КРАСИМИРА СТОЯНОВА
 
БОЛГАРСКАЯ ПРОРОЧИЦА ВАНГА

ПОСЛАНЦЫ

       Вот мы и подошли к очень деликатной части нашего рассказа, которую условно могли бы озаглавить „Посланцы". Об этих самых сокровенных и необычайных разговорах с Вангой я упомянула в первой главе книги. Теперь продолжу.
 
       Не разрешают мне говорить о том, это я слышу, и о том, что я вижу на  их земле.

       Иногда некоторые из них говорят мне:
       — Мы прибыли ненадолго и должны сразу же вернуться. Не предъявляй к нам  больших требований и не расспрашивай нас, потому  что нам  запрещено говорить ...        

               Вижу их почти год. Они прозрачные. Выглядят так, как видит человек свой образ, отраженный в воде. Носят одежду наподобие лат, которые блестят, как чешуя рыбы. Вроде бы среди них есть и женщины. Их волосы похожи на водоросли, мягкие, словно утиный пух, они обрамляют их головы, будто ореол. Иногда сзади имеют что-то вроде крыльев.

       Очень часто, возвращаясь в свой дом в Петриче, застаю их в комнатах. „Разговариваю" с ними. Иногда издали, еще не приблизившись к калитке, слышу медленные и протяжные звуки, точно хор поет псалмы.

       Они говорят мне, что прибыли с земли Вамфим, или по крайней мере я так слышу, и что она третья от Земли.
               Третья откуда?
               Не говорят, и я не могу их понять. Они не сообщают мне, с какой целью прибывают сюда. Иногда один из них хватает меня за руку и ведет на свою землю. Я отправляюсь вслед за вам. Хожу по земле, „усеянной звездами". Будто топчусь по ним. Те, что водят меня, передвигаются очень быстро, скачками. Удаляются и возвращаются. На их земле все очень красиво, природа прекрасная, просто не описать... Но не знаю  почему,  я  нигде  не  вижу домов...

       Эти существа или пришельцы, не знаю как их назвать, очень строгие. Когда разговаривают, голоса их звучат, как эхо. Иногда надевают мне на голову что-то вроде наушников. Там, у них, на их земле, все устроено как нельзя лучше, и все много трудятся. Эти пришельцы говорят, что через меня они осуществляют прямую связь с Землей. Они общаются со считанными людьми на нашей планете. Они нас контролируют.

       Однажды двое из них поставили две скульптуры их, судя по всему, видных мужей. Я точно знаю место, но не могу вам его указать.
Одна скульптура изображает мужчину, пребывающего в задумчивости и подпершего голову рукой. Другая скульптура представляет собой стоящего мужчину, который держит в правой руке какой-то прибор, по виду немного похожий на пистолет...

       Когда они устанавливали скульптуры, одно из этих существ сказало другому:
               А может, стоит поставить их чуть в стороне, чтобы люди не заметили их?

       А другое существо ответило:
               Не бойся, разве ты не видишь, что они слепы?

       Спустя несколько лет. Вернувшись из Рупите в Петрич, Любка стала что-то рассказывать и невольно хлопнула дверью, а Ванга отчитала ее:
               Не кричи и не   поднимай шума, в доме полно „людей"!

       Само собой, по мнению Любки, в доме Ванги никого не было. Он был пуст, тих и безлюден, как и всегда, когда хозяйки не было там.

       Но Ванга придерживается иного мнения:
               Я вошла в дом и села в центре гостиной на нижнем этаже, а они уселись вокруг меня. Все они были мужчины преклонного возраста, скорее старика, одетые в блестящие одежды, от которых исходило такое сильное сияние, что гостиная словно озарилась солнечным светом. Они сказали: „Встань и слушай, а мы будем рассказывать тебе о будущем. Ничего не бойся, потому что перед твоей дверью есть страж — „железный столб".     Они    добавили,  что  еще  не пришло время рассказать вам все, чем они делятся со мной. По могу процитировать вот что: „Мир претерпит много перемен. Познает подъемы и спады. И равновесие наступит тогда, когда мы начнем говорить с людьми!" Вот еще одно ее высказывание, сделанное год назад:

               Вы не видите, но сейчас на небе происходит оживленное движение летательных аппаратов. Внутри обычно находится по трое членов экипажа, и там есть особенные приборы. Они говорят мне; „Готовься к большому событию", — но не объясняют мне, что это
за событие.

       Однажды сказали мне, что Гагарин не сгорел и не умер, а был взят. Кем, почему, куда — не объясняют.

       Определение Вангой времени: „большое время", время и времена.

               Я с большим интересом наблюдала за космонавтами с Земли, которые первыми ступили на Луну. Но они не рассказали вам даже крупицу из того, что видели там...

       Что это за существа, которые общаются с Вангой и часто обретаются в ее доме? По ее мнению, в их среде существует некая иерархия, потому что есть „начальники", они появляются реже и обычно тогда, когда нужно сообщить об исключительных событиях или о предстоящих катаклизмах.

       Тогда, побледнев, она теряет сознание, и из ее уст начинает исходить голос, не имеющий ничего общего с ее голосом — очень громкий и совершенно другого тембра. Вырывающиеся слова и предложения совершенно не похожи на те слова, что она употребляет в повседневной жизни. Словно некий чужой разум, некое чужое сознание вселяется в нее, чтобы сообщить ее устами о судьбоносных для людей событиях.

       Применительно к тем существам, с которыми она общается, Ванга использует выражения „большая сила" или „большой дух", но это не должно вызывать наших скептических улыбок: эти названия следует воспринимать совершенно условно. В сущности, у нас еще нет даже терминов для их обозначения. Просто Ванга выбрала слова, что наиболее близки ее понятиям и представлениям.

       То же самое — „голос", который ей передает, должен восприниматься условно. Он звучит в ней самой, „в моей голове", как говорит сама Ванга, и она его понимает слышит и мысленно отвечает ему. Как это происходит, она объяснить не может, но это общение протекает легко и естественно, без каких-либо усилий с ее стороны, она не провоцирует его, но не может его прекратить  или  избежать.

       Ванга объясняет, что эти „точки" или „силы" (снова использую ее обозначения, поскольку не знаю, как их назвать), обычно носятся в воздухе, так как „Земля — не чистая". Вероятно, тому имеются другие объяснения, но для Ванги это вполне основательная причина.

       Еще раз хочу подчеркнуть, что читатель не должен принимать за „чистую монету" эти элементарные Вангины объяснения насчет „вселения духа", „сил", кружащих в воздухе, и „голосов", какие она слышит и воспринимает. Мы не должны относиться к этим ее состояниям как к некоему суеверию, мистике или же болезненным проявлениям. То, что неграмотная, уже пожилая женщина пытается втиснуть эти свои ощущения в какие-то общепринятые рамки или выразить известными ей словами, вовсе не снижает важности проблемы и не превращает ее в элементарную. Нам следует с должным вниманием относиться к каждому сказанному ею слову и попытаться найти разумное научное объяснение.

       В газете „Народна младеж" в номере от 11 августа 1988 года был напечатан материал о женщине из Пловдива, которая подобно Джуне приобрела способность лечить людей с помощью движений руками. В первой части этого материала был помещен рассказ самой женщины, испытывавшей ощущение, что ее посетили „инопланетяне", которые что-то сделали с ее мозгом. Публикация показалась мне весьма интересной, и я попросила маму, отправлявшуюся в Рупите, прочитать ее Ванге. Та выслушала прочитанное и лаконично заметила: „Почему вы удивляетесь? Ведь „они" уже ходят среди нас!"

       Под заглавием „Где находится планета X?" в газете „Работническо дело" (23. IX. 1988 г.) было опубликовано следующее сообщение: „Москва, 22 сентября (БТА). Известный ученый из Туркмении Одек Одеков выдвинул взаимосвязанные гипотезы, объясняющие некоторые природные феномены на Земле влиянием внеземных цивилизаций, сообщает ТАСС из Ашхабада".

       По мнению ученого, примерно каждые 3600 лет на Земле создается благоприятное положение для полетов и зондирования планеты X. Об этой загадочной планете рассказывают рисунки и записи астрономов шумерской цивилизации. Согласно представлениям древних, Солнечная система состоит из 12 небесных тел — Солнца, Луны и  10 планет.

       Ученые продолжают искать эту планету — планету X. которая вращается по наклонной орбите и потому обнаружить ее крайне трудно. Если учесть, что на третьей космической скорости — 17 км/сек — длительность полета от нее до Земли составит всего 18 лет, возможность посещения внеземных существ вполне реальна.

       Предания об атмосферных аномалиях в древности, дошедшие до нас в иероглифах, легендах и библейских мифах, совпадают с приблизительным временем инопланетных посещений 7200 и 3600 лет тому назад...

       Давайте на мгновение представим себе, что эта загадочная планета уже „открыта" Вантой в 1979 году, что она называется Вамфим и является третьей от Земли, а пришельцы, с которыми она общается, и есть жители той планеты. Возможно ли это? По словам Ванги надо подождать еще „200 лет", пока нам удастся поймать сигналы из Космоса, отправленные другими разумными существами, или пока не начнется наше взаимное общение, способное подтвердить наши пока еще слишком фантастические прогнозы.

       Но в отличие от Ванги, я не в состоянии дать какой-либо комментарий изумительному событию, пережитому мной восемь лет назад и навсегда запечатлевшемуся в моей памяти.

       Итак, какие только люди не приходят к Ванге с самыми невероятными вопросами, желаниями и проблемами. Приходят даже такие, которые просят назвать числа следующего розыгрыша спортлото, кладоискатели, умоляющие ясновидицу указать место зарытых сокровищ. Некоторые из них носят древние письмена и карты, полагая, что подержав их в руке Ванга легче „сориентируется на местности" и подскажет им, где надо копать. Таких „визитеров" Ванга с возмущением выдворяет, потому как не испытывает симпатии  к  любителям  легкой  наживы.

       Однажды к моей матери в Рупите пришел человек в попросил походатайствовать о том, чтобы Ванга приняла его. Он показал ей какой-то мятый лист бумаги, на котором были написаны, точнее коряво переписаны несколько строчек знаков, смахивавших на иероглифы. Сверху были нацарапаны какие-то обозначения, и человек сказал, что это карта.

       Я в полуха и с все возрастающей досадой слушала его, столь знакомые мне излияния, так как никогда не воспринимала их всерьез. Много людей досаждают нам подобными просьбами, а в тот день мы к тому же спешили в Петрич.

       Так вот, этот человек подробно объяснял, что показывал эту карту многим софийским профессорам, но никто не мог расшифровать ее, говоря, что это какая-то дребедень, поскольку никаких аналогий с уже известными письменными системами в ней не прослеживается. Он хотел, чтобы Ванга „расчитала" карту и подсказала ему, где спрятаны деньги.

       Мама знала, что Ванга не любит принимать таких людей, но врожденная отзывчивость не позволяла ей сразу же отказать ему, и вот я услышала, как она (к моему немалому изумлению) сказала, что ее дочь занималась изучением иероглифов и, возможно, сможет ему помочь. Как и каждая мать, она, естественно, переоценила мои возможности.

       „Кладоискатель" подошел ко мне — я сидела на скамейке возле Вангиного дома — я принялся заново подробно излагать свою просьбу.

       Раздосадованная, я вообще не слушала его и лишь бросила взгляд на лист бумаги. Куда там! Мои университетские познания в области арабского и древне-турецкого иероглифного письма были, мягко говоря, скудными. Кроме того, „софийские профессора", судя по всему, были правы. Действительно, многие знаки напоминали арабские иероглифы, но там были к совершенно непонятные для меня знаки, походившие на какие-то мелкие геометрические фигуры, а не на иероглифы. 

       Я поняла, что расшифровать их для меня - непосильная задача, но так как была объявлена мамой „знатоком иероглифов", попросила разрешения переписать текст, чтобы показать его в Софии специалистам и переводчикам; возможно, им откроется смысл таинственного письма.

       „Кладоискатель" согласился и после того, как мы условились, когда он наведается к нам за результатом, удалился.

       Мы с мамой съездили в Петрич, сделали покупки и все намеченные дела, а после обеда снова вернулись в Рупите. Ванга, находившаяся в комнате для отдыха, позвала меня к себе. Оказалось, что она слышала весь разговор, что мы вели с тем человеком. Я рассказала ей о карте и о иероглифах и снова решительно заявила, что это полнейшая глупость, с которой даже не стоит говорить.

       Ванга терпеливо выслушала меня, потом помолчала и сказала:
       — Нет, это вовсе не глупость! Речь идет об очень важной вещи, которую не дано понять ни тому человеку, ни тебе, ни кому бы то ни было в наше время. Этот текст и эта карта переписывались много раз и много лет назад. Многими поколениями. Но никто не может их расчитать. И здесь речь идет не о зарытом кладе, а о письменности, которая пока неизвестна миру. Она начертана на внутренней стороне ковчега, скрытого глубоко под землей тысячи лет назад. Даже если этот саркофаг будет найден, люди не смогут понять написанное на нем. И это послание крайне важно! Потому что в нем записана история мира — за две тысячи лет назад и на две тысячи лет вперед, считая от нашего времени.

       Этот саркофаг был доставлен и сокрыт на наших землях людьми, пришедшими из Египта. Оттуда пришел караван, сопровождавшийся рабами, воинами и военачальниками. Однажды ночью в полном мраке и в полном молчании ковчег был опущен и завален огромным количеством земли, а люди, участвовавшие в этом, все до одного были перебиты. Так тайна была зацементирована потоками невинной крови, дабы дождаться своего часа, когда она выйдет на белый свет и будет разгадана людьми. Это тысячелетнее послание бесценно.
 
       Пораженная, я слушала Вангу и не верила своим ушам. Возможно ли подобное чудо — неизвестная до сих пор письменность, адресованная людям, которые будут жить через несколько тысячелетий? У меня нет причин не верить тому, что говорилось Вангой, но это откровение показалось мне  более  чем  невероятным.

       Вернувшись в Софию, я показала переписанный мною листок своим коллегам — специалистам и переводчикам, — но все они заявили, что расчитать его невозможно, и, судя по всему, это просто бессмысленный набор знаков. И поскольку я продолжала думать, что вся эта история с картой и текстом — полнейшая чепуха, то взяла  и  порвала листок.

       Прошло какое-то время, я снова поехала в Петрич, и совсем неожиданно для меня мы с Вангой заговорили о карте и спрятанном „сокровище", упоминавшемся в ней. Мне показалось, что Ванга сама удивляется своим словам. Она спросила, показывала ли я карту специалистам и, узнав о моем полном провале, заметила:

       — Да, не можете ни  открыть, ни расчитать!  Еще не пришло время!

       Не скрывая своего сожаления по этому поводу, я сказала ей, что группа моих друзей-энтузиастов выразила готовность отправиться хоть на край света, если она укажет нам путь.

       Ванга ничего не ответила, потом пришли другие люди, и она разговаривала с ними. Я наблюдала за ней и мне показалось, что она словно прислушивается к чему-то и наблюдает за чем-то, так как веки ее раскрывались, а глаза двигались.

       Когда мы снова остались одни, внезапно, без всякой связи с нашим разговором, Ванга вернулась к прежней теме. Очень медленно и отчетливо, очень образно — будто читала по книге — она принялась подробно описывать какую-то местность в горах. У меня было такое чувство, что в этот момент она находится там и в мельчайших деталях описывает увиденное: деревья и кусты, камушки, еле заметные тропки. В самом конце она упомянула о какой-то высокой скале и сказала, что мы должны быть на этом месте 5 мая. Я спросила, почему именно 5 мая, но Ванга коротко ответила: „Из-за небесных тел, вы должны увидеть первые лучи солнца  и луны", — в больше не пожелала разговаривать на эту тему.

       Я вообще не поняла, что означает ее последняя реплика, но так как мы, ее родственники, привыкли не задавать лишних вопросов, то удовольствовалась и этим.

       Мы отправились в горы 4 мая и походили на следопытов, разыскивающих невидимые отпечатки чьих-то ног. Я плохо ориентируюсь на пересеченной местности, и плутание в горах скорее угнетало, чем радовало меня. Моментами я испытывала сомнение в успехе этого начинания и несколько раз предлагала друзьям отказаться от нашего намерения и вернуться в город. К моему превеликому удивлению к обеду мы все-таки обнаружили указанное Вангой место. Она так точно и подробно описала его, что ошибиться было невозможно. Мы увидели и скалу, высившуюся на северной стороне поляны. Внимательно обследовав окрестности, мы не обнаружили ничего примечательного. Чистый горный воздух был напоен ароматом, разных трав, вокруг сновали бабочки и мушки, в свете солнца трепетали листья огромных деревьев.

       После обеда небо затянуло тучами, хлынул ливень. Мы укрылись под деревьями, но через час промокли до нитки. Даже в палатке, которую мы установили на ровном удобном месте, все было мокрым, влага проникла повсюду. Через два часа дождь перестал, но небо продолжало оставаться мрачным и облачным. Свечерело. Чтобы высушить одежду, мы развели большой костер и решили провести возле него всю ночь. Наше предприятие представлялось мне крайне легкомысленным: незнакомая местность, непроглядная ночь, ни души вокруг, и ко всему прочему, все, что принесли с собой пятеро энтузиастов, отсырело. Но мои друзья уговаривали меня не останавливаться на середине пути, дождаться наступления следующего дня и посмотреть, случится ли что-либо интересное. Однако я продолжала думать, что наш поход был бессмысленной затеей, так как всю ночь небо оставалось облачным — нигде ни звездочки — и я искренне сомневалась в том, что утром нам удастся увидеть солнце.

       Так,   за      разговорами   у  дымящегося   костра,   мы встретили утро. Небо прояснилось.
 
       Мы сразу же пересекли поляну и встали у подножия скалы. Не знаю почему, мы выбрали это место и принялись ждать неизвестно чего, связанного с восходом солнца. Вероятно, к этому решению нас склонило открытие, сделанное одним из членов нашей „экспедиции": в верхней части скалы были видны три круга — высеченных, наверное, очень давно - „солярных", по выражению археологов, величиной с блюдечко. Круги образовывали треугольник, острие которого было направлено вниз, к земле.

       Полчаса мы провели в бесплодном ожидании. Но затем солнечный луч заиграл на вершине скалы, спустился вниз, к солярным кругам и начал двигаться по ним слева направо, описывая световой треугольник. Мы наблюдали эту игру света минут двадцать, и вскоре вся скала была озарена солнцем.

       Мы не были ни астрономами, ни археологами, и не знали, случайной ли была эта игра света, и все же понимали, что стали свидетелями интересного явления. К тому же помнили, что Ванга сказала нам проследить за первыми лучами солнца именно 5 мая, и испытывали какую-то странную уверенность, что действительно увидим что-то необычайное. Все это объясняет наше волнение и возбуждение.

       Весь день мы комментировали случившееся, рассматривала скалу и круги на ней, в виде треугольника „венчавшие" ее, я с нетерпением ждали наступления ночи, чтобы узнать, что нам преподнесет сестра Солнца — Луна.

       Повторилась история предыдущего дня. Часа в три снова полил дождь, и мы опять таки промокли до мозга костей. Небо было все таким же мрачным и облачным. Вскоре после этого стемнело. Мы встали под скалой, не веря, что на сей раз увидим нечто интересное, но вскоре установили, что небо проясняется, и через полчаса заметили  первую звезду.

       Тогда лунный луч — мы даже не поняла, откуда он появился, — повторил световую игру солнечного луча.

       Было около девяти вечера.
       Вокруг было совершенно темно. Луч коснулся вер¬шины скалы и стал скользить слева направо в треу¬гольнике из солярных кругов. Затем луч исчез. Мы неподвижно стояла возле скалы, и никто нe смел проронить ни слова, но, вероятно, все пятеро думали об од-ном и том же: случайна ли эта игра света на скале или же это проявление некой закономерности?

       Но самое невероятное только начинается.

       Через несколько минут после этого южная гладкая сторона скалы, перед которой мы стояли, словно осветилась изнутри, подобно экрану телевизора, и засияла в темноте светло-серым светом. И через мгновение на ее фоне появились... две фигуры белого цвета. Они были огромными и заняли почти все освещенное пространство — высота гладкой стены составляла не менее 5 метров, ширина — 3—4. Фигуры вырисовывались столь отчетливо и рельефно, что у меня возникло чувство, что они в любую минуту могут отделиться от стены и направиться в нашу сторону. Зрелище было таким потрясающим, что мы буквально оцепенели от того, что наблюдаем это собственными глазамн и — к чему скрывать — от страха...

       Вид этих фигур настолько четко врезался в мою память, что мне не забыть их до самой смерти. Слева на скале на переднем плане во весь рост стоял пожилой мужчина, точнее старик, в длинном, до пят, одеянии, в правой, выпростанной вперед руке он держал какой-то предмет — что-то вроде мяча, круглое, но это был не мяч; скорее некий прибор.

       На заднем плане, несколько выше и правее, располагалась вторая фигура. Не знаю почему, но мне она напомнила фараона. Молодой мужчина сидел в чем-то наподобие кресла, колени его были сжаты, а руки покоились на подлокотниках. На голове у него была высокая шапка, по обе стороны которой виднелось нечто вроде антенн.

       Фигуры находились на скале достаточное время, так что мы успели хорошо рассмотреть и запомнить их. Затем скала „погасла", и местность снова заволокло непроницаемым мраком. Вокруг было темно, хоть глаз выколи, так что ни о каких световых эффектах и речи быть не могло.

       Когда мы несколько пришли в себя и посветили фонариком на часы, выяснилось, что мы наблюдали фигуры около двадцати минут.

       После этого мы бросились к палаткам и, не сговариваясь, стали укладывать багаж, а затем сломя голову устремились вниз по тропинке, освещая путь фонариками, спотыкаясь о корни и камни... Часа через два мы увидели первые огоньки города.

       Почувствовав себя в безопасности, мы стали обмениваться впечатлениями. Оказалось, что вся наша пятерка видела эти фигуры, и наши описания совпадали... Что же это было? Массовый психоз? Но мы понятия не имели, почему оказались именно у подножия скалы и нам совершенно не приходило в голову, что мы можем увидеть на ней что-то необычное. Ведь Ванга всего только и сказала; „Вы должны увидеть первые лучи Солнца и Луны".

       Кто-то может подумать, что в силу родственных связей с Вангой я была психически подготовлена к какому-то событию, даже не зная, в чем оно будет выражаться. Допустим, но остальные? Мы были людьми разного возраста, различного уровни подготовки, с разными воззрениями, А то, что Ванга имела какие-то видения, связанные с установкой скульптур, тогда вообще мне не приходило в голову. Причем до того дня, пока я не надумала написать книгу о Ванге и не достала папки с записями, хранившиеся в моей библиотеке с 1979 года. Значит, ни о каком внушении говорить не приходится. Что же это было? И почему Ванга отправила нас в эту местность?

       На следующий день после того случая я пошла к Ванге и подробно рассказала ей обо всем. Она выслушала меня с большим интересом, но не пожелала прокомментировать случившееся.

       Но то, что я увидела, не дает мне покоя по сей день. О каких фигурах идет речь — о тех, что видела Ванга, или о каких-то других? То ли это место, о котором ей доподлинно известно, или другое? Что это за фигуры, кто их устанавливает и для чего?

       Спустя время наша группа еще не раз побывала там, и утром, и вечером, но мы так больше ничего и не увидели.

       И мы решили ни с кем не делиться своими впечатлениями, потому что наш рассказ наверняка будет смахивать на фантастику. Я вспомнила слова Ванги „Наступит время „чудес", и наука сделает большие открытия в области нематериального. До 1990 года мы станем свидетелями изумительных археологических находок, которые коренным образом изменят наши представления о мире к о древних временах. Все спрятанное золото выйдет на поверхность земли, но скроется вода. Так предопределено!"

       Я глубоко убеждена в правоте Вангиных слов о будущих научных открытиях. Надеюсь, что в один прекрасный день она отыщет ключ к этой странной загадке, приобщившей нас к „чему-то сверхъестественному", и которая так круто изменила наши представления о многом...

       Не знаю, удастся ли мне когда-нибудь ответить на эти вопросы. Не знаю, смогу ли вообще понять, что представляет собой феномен Ванга.

       Но давайте все же вернемся с небес и послушаем. что еще она может сказать нам о нашей Земле, о нашем времени. Любка:

       — Шел 1948 год. Ванга сказала мне: „Попомни мои слова, сейчас на Балканах неспокойно, но придет день, когда все балканские страны подадут друг другу руки. Лидеры из Софии и Бухареста, из Белграда, Афин и Анкары соберутся и начнут переговоры, ведомые стремлением к дружбе и взаимопониманию". Действительно, прогноз, сделанный Вангой 40 лет назад, начинает сбываться. Когда я села за эту книгу, начиналась встреча министров иностранных дел балканских стран, проходившая в Белграде, а стороны, участвовавшие в переговорах, руководствовались стремлением к миру и добрососедским отношениям.

       Ванга часто напоминает: „Бороться за мир не обязательно с оружием в руках. Вдохнуть людям добрые мысли — это тоже серьезный шаг к достижению мира. Многие руководители разных стран направляют свои усилия именно в это русло. У нас нет другого выбора. Мы должны быть добрыми и любить друг друга, дабы спастись. Если мы не осознаем этого с помощью своего разум — нас вынудят к этому неумолимые законы Космоса, но тогда будет уже слишком поздно, и это будет стоить нам слишком дорого... Вот, вижу иногда такую картину: почерневшая и обгоревшая Земля, а по ней движется горстка людей, подобно  теням...  Мы  не должны   допустить  того,   чтобы жизнь на Земле погибла из-за нашей близорукости. Пришло время приложить максимальные усилия и отречься от вражды, зависти и ненависти. Так предопределено. Даже если мы этого не хотим, жизнь должна двигаться вперед ..." 

       Ванга, 1987 год:
               Вот, придумывают новые законы. Ткут новый вид ткани для одежды, в которую будут облекаться люди. Но пройдут еще годы, пока мы сделаем достаточно прочный материал. Нам необходима не искусственная одежда, а такая, от которой нам будет тепло.Пройдет много времени, появится высокий человек, пришелец, и он будет хорошим закройщиком и хорошим портным ...

       Ванга, январь 1988 года:
               Мы — свидетели судьбоносных событий на Земле. Двое самых крупных лидеров в мире пожали друг другу руку и поставили свои подписи, дабы доказать, что сделали первый шаг к достижению всеобщего мира. Но пройдет еще много времени. Утечет еще много воды. Придет Восьмой, и он подпишет окончательный мир на планете.

       Исключив те предложения, чей смысл нам пока непонятен, можем только восхититься Вангиной способностью выражаться,  как  поэт.

       Представьте себе только на мгновенье, что она могла бы нам рассказать, будь она высокообразованным и эрудированным человеком!

       Но, возможно, так нужно...
       Мною был пройден нелегкий путь, прежде чем я приступила к написанию этих страниц. Я попыталась самым добросовестным образом, ведомая самой чистой и искренней любовью, заглянуть вместе с вами в мир Ванги, показать ее такой, какой она является в действительности, рассказать о широком охвате ее прорицаний, о ее нравственном облике, высокой морали, о ее тяжкой миссии указывать нам путь к добру, любви и братству. „Я поставлена здесь, и должна определенное время пребывать в этом месте. Подаю отчаявшимся руку и указываю им, куда идти!" Сколько надежды и уверенности вселяет в наши души Ванга в это тревожное время своими утверждениями, что жизнь на земле не погибнет, ибо „наступит время вдохновенного труда, любви и братства между всеми людьми на планете!" Именно этой прекрасной идее, приближению этой жизни служит она вот уже почти пятьдесят лет, и мы можем ей поверить, потому что она каждый день делится с нами своими прозрениями, и время непрестанно подтверждает их. Время! Вечный и неумолимый судья, отвергающий и предающий забвению все фальшивое, неверное и ненужное, а Ванга, наделенная невероятным даром, шествует сквозь него, преодолевая наш скептицизм, наше недоверие и отрицание. Нам нужен ее дар, вопреки нашему непониманию. Именно поэтому он появился. Именно поэтому сейчас — в наше время. Пока мы не можем объяснить „механизм ее ясновидческих прозрений", но Ванга часто повторяет: „Наступит время „чудес", и наука сделает большие открытия в области нематериального.  Будет разгадано много тайн"

       Над Рупите опускается ночь. Высоко в небо уходят загадочные зубцы горного кряжа Кожух, теплые пары минеральных источников, окутывающие его подножие, придают этой картине еще более мистический и нереальный вид. Откуда-то издалека, из-за горы, доносятся звуки современной цивилизации, но они не могут нарушить тишину и спокойствие красивого уголка, в котором время словно остановилось. Скупые воды реки Струмы все еще омывают следы, припорошенные столетиями, там, где некогда пастушечьи свирели выводили упоительные мелодии, точно струившиеся в кристально чистом горном воздухе. А ветер тихо пел в ветвях деревьев, колыхал травы, и нежные головки цветов одобрительно кивали в такт, пока все не замирало в ожидании нового дня, несущего свет и надежду.

       В терпеливом предчувствии „большого события" среди своих любимых цветов сидит и Ванга. Она так гармонично вписывается в эту картину, будто сидела здесь всегда. Иногда ее застывшее лицо оживляется, а незрячие глаза широко раскрываются. Что видит  она  своим   „нечеловеческим"  зрением   в  тихие, спокойные вечера? Уносится ли она мыслями в далекие времена или же парит в будущем? Перелистывает страницы человеческого бытия или же звезды нашептывают ей о других, далеких я незнакомых мирах, чьи послания она расчитывает при помощи своих невероятных способностей, чтобы на следующий день преподнести их нам, людям? А как мы примем их? Преисполнившись достоинством, подобающим людям будущего, с добротой и любовью, ибо таково веление времени, которому  служит  Ванга,  либо ...

       О ней Расул Гамзатов написал следующее стихот-ворение:

ВАНГА

С экстрасенсом  высшего ранга,

Из таких, что видят насквозь,

С прозорливой, чье имя — Ванга

Повидаться мне довелось.
Я давно был о ней наслышан;

Из болгарской дальней земли, 

Похвалы ее знаньям высшим, 
И до нас, в Дагестан, дошли.

Говорили: „Ванга чуть тронет,

Да не тронет — глянет едва, 
И пред нею, как на ладони, 
Чем чужая душа жива". 
Не терпелось мне — лгать не стану! — 

Себе цену узнать всерьез ... 
И подарок из Дагестана 
Прозорливице я привез. 
Подал старенькой для опоры, 
Чтоб удобней было в пути, 
Трость кизиловую в узорах, 
Лучше посоха не найти! резче —

На коре — где мягче, где Шло как будто сплетенье
жнл. Может статься, искусный резчик 

Смысл какой-то в узор вложил?.. 
Ванга тронула осторожно 
Палку чуткой своей рукой, 
Оперлась...   (Надежно — надежно!") 
С тростью сделала шаг —другой... 

И пошла шептать мало-помалу, 
С кем я рос и учился где, 
Так как будто век вековала 
Между кумушками в Уаде... 
Показала мне, как на блюде, 

Все, что явно или тайком 
Написали добрые люди 
На меня, в мой родной обком... 

Может, знала она соседа, 
Что дружил со мной много лет?.. 

Но, однако, к концу беседы 
Понял я: ни при чем сосед! — 
Твой отец давно на погосте, 

Мать позднее призвал аллах. 
Спят они, но сжимают трости — 

Вот такие ж трости в руках. 

Спят, не зная забот и злобы. 
Но как только к ним сын придет, 

Сразу трости поднимут оба 
И безжалостно пустят в ход} ... 
На меня обрушат?! За что же? 

Чем прогневал я дорогих? 
Ну, грешил, когда был моложе,
 
Но теперь я скромен и тих! — 
Ой ли? Трость говорит иначе. 

Здесь, в узорах — все существо! 

Знаешь, кто ты? Ты вор, растратчик 

Сил и времени своего! 
Свежей, юной души горенье 
Ты бездумно пустил враспыл! 

На бесплодные словопренья 
Золотое время убил! „Что?" Стихи?.. 
Но все ль пригодится 

Людям в новые времена? 
Слишком много ты пил водицы, 

Что кораном воспрещена! 
Вот они — твои дни и ночи! 
Все начертано на коре. 
Сберегал ли ты дом свой отчий? 

Помогал ли щедро сестре? 
С трудной правдой всегда ль шел в ногу? 

Был порой уклончив твой стих. 

Оттого и томит тревога 
За тебя стариков твоих! 
Ты дружил... Но с кем?
С кем попало! 
Ты любил ... Я молчать должна: 

Называть их всех не пристало, 

Все же рядом сидит жена!.. 

Слушал я, смирясь поневоле, 
Ядовитые эти слова. 
Было мне обидно, тем боле, 

Что вещунья была права.
Не сорвалось ни капли фальши, 
С уст ее, ни словечка лжи .., 
Как же быть мне?
Как жить мне дальше? 
Ванга, мудрая, подскажи! 
Неужели опять без счета 
Колесить, свою жизнь губя, 
На чужбине искать чего-то, 
Потеряв самого себя? 
И когда замолчу однажды 
Я — как все мы тут — временами гость -

Ждут меня родители, каждый 

Наготове держа трость.

       Ясно одно. Снова позволю себе процитировать: "Такая книга сейчас не может быть написана..." Действительно, не может! Такую книгу можно непрестанно дополнять новыми фактами, и финальная точка будет поставлена когда-то в будущем. Необходимо, чтобы скрестились разные точки зрения, были сопоставлены различные мнения, необходимо исследовать и изучать, дабы мы могли в свою очередь „прозреть" — Вангины прозрения и разгадать тайну, нареченную Ванга.

<< назад
Главная  | О сайте  | Обратная связь |    Ванга - вся правда о великой ясновидящей и пророчице

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU