КРАСИМИРА СТОЯНОВА
 
БОЛГАРСКАЯ ПРОРОЧИЦА ВАНГА

КАЖДЫЙ   ИМЕЕТ ПРАВО НА СЧАСТЬЕ

       В 1942 году граница с Болгарией была открыта, и к Ванге стали стекаться люди из Петрича, окрестных сел и более далеких мест. Всем хотелось услышать из ее уст предсказания о себе и своих семьях, о будущем. К ней приходило много больных, так как они верили, что только Ванга может даровать им исцеление.

       Однажды к ней пришли солдаты 14-го интендантского полка. Среди них был и один смуглый, 23-лет-ннй парень — Димитр Гуштеров из села Крынджилица Петричского края, который хотел непременно поговорить с Вангой наедине, ибо тревога съедала его сердце и он пребывал в полной растерянности. Неподалеку от села  Склаве злодеи  убили  его  брата,  перекупщика   свиней,  и  ограбили его. Остались трое детей сирот и больная туберкулезом жена.

       Ванга вышла на порог своего дома и вдруг назвала этого. молодого человека по имени, а затем сказала; „Знаю, зачем ты пришел. Хочешь, чтобы я назвала убийц твоего брата, может, я и скажу тебе об этом, но не сейчас. Ты должен мне пообещать, что не станешь мстить, ведь это и не нужно. Ты доживешь до того дня, когда своими глазами увидишь их кончину".

       Мстить Ванга никому не разрешала. Она абсолютно уверена в том, что человек рожден только для добрых свершений и должен стремиться к ним, ибо ни одно скверное деяние не остается безнаказанным. Оно наказывается жесточайшим образом, и даже если кара не достигает свершителя, то настигает его потомков. Я не раз спрашивала Вангу, почему так происходит, а она всегда отвечала: „Чтобы было еще больнее!"

       Мне вспоминается такой случай. Много лет назад к Ванге пришел человек из одного села, что близ города Сандански. У него умерло 12 детей. Тринадцатый ребенок жил 12 лет, но и он умер. Врачи полагали, что мать еще в утробе заражает своих детей туберкулезом, потому они и не живут долго. Ванга же дала другое объяснение. Когда этот человек был еще молодым, его мать, женщина довольно преклонного возраста, забеременела. Когда ее положение стало бросаться в глаза, этот человек устыдился собственной матери, ибо счел случившееся с нею срамом. Однажды он настолько рассвирепел, что жестоко избил мать. Вскоре она умерла, погиб и плод в ее утробе. Это было давно, Вангин посетитель забыл о своем злодеянии и пришел спросить Вангу, в чем кроется причина его несчастья и почему природа лишает его потомства. Тогда Ванга припомнила ему его гнусный поступок и описала все случившееся в мельчайших подробностях, точно она присутствовала при этом, а затем строго сказала: „Ты должен знать, что причина твоего несчастья в тебе самом, а не в твоей жене". И снова, в который уже раз повторила: „Нужно быть добрым, чтобы впоследствии не страдать!"

       Но вернемся к ее встрече с солдатом... Тогда в Струмице в 1942 году Димитр Гуштеров был настолько ошарашен услышанным, что даже не помнил, как он вышел из ее дома. Он не мог себе объяснить, откуда Ванге известны как его имя, так и боль его сердца. Потом он еще не раз приходил к Ванге, и они подолгу беседовали о чем-то в маленькой комнатке.

       20 апреля Ванга сказала сестре, что этот молодой человек хочет взять ее в жены, и потому скоро обе они переедут жить в Петрич. В это время братьев не было дома. Васил нес военную службу в Дупнице, а Томе угнали на работы в Германию.

       22 апреля расписная телега остановилась перед Вангиным домом, и с нее, нарядный и взволнованный, соскочил будущий супруг Ванги. Он устлал дно- телеги душистым сеном, покрыл его пестроцветными домоткаными ковриками, чтобы сестры чувствовали себя удобно в пути. Новость облетела весь квартал, отовсюду к Ванге заспешили соседи, близкие и знакомые — попрощаться с ней. Кое-кто из них говорил, что Ванга поступает неправильно, покидая родной край, но она не слушала их, ибо расставалась с горестными воспоминаниями, нищетой  и тяжкой сиротской долей.

       В сущности, и будущее было неясным, но отъезжающие надеялись, что на новом месте все образуется.

       Приданое невесты было символическим — Ванга перекинула через руку красную шерстяную шаль собственной вязки, взяла медный  котелок и кастрюльку на память об отчем доме — на том и кончились недолгие сборы.

       На дверь повесили заржавленный замок, и никто не мог с уверенностью сказать, откроют ли его когда-нибудь ...

       Покатилась телега по неровной дороге, ведущей в Петрич, а трое будущих близких людей пребывали в грустном молчании, вызванном расставанием со Струмицей. Вечером того же дня прибыли в Петрич на ул. Ополченскую, 10. Телега остановилась у приземистого домишки, который раньше явно использовался под склад. Провисшая стреха,  казалось, в любой момент могла обрушиться на головы прибывших. А перед домом расстилался большой запущенный двор. Из окон соседних домов за ними следили любопытные глаза, потому что молва о Ванге-ясновидице давно разнеслась по городу, и петричские жители осматривали ее с ног до головы, вслух выражая сомнения относительно того, что слепая женщина сможет выполнять домашнюю работу и управляться по хозяйству. Но Ванга не обращала на их слова никакого внимания. Прибывшие вошли в темный, длинный и грязный коридор. По обе его стороны располагалось по комнате, одна из них позднее стала спальней молодоженов, а в другой Ванга принимала многочисленных посетителей. „Сзади имелась еще одна комната, — вспоминает Любка, — которая служила кухней, спальней и вообще была помещением для нужд всех домашних. В ней стоял топчан, сколоченный из грубых досок, уложенных на четыре банки из-под керосина вместо ножек. Матраса не было, подушками служили шерстяные мешки, набитые кукурузными листьями. На этом топчане спала мать Димитра, бабушка Магдалена, которой в ту пору было лет семьдесят, трое детишек убитого сына и двое детей от других сыновей. Везде было грязно, запущенно, убогая обстановка дополняла гнетущее  впечатление.

       Получилось так, что Ванга рассталась с нищенской, исполненной   нескончаемых  лишений    жизнью,   чтобы заменить ее другой — не менее нищенской и трудной.

       10  мая   1942 года  Ванга  обвенчалась с Димитром и вступила в свои  права  хозяйки дома.  Молодой невестке  приходилось  несладко.  Бабушка  Магдалена  с откровенностью,   присущей   простым людям,   не   скрывала разочарования от выбора  сына и прямо у порога встретила молодых словами: „Эх, сынок, такая что ли участь была тебе уготована?" Видно,    она  надеялась,  что  сын   приведет  крепкую  крестьянскую  молодуху, которая возьмет на себя заботу о доме и об обремененной  тяжелым   несчастьем   и   болезнями   семье, потому как кроме детей братьев Димитра, ее беспокоила и судьба  снохи убитого сына, лежавшей в одном из углов дома и таявшей от чахотки. А сама  бабушка Магдалена была уже очень стара и почти не могла заниматься домашней работой.

       Ванга молча проглотила обиду. Но очень скоро показала, на что она способна. Обладая сильным характером, она не пугалась слов, не боялась бедности или иных трудностей, потому что накопила солидный опыт в этом отношении, почитай, с момента своего появления на белый свет.

       Не покладая рук, они с Любкой стирали, мыли, начищали, перелицовывали и перекрашивали, и вскоре дом засиял чистотой. В те военные годы было очень трудно создать уютный быт, тем более при отсутствии средств, но Ванга со свойственной ей изобретательностью буквально творила чудеса. Из простого полотна сшила занавески, а Любка украсила их вышивкой. Из окрашенных грубых ниток связали покрывала на кровати, и всюду стало красиво, в типично Вангином стиле, которая любила, чтобы „все было ладным и приглядным".

       Ванга запретила местным крестьянам собираться на их дворе и вести там торговлю. Сестры расчистили двор, сразу стало заметно, что в доме появилась сноровистая  и деловитая  хозяйка.

       И семья зажила, как и все прочие семьи в те времена. Но спокойствие было недолгим. Люди быстро проведали, что в Петриче поселилась ясновидица, и человеческий поток снова устремился к Вангиному дому. Супруга не радовало подобное развитие событий, так как он считал, что раз Ванга стала замужней женщиной, то пора ей перестать заниматься прорицаниями, а главной ее заботой должны стать, как полагается, дом и семья. Димитр очень уважал жену, но его угнетало ее поведение, так как он полагал, что сам может содержать свою семью. Ванга очень любила его, ценила Димитра и как мужа, и как человека, но считала, что ее призвание — служить людям — гораздо сильнее семейной привязанности, и что ее личная жизнь должна быть подчинена жизни других. Кроме того, ее дар не давал ей покоя и постоянно требовал выражения...

       Снова к ней стали приходить люди — и военные, и гражданские, больные и страждущие, и все они питали надежду, что Ванга  им поможет.

       Многие молодые люди в том крае ушли в партизаны и с оружием в руках боролись против фашизма.

       Их обеспокоенные родственники хотели знать, что с ними. Например, партизан Асен Шапкаров сам наказал матери: „Не бойся! почаще наведывайся к Ванге, и она будет говорить тебе, живой ли я, здоровый, и вообще, как я там!"

       Однако эти посещения не остались в тайне от полиции, и двое полицейских — Димитр Чучуров и Борис Лазаров — ежедневно околачивались возле Вангиного дома, все вынюхивая да подслушивая. Они досаждали Ванге и пытались выведать, что она говорила родственникам „врагов власти". Но Ванга молчала. Тогда они пригрозили, что заставят ее нести „трудовую повинность'', заведомо зная, что слепая женщина не может выполнить их настояний. В качестве откупных они требовали много денег или же выдачи партизан. И так было изо дня в день...

       Началась мобилизация и запасников. Димитра отправили в Грецию. На прощанье он сказал Ванге, что, если вернется живым, построит ей новый дом и создаст такие удобства, что она не будет ощущать своего недуга. У Димитра были „золотые руки", он был прирожденным строителем, хотя никогда не учился. Супруг Ванги выполнил свое обещание в 1947 году.

       Провожая его, Ванга только и вымолвила: „Берегитесь воды". Действительно, у всех, кто уцелел и вернулся из Греции, здоровье было подорвано малярией или вследствие заболеваний печени, потому что там они пила болотную воду.

       В 1942 году к Ванге зачастила в госта учительница из г. Свети-Врач (ныне г. Сандански) Мария Гайгурова, и сестры вскоре подружились с ней. У Марии было шестеро детей: четыре девочки и двое сыновей-близнецов, которые в то время служили в армии в Битоле. Ванга часто говорила ей; „Тетя Мария, моя сестра Люба станет твоей свахой и выйдет замуж за одного из твоих близнецов". Спустя какое-то время Любка познакомилась со Стояном (один из близнецов), они приглянулись друг другу и поженились. (Здесь только добавлю, что речь идет о моей матери и о моем отце, а также о его родителях — моих бабушке и дедушке.)

       Супруг Марии Гайгуровой — Борис, был также учителем старших классов, очень образованным и интеллигентным человеком. Знал восемь языков, прекрасно играл на скрипке, занимался живописью, увлекался математикой, читал французских классиков в подлиннике.

       Будучи человеком образованным, воспитанным в духе материалистических воззрений, он не очень-то верил предсказаниям и как-то, находясь в гостях у Ванги, решил испытать ее ясновидческие способности, спросив: „Знаешь ли ты, что случилось с останками моего отца, убитого турками в 1912 году близ Мелника? Его кости так и не найдены". Ванга сказала ему, что он должен разыскать в Мелнике некоего Петра, который был очевидцем случившегося в сможет рассказать ему, как все произошло. Слова Ванги произвели на моего деда большое впечатленне, но он не смог сразу же поехать в Мелник. Когда, наконец, он разыскал семью Петра, того уже не было в живых. Однако сын Петра, знавший об этом случае от отца, подробно рассказал о нем посетителю.

       Отец Бориса Гайгурова был священником, одним из видных борцов за чистоту болгарского языка, самостоятельность болгарской школы и болгарской церкви в Мелникском крае. Всю свою жизнь он посвятил служению этому великому делу. В октябре 1912 года был арестован как единомышленник Яне Санданского и вместе с другими его соратниками зверски убит. Но и после смерти его тленные останки не были оставлены в покое. Кости его были вырыты из земли и разбросаны по оврагу, а на их место в могилу швырнули кости сдохшего коня.

       Узнав правду о гибели отца, Борис Гайгуров преисполнился уважения к Ванге и однажды спросил ее о судьбе своих двух братьев, эмигрировавших из Болгарии в 1921 году. С тех пор о них ничего не было известно. Ванга сказала ему: „Штерьо умер, а Никола жив. Я вижу его. Он выучился в большом городе в России. Стал большим ученым... Но сейчас он не там. Он пленный, в лагере. Не тревожься о нем. Он вернется весной. Будет одет в серую одежду, а в руках будет держать два чемодана ..."

       Это было просто невероятно. Мой дедушка не мог поверить, что его пропавший брат стал советским ученым, а еще меньше он верил, что тот находится в лагере. Он расстался с Вангой в убеждении, что никогда так и не узнает  правды.

       Весенним утром 1943 года усталый путник остановился перед домом Бориса Гайгурова. Он был одет в серую одежду, а у его ног стояли два чемодана. Никто не знал, кто это такой. Даже Борис его не узнал, когда вышел поговорить с незнакомцем. Это был его брат Никола. После 22-летнего отсутствия младший брат Никола вернулся на родину и всецело подтвердил сказанное о нем Вангой.

       ... После смерти Яне Санданского Внутренняя македонская революционная организация (ВМРО) раскололась на два лагеря. Одна из группировок считала, что надо объединиться с коммунистами и действовать сообща, а другая была против подобного союза. Между двумя группировками началась ожесточенная борьба, многие коммунисты были убиты.

       Оба брата Бориса Гайгурова, как и сам он, были членами компартии, Штерьо стал коммунистом еще будучи студентом юридического факультета Софийского университета. Вместе с братом Николой в августе 1919 года он основал в г. Свети-Врач и окрестных селах первую коммунистическую ячейку и был избран ее первым секретарем. За свою коммунистическую деятельность оба брата были заочно приговорены ВМРО к смертной казни и были вынуждены тайком покинуть страну.

       Никола на корабле перебрался в Одессу. После долгих лет нищеты, голодания и всяческих лишений ему все же удалось получить образование и стать инженером. Он строил электростанции во многих республиках Советской страны. Когда вспыхнула вторая мировая война и немцы ворвались в Советский Союз, Никола был схвачен и угнан на работы в Германию в качестве советского военнопленного. После многих страданий ему удалось бежать из лагеря. Он долго скрывался, а потом присоединился к группе болгар, работавших в Берлине. Последовали новые мытарства, пока ему не удалось убедить немцев, что он болгарин,  а  Болгария  тогда  была  союзницей Германии.
 
       Пройдя многочисленные проверки, он получил из Свети-Врача подтверждение о своем гражданстве, а затем и официальные документы и решил вернуться.

       Сам Никола был изумлен не меньше брата, узнав, что предсказание Ванги в точности совпадает со всем пережитым им в Советском Союзе, а затем в Германии.

       Весной 1944 года, когда уже поспевала черешня, супруг Ванги вернулся из Греции. Однако от здорового прежде мужчины осталась лишь тень. Заболев малярией, он страдал печенью, его часто морозило, хотя на дворе стояла теплая погода. Он совсем обессилел и не мог выполнять никакую работу. В 1945 году Димитр принялся за строительство нового дома, Возводил его и все делал сам, лишь для самых тяжелых работ вызывал мастеров. А во дворе собиралось все больше людей, приходивших за помощью к Ванге. Она вставала до зари, месила тесто и пекла хлеб для мастеров, а затем становилась у двери и всем посетителям дарила частицу своей силы.

       Несколько раз к Ванге приезжал из Софии офицер с женой. Все очень завидовали им, потому что супружеская чета выглядела „образцовой" в любом отношении, а Ванга как-то сказала: „Не завидуйте, будущее покажет, стоило ли им завидовать". После победы выяснилось, что офицер был карателем. Народный суд приговорил его к смертной казни, и офицера расстреляли.

       По этому поводу Ванга иногда говорила: „Никому не завидуй, не увидев его кончины!"

       Еще один случай. Женщина из петричского села потеряла во время ярмарки свою трехлетнюю дочку. Девочку искали повсюду, но безуспешно. Отчаявшаяся мать не хотела поверить в то, что дочь ее умерла, и отправилась к Ванге узнать о ее судьбе. Та сказала матери, что ее дочь украли цыгане, бывшие на ярмарке, и что пройдет много лет, прежде чем в один прекрасный день женщина, разыщет ее.

       И вот с того времени прошло ровно 22 года. В 1962 году посетительница Ванги ехала в Благоевград И на станции Кресна услышала, как две женщины разговаривают о том, что в ближнем селе живет несколько цыганских семей, но молоденькая невестка, совсем непохожа на свою мать — русоволосая, синеглазая в вообще не такая, как ее родня. Дрогнуло материнское сердце, столько лет ждавшее, что предсказание Ванги сбудется. Не мешкая, она отправилась в то село, легко отыскала нужный ей дом и, еще не переступив порога, увидела „русоволосую невестку". В ту минуту она думала, что от волнения сердце ее выскочит из груди. Женщина заговорила с молодицей, но та лишь ошеломленно смотрела не нее, не веря ее словам, потому что всю жизнь прожила среди цыган. Муж молодой женщины даже решил прогнать нахальную, как ему показалось, гостью. Но свекровь приказала молодым замолчать, так как вспомнила, что ей рассказывала мата невестки. Действительно, девочка еще ребенком была дана ей на воспитание другими цыганами, которые много лет назад была на петричской ярмарке. А они в свою очередь получили его от каких-то крестьян. Цыганка приняла ребенка и вырастила его, а  потом выдала  замуж.

       Взволнованная мать стала рассказывать дочери о былом и все спрашивала ее: „Ты помнишь?", — и вдруг в голове молодой женщины словно прояснилось. Она сказала, что вспоминает большой двор и колодец с валуном возле него, и что однажды там ее клюнул в ногу петух. Показала и петушиную отметину. Мать уже не сомневалась, что перед ней пропавшая дочь, а потому предложила ей поехать в родное село и во всем убедиться на месте. По дороге „цыганка" вспомнила, что у нее был брат, без труда узнала двор и свободно ориентировалась в доме. Собрались жителя села, и встреча вышла такой трогательной, что никто  из присутствовавших  не мог сдержать слез.

       В мае 1944 года младший брат Ванги Томе вернулся из Германии и обосновался в Струмице, 10 июня старший Васил, неожиданно прибыл в Петрич из с. Лахана (Греция), где нес воинскую службу. Он сказал Ванге, что доберется до Струмицы, а там уйдет в партизаны.

       Тогда, в конце войны, в Струмицком крае была сформирована партизанская бригада, и многие парни вошли в нее, чтобы преследовать отступавшую немецкую армию. Втайне от Ванги Любка и Васил договорились уехать  вместе. Тогда Василу было 22 года. Узнав о решении брата, Ванга очень расстроилась и со слезами на глазах умоляла его не уезжать. Она сказала ему: „Не уходи, тебя убьют в 23 года''. Но брат заявил ей, что не верит ее предсказаниям и в тот же день они с Любкой отправились в Струмицу, разыскали там Томе, а на следующий день втроем ушли к партизанам.

       В октябре 1944 года Васил, бывший командиром саперной группы, получил задание взорвать мост у села Фурка, потому что через него переправлялись части отступавшей немецкой армии. Васил четко выполнил поставленную перед ним задачу, но не заметил, что, доставая из кармана рубашки спички, чтобы поджечь шнур взрывчатки, выронил свое удостоверение. Взорвав мост, он спрятался у своего друга, жившего в селе, и собирался той же ночью вернуться в отряд. Немецкие солдаты, обследовавшие место взрыва, нашли удостоверение, а турок-дровосек, схваченный неподалеку от моста, признался, что видел парня, снятого на фотографии, в ближайшем селе. Всех жителей села сразу же согнали в церковь. Васил, еще не знавший, в чем дело, тоже был схвачен. Немцы издали приказ: если в течение часа селяне не выдадут партизана, то всех живьем сожгут в церкви. Люди знали, что Васил находится среди них, знали, что это он взорвал мост, но молчали. Васил, видя всю безвыходность положения, вышел из толпы и заявил: „Это я взорвал мост!'' Убедившись по фотографии, что это действительно тот, кого ищут, немцы выволокла его на церковное подворье, вытолкали из церкви и жителей села и на глазах у всех стали зверски истязать партизана: совали ему в уши раскаленное железо, издевались над ним, а затем, когда он почти потерял сознание, пристрелили его. Обезображенный труп оставили  на дворе в назидание остальным.

       Васил погиб 8 октября, в день, когда ему исполнилось 23 года... В 1947 году муж Ванги закончил строительство дома и тяжело заболел. Ему нездоровилось еще с тех пор, как он вернулся из Греции, а дом отнял у него и последние силы. Димитр стал жаловаться на боли в желудке, и один дружок присоветовал ему пропускать по стаканчику, чтобы боль отпустила. Димитр начал с рюмки, но постепенно пристрастился к ракии. Он сильно изменился. Замкнулся в себе, целыми днями в одиночестве просиживал в своей комнате и пил горькую. Вероятно, он переживал какую-то драму, но никому не рассказывал о ней. И врачи, и сама Ванга непрестанно просили его изменить образ жизни, не пить, ибо это ведет к гибели, но он никого не слушал. Ванга стала, как тень, совсем извелась от горя и плакала ночи напролет. Впоследствии она поведала сестре, что знала об участи мужа, о том, что ему не спастись, но таила это знание глубоко в душе, молчала, надеясь на чудо.

       А людской поток перед ее дверью не иссякал, Ванга всех выслушивала, давала советы и рецепты исцеления каждый день, и никто даже не подозревал, какая трагедия разыгрывается  в  ее собственном доме.

       Димитр „лечился" с помощью „испытанного" средства двенадцать лет, пока окончательно не слег. Ванга совсем отчаялась. Потом Димитра забрали в больницу: прогрессирующий цирроз печени привел к тому, что тело стало полниться водой. Ванга пожелала быть с ним и почти неделю просидела возле него в больничной палате. Когда лечащий врач вызвал Любку я сказал ей, что хочет сообщить нечто Ванге, та ответила, что в этом нет необходимости, сестра сама знает о приближающемся конце и просит отпустить мужа домой. Димитра привезли домой, он, казалось, расслабился и заснул. На полу, в ногах у мужа, забылась тяжелым сном и Ванга. На протяжении всех шести месяцев его тяжелой болезни Ванга неотлучно находилась при нем, словно желая передать ему часть своей силы и своего мужества, а может, то было мучительное непрестанное прощание с любимым человеком, с которым она прожила двадцать лет.

       Любка: „Когда Димитр был уже в агонии, Ванга встала на колени у его кровати, из ее слепых глаз непрестанно текли слезы. Она что-то шептала. Молилась ли она о том, чтобы продлить его жизнь, или же прощалась с ним, не знаю. Митко испустил дух 1 апреля 1962 года в возрасте 42 лет. Сразу же после этого Ванга перестала плакать и заснула. Мы сделали все  необходимое,  чтобы  обрядить  покойника, начали собираться люди, а она все спала. Спала до самых похорон. Потом сказала мне: „Я сопроводила его до того места, которое ему было уготовано".

       На следующее утро я вышла к собравшимся у ее дверей людям, не подозревавшим о случившемся, и попросила их разойтись, потому что Ванга похоронила мужа и не в состоянии принимать кого бы то ни было. Она услыхала меня и крикнула: „Нет, не прогоняй их, я всех приму. Они нуждаются во мне!"

       С того дня мы, дети Вангиной сестры Любки — Красимира, Анна и Димитр — единственные племянники Ванги, являемся свидетелями ее тяжелой, одинокой вдовьей жизни, ее личной трагедии, а также ее замечательной неустанной деятельности на пользу людям. Видно, так было угодно судьбе: лишенная личного счастья, Ванга была счастлива, даря его другим.

       Помню, как она выглядела тогда: в черном вдовьем платке, который носит по сей день, лицо бледное, какое-то застывшее, все ее существо словно обращено в самое себя, напряжено и сконцентрировано, точно она пребывает далеко от всего того, что ее окружает.

       А люди все шли и шли, приезжали уже со всего мира. Их беспокоили разные проблемы, разные вопросы. Ученые и не столь ученые, скептически настроенные и верящие, больные и здоровые, приближающиеся к ней со страхом или с насмешкой, недоверчивые и любопытствующие. И она никому не отказывала в приеме.

       Предлагаю вниманию читателей один рассказ о том времени.

       „По-моему, в 1944 году мой отец, врач и убежденный материалист, отправился к Ванге из любопытства. В Петриче, перед ее домом, было полно народу, Ванга показалась на пороге и позвала моего отца, назвав его по имени, которое употреблялось только в тесном семейном кругу. В доме Ванга рассказала ему подробно о его прошлом, мой отец дважды женился и она очень точно описала его женитьбы, напомнила ему о таких личных вещах, о которых не имели понятия даже его спутницы жизни. Потом заговорила с ним о будущем. Сказала ему, что он умрет от рака через 14 лет. Обо мне же он узнал следующее: я буду счастлива в браке, но мой муж будет жить недолго. Я останусь вдовой с малым ребенком на руках. Затем снова выйду замуж, но выбор мой будет неудачным. Сказала также, что судьба моего брата будет еще трагичнее и он умрет в результате несчастного случая в 20 лет.
       Отец очень расстроился и сначала хотел никому не говорить об этом, но потом не утерпел и поделился услышанным от Ванги со своей второй женой. А та, спустя годы, рассказала об этом и мне.
       Прошли годы, и мой отец решил, что у него язва. Его прооперировали дважды. Во время второй операции только лишь вскрыли и снова зашили. Он умер от  рака  в  1958  году в день,  предсказанный Вангой.
       Я вышла замуж и была счастлива. У нас родился ребенок. Но мой муж внезапно заболел и умер. Я вышла замуж во второй раз, но это действительно было ошибкой. Семья распалась. Несколько лет назад мой брат бежал вдогонку за трамваем, но не успел крепко ухватиться за поручни, поскользнулся и попал под колеса. Ему было 20 лет.. Все, что Ванга предсказала моему отцу, сбылось".

       Другой случай. Ребенок наших соседей, десятимесячный младенец, больше двадцати дней сгорал от высокой температуры. Врачи не могли выяснить причину, назначили разные лекарства, во все они не оказывали никакого воздействия. Тогда мы принесли, его к Ванге, и она сказала искупать его в воде, в которой варилось лесное сено. Во время первого же купания температура спала, а после второго младенец успокоился и выздоровел.

       У русской балерины, вышедшей замуж за болгарина, после родов возникли нарушения опорно-двигательного аппарата. Врачи считали, что она больше не сможет танцевать, но Ванга сказала, что она поправится, родит еще двоих детей и разнесет славу русского балета в своих турне по всему  миру. Так оно и вышло.

       Но тогда, после смерти мужа, который все же был Ванге хоть какой-то опорой, она больше не могла справляться в одиночку с толпами людей, которые стояли под дверью, кричали, просили, ждали, плакали и умоляли ее сказать им хоть что-нибудь. Однажды они даже повалили забор и придавили им Вангу. После того происшествия она едва оправилась. Потом Ванга переговорила с моей матерью Любкой и моим отцом Стояном, и они решили перебраться в Петрич, чтобы быть поближе к ней и помогать ей, насколько это в их силах. Мы только что выстроили новый дом в г. Сандански, но все бросили и отправились в Петрич. Это было в 1966 году.

       Вот что вспоминает  мой  отец,  Стоян   Гайгуров:
       — О Ванге в моей семье стали говорить еще в 1942 году. Мои родители испытывали к ней глубокое уважение и часто обращались к ней по разным поводам. Удивительно, что она знала обо мне, ни разу не видев (когда она приходила к нам, я был солдатом), и предрекла, что я женюсь на ее сестре.

       Можно сказать, что она ежедневно присутствовала в нашей жизни не только как родственница, но и как феномен. Не могу объяснить себе, как она еще во время рождения моих детей предсказала их жизнь и все произошло так, как она говорила.

       Моей старшей дочери Ванга предсказала, что та будет изучать иероглифы и чужие языки. Когда дочь выросла, она решила поступать на филфак и заниматься болгарским языком, но ее распределили на отделение с изучением турецкого языка. Вот и вышло, что она изучала иероглифы и чужие языки. Младшей дочери Анне предсказала, что она станет очень хорошим врачом, а дочь в школе серьезно занималась музыкой, очень хорошо играла на пианино. Не знаю почему, но в последний момент она надумала поступать в мединститут, действительно стала врачом и очень любит свою профессию. Сыну Димитру предсказала, что он станет хорошим техником, и это действительно так.

       Многие из тех, кто скептически относится к способностям Ванги, по сей день считают, что у Ванги есть посредники,  собирающие сведения  о людях,  посещающих ее. Это, разумеется, неверно, да и невозможно, так как к ней приезжают тысячи совершенно незнакомых людей со всех уголков земного шара. При этом она говорит о новорожденных и еще не рожденных детях. А как они видит и разговаривает с людьми, умершими 100, 200 лет назад и более того, о которых не помнят даже их родственники, как знает, какое лекарство или какие травы рекомендовать тяжело больному человеку, и после этого тот выздоравливает, причем тогда, когда медицина со своей тысячелетней практикой оказывается бессильной? Вот вопрос, на который мы должны ответить.

       Ванга поистине не могла справиться с толпами людей, круглосуточно осаждавшими ее дом, поэтому она обратилась за помощью и защитой к государству. Дар ее был оценен по достоинству. С 3 октября 1967 года Ванга перешла, так сказать, на „государственную службу". Назначили людей, которые водворяли порядок у нее во дворе и заботились о ее отдыхе и спокойствии. В общинном совете был создан специальный отдел, ведавший записью желающих попасть к Ванге. Иными словами, наконец-то Ванга получила официальное признание, и, как я уже упоминала в начале, даже стала объектом научного исследования, которое проводилось Институтом суггестологии и парапсихологии под руководством Георгия Лозанова. К сожалению, начатая было серьезная научная работа вскоре заглохла, а из многочисленных материалов так ничего и не было опубликовано. Во всяком случае у нас в стране жаждущие информации люди хотели прочитать что-нибудь достоверное о Ванге, потому что о ней распространялись самые невероятные слухи. Может быть, именно как резонанс на все это в 1966 году в газете „Поглед" (Взгляд) появился материал о Ванге. Статья называлась „Парапсихология... и Ванга" и была написана Эмилом Христовым. В ней приводилось интервью Лозанова и делалась первая серьезная попытка объяснить данное явление. Это и поныне единственная достоверная публикация в нашей стране (1987 г. — прим. авт.). Однако в то же время за рубежом вышли различные публикации о Ванге. Ее личность популярна во многих странах, об этом красноречиво свидетельствуют и многочисленные письма из-за рубежа, которые мы продолжаем получать.

       Еще в 1970 году в США вышла книга, посвященная паранормальным способностям людей, проживающих в странах Восточной Европы, издание IMPACT (ЮНЕСКО): „Psychic Discoveries Behind The Iron Curtain". Авторы первой главы, озаглавленной „Ванга Димитрова — болгарский оракул", делают попытку путем описания случаев из практики Ванги и интервью с ее посетителями и специалистами, объяснить это явление и вынести на обсуждение ряд интересных проблем. Другое дело, насколько все описанное достоверно, но в конце главы, объем которой — около 30 страниц, говорится, что когда книга выйдет в свет, она, по всей вероятности, станет самой углубленной и творческой монографией о живом пророке.

<< назад             дальше >>
Главная  | О сайте  | Обратная связь |    Ванга - вся правда о великой ясновидящей и пророчице

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU