КРАСИМИРА СТОЯНОВА
 
БОЛГАРСКАЯ ПРОРОЧИЦА ВАНГА

"Я-ДВЕРЬ ДЛЯ НИХ"

       Самым удивительным проявлением ясновидения Ванги, пожалуй, является контакт, который она устанавливает с усопшими близкими, родственниками и знакомыми посетителя. В вопросе о смерти и о том, что происходит с человеком после нее, воззрения Ванги сильно отличаются от представлений современного человека. Вот один из разговоров с ней, записанный на магнитофонную ленту в 1983 году, во время которого она молвила режиссеру П. П.: „Я же сказала тебе, умершее тело гниет, и все живое, умерев, гниет. Но часть тела и души, даже не знаю, как это назвать, не гниет. Вы говорите о перерождении. Что это значит, я не знаю. Но то, что в человеке не гниет, по-моему, выглядит так: оно развивается, чтобы достичь более высокого состояния, но мы не знаем, каково оно. Это приблизительно  происходит так:  умираешь простым (смертным), потом становишься учеником, потом дипломником, потом ученым или занимаешь высокий пост и т. д. Вот оно высшее. Это и есть душа".

       Она воспринимает смерть всего лишь как конец физического состояния жизни, и по ее мнению, личность сохраняет себя и после этого фатального финала.

       На вопрос одного посетителя, почему она говорит ему о его умершей матери, он ли привел ее тень за собой, Ванга ответила: „Это не ты привел ее. Они приходят сами, потоку что я — дверь для них.
       Как только передо мной встает человек, его умершие родственники окружают его, задают мне вопросы и отвечают на вопросы, а я сообщаю услышанное от них живым".

       Ванга: „Пришла ко мне молодая женщина, и я сразу же спросила ее; „Помнишь ли ты, что у твоей умершей матери был шрам на левом бедре?" — Она подтвердила это. Спросила меня, как я могла это увидеть? Очень просто! Мертвая встала передо мной. Молодая, веселая и смеющаяся женщина, синеглазая, на голове у нее — белая косынка. Была одета в пестрое платье. Подняла подол, показала мне шрам и сказала: „Спроси, помнит ли она, что у меня есть шрам от падения?" Умершая мать меж тем продолжала: „Скажи Магдалене (другой дочери), чтобы не ходила на кладбище, потому что она без колена". (Посетительница подтверждает, что ее сестра передвигается с трудом, так как у нее искусственная коленная чашечка). „Скажи моей дочери, что очень давно, когда турки хотели поджечь наше село Галичник (в СФРЮ — при». авт.), мой отец дал бею много денег, чтобы спасти село. А после мы решили построить церковь и вырубили все тутовые деревья в селе. Перенесли их в определенное для застройки место ночью тайком. Построили церковь. Перед ней сделали облицованный источник с тремя кранами".

       Изумленная дочь сказала, что не знает о таких подробностях, но была в селе Галичник и действительно, там не видела никаких тутовых деревьев, но перед церковью и вправду есть источник с тремя кранами. Ванга продолжает передавать: „Несколько лет назад мой сын упал и сильно ударился головой, сейчас он очень болен". Да, подтверждает посетительница. У брата — опухоль в мозгу. Его прооперировали. Ванга сообщает: „Сделайте еще одну операцию, но только ради собственного успокоения. Она окажется безрезультатной,  и  скоро твой  брат умрет".

       Другой случай. Пришла мать, чей сын-солдат погиб в катастрофе. Ванга спрашивает: „Как звали сына?" — „Марко", — отвечает женщина. „Но он мне говорит, что его зовут Марио". — „Да, — подтверждает женщина, - дома мы звали его Марио". Через Вангу сын сообщает матери, кто повинен в катастрофе и говорит: „Смерть предупредила меня еще в пятницу, а я отправился к праотцам во вторник". Солдат умер по вторник. Мертвый спросил, купили ли ему часы. Мать рассказала, что сын потерял часы в казарме и она пообещала купить ему новые, но, узнав с катастрофе, не выполнила обещания. Сын спросил, почему не видит в доме сестры, а мать объяснила, что после окончания учебы та живет и работает в другом городе.

       Невероятная способность Ванги общаться с мертвыми произвела огромное впечатление и на нашего известного литературного критика Здравко Петрова. В номере от 24—30 июля за 1975 год журнал „София ньюс" опубликовал его интересный материал, озаглавленный „Болгарка — пророчица". В несколько сокращенном виде предлагаем вашему вниманию его рассказ.

       „До осени 1972 года я не придавал особого значения тому факту, что в маленьком городе Петриче, совсем рядом с греческой границей, живет живая пророчица, привлекающая пристальное внимание всех болгар. С раннего утра до позднего вечера перед ее домом толпятся люди. Она говорит о том, где находятся исчезнувшие родственники, проливает свет на криминальные случаи, ставит медицинские диагнозы, открывает следы прошлого. Самое поразительное свойство ее дара состоит в том, что она объясняет настоящее и проникает в будущее. Причем ее прорицания не носят фатальной закономерности. Опыт научил ее быть осторожной в своих предсказаниях. Не все то, что возможно, становится реальностью. Если употребить термин Гегеля „размытая реальность", использовавшийся им для объяснения вероятности как философской категории, то именно его и следует отнести к тому, что предсказывается Вангой. О некоторых вещах она говорит с потрясающей  точностью.

       Мне довелось присутствовать на одном „сеансе", проходившем в ее доме, и я стал свидетелем того, как она попросила одного из своих „пациентов" подать ей его часы (обычно посетители приносят кусочек саха¬ру), чтобы ощупать их. Тот удивился, что ей понадобился такой предмет, а она сказала ему следующее: „Дай мне свои часы, я держу не их, а твой мозг".

       ... Я оказался в Петриче по чистой случайности. Решил дать себе небольшую передышку и остался там на несколько дней. Мое знакомство с этой 60-летней женщиной из народа, наделенной даром пророчества и недюжинным чувством юмора, стало одним из самых замечательных событий в моей жизни.

       В сущности, я вовсе не собирался подвергаться никаким сеансам. Судя по всему, Ванга ощутила это мое состояние еще в первые часы пребывания в Петриче, потому что впоследствии сказала моему другу, адвокату: „Он приехал не для того, чтобы я ему что-то сказала, но я ему все же сказала". И залилась своим характерным смехом.

       Но самая интересная часть этой истории лишь начинается.
       Приятель, познакомивший меня с Вангой, был на машине и предложил сестрам после обеда съездить за город. Мы подъехали к селу Самуилово, близ которого сохранились стены крепости царя Самуила — объект археологических исследований и реставрационных работ. В машине я почти все время молчал, обменявшись с приятелем всего парой фраз. Прибыв на место, мы поднялись на крепостной вал и стали осматривать раскопки. Ванга не могла наслаждаться живописной картиной и осталась в машине вместе с сестрой. Они о чем-то разговаривали, а я прогуливался по поляне. Вдруг, когда я был метрах в 7—8 от нее, она стала говорить. Совершенно очевидно ее слова относились именно ко мне. Она ошеломила меня с первой же фразы: „Твой отец Петр — здесь". И я, подобно Гамлету, встал перед духом своего отца. Что я мог сказать? Отец умер 15 лет назад. Ванга принялась беседовать с ним, упоминая такие подробности, что я оцепенел. Не помню, что я тогда чувствовал, но по свидетельству очевидцев, я выглядел страшно возбужденным, смертельная бледность покрывала мое лицо. Ванга несколько раз повторила, что мой отец стоит перед ней, хотя я до сих пор не знаю, в какой проекции она его видела: в прошлом, настоящем или будущем; она даже указала в его сторону рукой. Для нее время существовало не в отрывочном виде — прошлое, настоящее, будущее, — а как однородный поток. Во всяком случае, мне так кажется.

       Между тем, она мне сказала, что отец говорит о Вербном воскресенье — Цветнице, что я нощу имя, связанное с каким-то цветком, — Цвятко или Здравко. Я подтвердил, что меня зовут Здравко. Затем она сказала, что мой отец говорил по-турецки. Он был адвокатом по профессии, но работал преподавателем политэкономии и гражданского права в турецкой гимназии в  Шумене до 9 сентября 1944  года.

       Потом Ванга принялась говорить о моих дядьях. Назвала двоих. О моем третьем дяде, погибшем при трагических обстоятельствах, я сам ей сказал. Ванга заявила, что в основе его убийства лежит предательство. Меня неимоверно удивило и то, что она спросила, кого в нашей семье кличут Матеем. Я ответил, что это имя моего деда. Мне было пять лег, когда его похоронили. С тех пор прошло 40 лет. Откуда она могла знать его имя?

       Вернувшись из Петрича в Софию, я, не скрывая своего изумления, рассказал об этом случае друзьям, Они поинтересовались, думал ли я, стоя перед Вангой, о деде. Я ответил, что это исключено, ибо и в Софии я крайне редко упоминаю его имя, так как родственников, помнящих его, почти не осталось. А мои друзья вообще не знают его имени. Ванга же сказала, что дед был человеком хорошим, что полностью соответствует тому, что я знал о нем от родных.

       Ванга говорила о моих родственниках минут 10— 15. Сказала, что моя племянница, поступившая в университет, сделала ошибочный выбор. Упомянула о бытовых мелочах, например, о том, что я купил дефектный радиатор. Затем посоветовала мне почаще бывать на солнце. (Я действительно не люблю сильного солнца.) В противном случае мне придется ковылять, опираясь на палку. Она сказала: „Пусть солнце будет твоим Богом". А затем добавила, что у меня два высших образования („две головы", как она выразилась). Присутствующие вставили, что я проходил специализацию в Москве, а она спросила., что это такое.

       Затем стала рассказывать, что видит солдат, выстроившихся перед ней, солдат царя Самуила — трагической фигуры в болгарской историк. Как известно, они были ослеплены Василием II, прозванным за это Болгаробойцей. Ванга спросила меня, кто их ослепил, какой национальности был человек, издавший такой приказ. Я был настолько ошарашен, что напрочь забыл, к какой царской династии принадлежал Василий II. Потом мой приятель удивлялся, как это я, столь хорошо знающий византийскую историю, мог забыть о происхождении императора. Наверное, меня поразило то, в какое далекое прошлое она проникает. В другой раз Ванта спросила меня, кто такие византийцы. Она рассказала, что однажды, находясь в церкви города Медника, слышала голоса: „Мы — византийцы". Видела людей в парчовых одеждах и остатки римских терм под землей. Из истории известно, что несколько видных византийских сановников действительно были высланы из империи в Мелник. Рассказывала я о других исторических личностях.

       Как-то мы заговорили о ее способности видеть прошлое и будущее. Все время между нами шла необыкновенная беседа. Ванга стала говорить о смерти. Все мы не отрывали пристального взгляда от ее лица. Очевидно, у нее были видения. Она рассказала о нескольких случаях, когда ощутила смерть. О своем супруге и о том, что видела точный момент его смерти. Потом описала, как однажды во дворе они варили варенье из слив, а смерть „прошелестела" меж ветвей деревьев. Все это звучало, как баллада. Ванга говорила о смерти, как о женщине с красивыми пышными волосами. У меня было такое чувство, что передо мной находится не ясновидица, а поэт".

       Смерть...   Эта   страшная, нежеланная   гостья,   обрывающая нить нашей жизни. Но по мнению Ванги, это проекция   нашего   „я" в   каких-то   иных,   непонятных нам пока измерениях.

       Однажды к Ванге приехала молодая женщина из Софии. Ванга внезапно повернулась к ней и спросила: „Где твой приятель?" — а женщина ответила ей, что он утонул несколько лет назад. Ванга описала его, заметив, что видит мертвого, как живого, и разговаривает с ним, он даже задает ей вопросы: „Вот он, встал передо мной, высокий, смуглый, у него родинки на лице и небольшой дефект речи". Женщина подтвердила сказанное. Ванга: „Он говорит мне: никто не виноват в моей смерти. Я сам упал в воду. Очень испугался, так как не умею плавать... Сердце и разорвалось. Я перегнулся пополам... Спрашивает, где его часы и другие вещи. Называет имена и спрашивает о разных друзьях и родственниках... Советует своей возлюбленной спустя какое-то время выйти замуж и уверяет, что выбор ее будет удачным".

       Испанский ученый, профессор, рассказывает, как нежно заботилась о нем его мать, пока была жива, но она всю жизнь провела в бедности. Ванга обрывает его и говорит: „Погоди, я тебе расскажу, как было ... На смертном ложе она сказала тебе: "Мне нечего завещать тебе, но я дам тебе старинный фамильный перстень. И поскольку ты останешься один — пусть он помогает тебе к напутствует тебя в жизни!"

       Изумленный профессор подтвердил, что все было именно так. „Ну, — спросила его Ванга, — что же случилось с этим перстнем?" Испанец объяснил, что уже будучи известным ученым, он как-то отправился на загородную прогулку, перстень соскользнул с руки и упал в реку. Он долго пытался отыскать его, но так и не смог.

       — Что же ты наделал, человече! Ты оборвал связь со своей матерью!

       Смущенный ученый признался, что такая мысль приходила ему в голову, потому что после потерн перстня ему перестало везти, но он как ученый-материалист гнал подобные мысли прочь.

       Во время наводнения в Скопье родители потеряли единственного ребенка. И решили, что он утонул. Приехали к Ванге спросить ее. А Ванга {случай рассказан мне ею самою) сказала им: „Не плачьте, потому что столько дней ему было отпущено. Ребенка действительно нет среди живых. Но вы ищете труп не там, где нужно. Он ниже, за большой излучиной реки. Там растут большие деревья, и тело запуталось  корневищах. С одной стороны торчит его ручонка. Отправься я сейчас — тотчас найду это место. Вот, я вижу его, как живого. Он мне говорит: „Пойдем, я отведу тебя к тому месту".

       Спустя   какое-то   время   родственники     родителей приехали к Ванге и передали ей,  что труп  ребенка был обнаружен точно в том  месте, где она указала. Таких  случаев  —  тысячи,   но   я   не могу перечислить всех их, да и тема очень печальная/

       Но Ванга движется не только в царстве мертвых, Она охватывает мыслью также и возрождение целых городов. Возьмем, к примеру, Мелник. „Здесь, — говорит Ванга, — каждая былинка, каждый камушек, каждая пядь земли — святыня. В это место я приезжаю с удовольствием, здесь как нельзя лучше отдыхаю. Заряжаюсь силой, энергией и вдохновением. Сажусь на какой-либо камень, и мне хочется помолчать, И чтобы никто меня не беспокоил. Все, что меня окружает, разговаривает со мной, — и камни, и развалины, и насыпи... Город рассказывает мне свою историю со времен глубокой древности: вижу давно умерших людей, разрушенные храмы и дома, существовавшие тысячи лет  тому  назад.

       Однажды мы снова приехали сюда с сестрой Любой, а она была со своим первым внуком, шестимесячным младенцем. Вдруг, словно сама его душа сказала мне: „Посмотри, сестра моя, на Мелник. И ты, как он". Я сильно расстроилась и долго плакала.

       Почему — как Мелник? Такая же пустая и одинокая, как он, или с такой же древней историей, как у этого города? Не знаю. И по сей день не могу разгадать этих слов".

       В начале 70-х годов Ванга испытывала сильное желание приезжать в Мелник и там принимать своих многочисленных посетителей, так как считало, что в этих местах на нее снизойдет вдохновение и она сможет рассказать много интересного. Но подобная практика в таком маленьком городке сопряжена с множеством проблем, связанных с организацией ее работы, и просьба ее не была удовлетворена. Поистине очень жалко, потому что кто знает, что могла бы она нам поведать.

       И такой интересный случай.
       В 1983 году режиссер А. П. поделился с Вангой своими планами о съемке фильма об Орфее. Идею этого фильма он вынашивал очень давно. Ванга ответила, что фильм не получится, потому как его замысел в корне неправилен. Она сказала (разговор записан  на  магнитофонную ленту,  которая  хранится у меня):

               Дар Орфея идет не от неба, а от земли. Он прикладывает ухо к земле и поет. И дикие звери стоят и слушают его, но не понимают. Орфей — земной. Он играл и на ивовом листе, и на ивовом прутике, и на коре вяза, и на коре бука и дуба. Он ложился на землю и слушал, и земля звучала для него. Орфей поет вместе с землей. Куда ни пойдет, на любом дереве играет, и птички поют ему, и небо дает ему, и пишет по земле, а он, проходя, читает и снова поет.

               Хорошо, — обернулась она к режиссеру, — ты описываешь его оборванцем, а ты видишь его?.. Для меня Орфей таков: в лохмотьях, очень несчастный ребенок... Потом проходит небритым парнем, неподстриженным, с длинными ногтями... И все поет. Все голоса дает ему земля.

       ... Не знаю почему, за ним идет Самуил... Я, впадая в транс, вижу эти картины, но никто мне не задавал таких вопросов, и для меня это не было интересно. Но как задумаюсь: „Боже, чего только не было на свете!"

       С наибольшим удовольствием Ванга говорит о цветах. Она воспринимает их как живые существа, и ранние прохожие могут наблюдать, как она обходит свой прекрасный цветник возле дома в Петриче. В местности Рупите она тоже останавливается перед каждым цветком, нежно поглаживает его, поливает и что-то шепчет. Она утверждает, что цветы многое ей рассказывают.

       И тут есть что-то необъяснимое... Если к Ванге приходит посетитель, у которого незадолго до этого умер близкий родственник, от соприкосновения с недавней смерти ей становится плохо, она может даже упасть в обморок. И в таких случаях всегда говорит: „Почему вы не принесли горшок с цветком? Информацию о ближнем, которую вы неосознанно вызываете своим присутствием, переносится на цветы, и они спасают меня'". Ванга не любит букетов и говорит: „это все равно что отрезанные ручонки, цветок должен быть живым".

       Ее сестра Любка вспоминает, что однажды утром Ванга попросила ее выйти к людям, ждущим у дома, и привести к ней женщину (имя она указала), продавщицу цветов из Софии. Когда Любка поинтересовалась, откуда ей известно, что там есть такая посетительница, Ванга ответила: „Вот эти „сережки" только что шепнули мне об этом. Она пришла ко мне спросить про своего сына-оболтуса. Позови ее, я ей скажу!"

       О цветах она долго разговаривала с советским писателем Леонидом Леоновым в 1989 году. Сказала ему, что его великолепный сад вызывает у нее зависть: она знает, что он тоже умеет прекрасно общаться с цветами, и они даруют ему вдохновение, помогают писать книги. Укорила его за то, что он подарил филодендрон, стоявший в его доме, Союзу писателей, сказав, чтоб он сразу же нашел себе другой, так как это растение так же было для него источником творческого вдохновения.

       О цветах, растениях и травах Ванга беседовала и с известным художником из Индии Святославом Рерихом, Когда он задал ей вопрос о лекарственных травах. Ванга заметила: „Это другая, большая тема для разговора. Мир начался травами и травами завершится. Но травы данной страны лечат только людей, живущих в ней. Так предопределено. Чтобы всяк лечился своими травами".

<< назад             дальше >>
Главная  | О сайте  | Обратная связь |    Ванга - вся правда о великой ясновидящей и пророчице

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU