто много накопил, тот вряд ли воспользуется накопленным. Другим достанутся. Поэтому разумнее не копить, а тратить деньги – это средство, а не цель жизни.

Рассказывает другая гостья, которая пришла с поминок близкой подруги и поделилась, как много еды приготовили ее опечаленные родственники, а Ванга сказала: "Не одобряю такое расточительство. Такая показуха продиктована не большой любовью или скорбью к усопшей, а скорее демонстрация перед людьми своей показной доброты. Эта скорбь не настоящая, потому что нельзя глубину чувств измерить количеством пищи. Мои близкие знают, как я любила своего супруга, но за упокой его души раздаю лишь тарелку пшена, немножко маслин и стакан вина. Мертвым важнее почет и память о них живых, а не еда: они не нуждаются в ней. Возьмем, например, Мелник. В городе есть памятная доска нашим национальным героям, убитым турками в 1912 году. Их потомки воздвигли памятник и успокоились, считая, что таким образом отдали им дань. Что же еще? Мертвый уже ушел – надо заботиться о живых, но это тоже не вполне верно, потому что мертвые продолжают жить. Они среди нас, любят нас и помогают нам прозреть вечные истины жизни. Поэтому мы должны отдавать им память своих сердец".

Говоря о футбольной команде, о недовольстве болельщиков плохой работой тренеров и футболистов, Ванга подводит итоги: "Так и будет, пока футбольные специалисты не научатся привлекать детей не старше шести лет, как, например, в художественные школы. А сейчас берут больших ребят, которые уже на девочек поглядывают. Так футбола не возродишь".

Уже поздно. Затронули тему о радиации и её опасности для человека и природы. Ванга закругляет разговор, сказав: "Ешьте больше крапивы, потому что её не берет никакая радиация". Скромный ужин подошел к концу, посуда тщательно вымыта, стол убран, пол подметён, чтобы к завтрашнему дню все было чисто.

Подъезжает машина, выделенная ей Советом, чтобы увезти домой в Петрич. Провожают ее только до калитки, Ванга не испытывает страха ни перед чем, и спокойно поворачивает ключ. Потом уверенно направляется в дом. Разумеется, нигде не светятся лампочки, так как она в них не нуждается. Кто-то может подумать, что она сразу ляжет, чтобы уснуть и отдохнуть, но я знаю, что это не так.

Говоря о ежедневии Ванги, хочу представить еще один рассказ её сестры Любки:

– Ванга ничего не боится. Не знаю, каким образом из сада в ее дом в Петриче заползла змея и свернулась на плюшевой дорожке. Ванга наступила на неё, но не испугалась, и змея её не укусила, а быстро уползла. Мы долго её искали, но нигде не обнаружили, и больше она не появлялась.

Хотя живет одна и слепая, Ванга спускается среди ночи со второго этажа, ходит по саду и поливает цветы. Она обладает здоровой нервной системой и очень вынослива. Удивляюсь, как ей хватает сил столько лет встречать, выслушивать, напутствовать, разоблачать и советовать, тысячам людей, при этом не проявляя почти никакой усталости.

Несколько лет тому назад у нее служил мальчик-кассир, и однажды она велела выписывать квитанции людям без ограничений – она будет принимать всех, пока выдержит.

Толпа людей – одна входит, другая выходит – бесконечна. Мальчик обливается потом, он просто не успевает выписывать квитанции. В какой-то момент он сказал: "Тетя Ванга, пускать еще? Пишу сотую квитанцию". И лишь когда убедилась, что снаружи перед дверью не осталось ни одного человека, она оказала ему, что хватит. Все ужасно устали – столько людей, столько напряжения, а ей хоть бы что – бодрая, в хорошем настроении, она была готова начать делать что-то еще... Да, она обладала неисчерпаемей энергией: всего три года назад была очень сильной, она могла передвинуть шкаф с одного конца комнаты в другой.

Ванга купила транзистор "Сокол" и, куда бы мы ни шли, включала его. Слушали только мы, она уносилась в мыслях неизвестно куда. Этот транзистор всегда был у нее в сумке.

Как-то, не знаю почему и по чьему распоряжению какие-то чиновники ворвались в дом и сделали опись всех её вещей до последнего подарка от благодарных посетителей. Из-за этого грязного поступка Ванга заболела и больше месяца пролежала в софийской больнице. Все это время дом оставался открытым, и недобросовестные служаки, помимо описанного, забрали кому что приглянулось.

Возвратясь из больницы, она не захотела войти в свой дом, а осталась в Рулите, сказав: "Не хочу ходить по следам воров!"

Все перекрасили заново, перестирали, подмели, поставили все вещи на прежние места, но она затаила в своей душе боль, которая не прошла и до сих пор.

Тогда она спросила, не вижу ли я где-нибудь транзистор. Я искала, но нигде не нашла, а она ответила: "Ничего, он сам принесет".

У неё работал кассиром пожилой мужчина, который тяжело заболел. Однажды, совсем больной, он пришел к ней и признался спустя 15 лет, что это он взял транзистор и кое-что еще, думая, что она так тяжело больна, что вряд ли вернется из больницы. Он отдал транзистор и попросил прощения. Она не дотронулась до предмета, а лишь оказала ему: "Ну, ты уже уплатил налог за то, что украл эту вещь. И еще много тебе придется страдать из-за этого деяния".

Вскоре этот человек скончался в страшных мучениях.

Не знаю, простила она его или нет, мы никогда больше не говорили об этом случае, но я удивляюсь её поведению – все эти 15 лет она знала, где ее любимый транзистор, но даже не намекнула, кто вор, и ничем его не обидела. В конечном счете, все провинившиеся приходили к ее порогу, чтобы попросить прощения, но что она таила в душе, было известно только ей самой.

Часто мы сидим, разговариваем, размышляем о жизни, а Ванга вдруг скажет:

– В тяжелые времена живем. Люди не имеют ничего общего между собой. Матери рожают детей, но у них нет молока, чтобы кормить. Оправдываются: невроз, мол. Нет. Просто дети не имеют ничего общего со своими матерями, они лишь появились на свет через них. Дети ничего не получают от матерей, ни молока, ни теплоты. Совсем маленьких отдают в детский сад, вечером укладывают отдельно спать, редко видят улыбку на материнском лице. Матери недовольны тем, что их мужья недостаточно дорожат ими. Мужья, со своей стороны, считают, что женились, потому что вроде так положено. Взрослые тоже недовольны своими детьми – нет от них уважения. Никто ни с кем не дружит. Люди интересуются лишь деньгами. Думают, если у них есть деньги, то все в порядке. Не знают, что придет день, когда эти деньги не сослужат им никакой службы.

Есть одна очень старая сказка: было время, когда один верблюд стоил 10 грошей и считался очень дорогим. Потом пришло время, когда верблюдов стало очень много, и любой из них стоил грош, да покупателей не было.

Задумайтесь над этой сказкой, потому что придет такой день, когда люди будут иметь все, но не смогут купить ничего из того, что действительно имеет ценность и составляет бесценное богатство – дружбу, любовь, участие.

Однажды к нам пришло письмо из далекой Испании. Писала женщина, до которой дошла слава Ванги. По всей видимости, она давно интересовалась ею, так как знала много подробностей из её жизни. Вспоминаю из её письма следующий пассаж: "Удивляюсь твоему дару, Ванга. В тебе нет мистики. Но я понимаю тебя и знаю, как тебе трудно. Видя все как на ладони, ты должна (и я верю, что это так!) внушить мужество каждому, кто стоит перед тобой, ожидая помощи, даже если видишь его трагический конец..."

Эта констатация незнакомой испанки симптоматична, потому что она очень точно характеризует одну из основных черт Вангиного характера – её благородство и несокрушимый гуманизм.

Все знают (а я лучше других), что Ванга вообще не видит. Но как–то утром, когда она собиралась ехать в Рулите, оказалось, что пропала её черная сетка для волос. В комнате было четверо женщин, и все начали усердно искать. Даже зажгли лампу. Ее сетка как сквозь землю провалилась.

Вдруг Ванга протянула правую ногу и пальцами указала, где её сетка:

– Смотрите четырьмя парами глаз, а ничего не видите.

Моя подруга, З.Б., из Софии, рассказывает с большим удовольствием следующее приключение:

"Была зима, когда я пришла к Ванге. Она приняла меня в убранной со вкусом комнате, где сильно горел огонь в камине. Ванга сидела против него на кушетке и что-то вязала. Её руки двигались быстро и ловко, как у опытной вязальщицы. Я удивилась, как она вяжет так быстро и туго, не путая петель, ведь она ничего не видит! Пока я смотрела с удивлением и восхищением, она вдруг повернулась ко мне и сказала:

– Иди, скажи женщине, которая готовит на кухне, чтобы приготовила сковородку для рыбы.

Я с готовностью пошла на кухню, но так как мне самой хотелось что-нибудь для нее сделать, я спросила нельзя ли мне почистить рыбу.

Она рассмеялась:

– Нельзя, потому что рыбы пока нет, она только идет к нам. Через некоторое время её принесет человек из села Препечени.

Я прямо онемела. То, что сказала Ванга, было просто невероятно. Я решила любой ценой дождаться и увидеть, подтвердится ли сказанное. Примерно через два часа к ней зашел один парень и первое, что он сказал после того, как поздоровался с ней, было. "Тётя Ванга, я наловил свежей рыбы и принес немного, чтобы ты попробовала!"

Хочу отметить, что Вангино ясновидение охватывает все стороны и проблемы человеческой жизни. Но давайте вернемся к основному вопросу: что за человек Ванга? Я всю жизнь жила рядом с ней и могу убежденно ответить: живет она, как все люди, и нет ничего особенного в её бытии. Но она живет в полной гармонии и созвучии с природой, она поистине "часть её" – в полном смысле этого слова. Поэтому так отчетливо вся природа звучит в ней, говорит ей, и она улавливает ее сигналы своими совершенными органами чувств. Она может принимать сигналы от всего, что окружает ее: от трав и деревьев, от камней и цветов, от предметов и из космоса, из прошлого и будущего. Горы и хребты раскрывают ей тысячелетние тайны, а реки – предания уже давно несуществующих городов и людей. По ее убеждению, "все живет", нет "неживой природы", все подчиняется высшей организации и разуму.

Бывают моменты, когда она не желает разговаривать ни с кем, и если кто-нибудь крикнет со двора, она сердится и просит, чтобы не нарушали её покой, потому что ей приходится самой выслушивать часами вести о самых различных событиях и людях из прошлого и будущего:

– Нехорошо, когда я углубляюсь, а вы приходите ко мне, это беспокоит меня, хотя вы и не видите, с кем я разговариваю... Бывает, я окружена высшими начальниками, иногда – их подчиненными, но все они из космоса, а когда говорят, надевают мне на уши что-то вроде наушников, их голоса слышатся мне откуда-то издалека и звучат, как эхо. Поэтому мне нужны спокойствие и тишина.

Иногда я бываю очень нервной, а люди думают, что я скверная. Я вижу кольцо, которое постепенно стягивается вокруг Земли, переживаю мучения всех людей и не могу, да и не смею объяснить это, потому что один очень строгий голос непрерывно предупреждает меня, чтобы я и не пыталась ничего объяснять, так как люди заслуживают ту жизнь, которую ведут. Как помочь этим людям, которые никого не уважают, несутся на перегонки за деньгами и вещами... Словно у человека нет другой цели, кроме стремления затоптать все светлое и святое, чего он достиг ценою столь дорогих жертв...

В тот день, 30 мая 1988 года, Ванга сказала, что вокруг нее ходит очень красивая женщина, одетая в белое, и она уже постояла перед людьми, которые собирались войти к ней. Она долго наблюдала за ней с удовольствием, так как одежда женщины блистала как серебро.

Естественно, никто не видел эту женщину.

Когда распорядитель начал пускать людей к Ванге, "серебристая" женщина поднялась приблизительно на два метра над землей. Она была необыкновенно красива. "Когда я была зрячей и могла видеть, как и вы, я не видела столько красоты, собранной в одной "человеческой фигуре", – сказала Ванга.

Скоро двенадцать часов. Город уже спит, а Ванга ещё бодрствует. Вымытая, чистая и бодрая, точно в полночь, она встанет на колени перед чудотворной иконой на ночную молитву и будет молиться за здоровье, жизнь и успехи всего человечества.

Предыдущая страница  Следующая страница
Главная  | О сайте  | Обратная связь |    Ванга - вся правда о великой ясновидящей и пророчице

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU